Зеркало. Сказка-быль.

Тема в разделе 'История', создана пользователем hongo, 30 июл 2017.

  1. hongo

    hongo New Member

    Дата регистрации:
    8 сен 2016
    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    15
    Баллы:
    3
    Зеркало
    Мы гнались за вражеским горизонтом
    Уйдёт горизонт
    За гребнем далёких увалов


    Зеркало


    Меня изготовили далеко от этой земли, где я пролежало более 800 лет.

    Я помню серьезные лица и по деловому сухие руки людей прикоснувшихся ко мне первый раз и отдавшим меня полировщику. От них я узнало, как меня зовут. Я зеркало!

    После рук старого полировщика и его молодого ученика я начало всё видеть и запоминать, как ребенок, впервые увидевший белый свет. Я не могу заглянуть себе за спину. Но, по словам людей видевших мою спину и щелкающих от восторга языками там изображено, что-то важное. Позже, мой первый хозяин сказал что «драконы прекрасны в борьбе за жемчужину». Я видело жемчужину на груди у молодой жены моего хозяина и знаю, как она красива. Но дракона не видело, ни разу. Но думаю если их на моей спине их два , то они вдвойне прекрасней жемчужины.

    Позже меня перенесли, в какой то дом. Где какой то важный человек в высоком головном уборе и яркой шёлковой одежде, которому большинство людей кланялись, нацарапал что то очень важное на моей спине, чем в дальнейшем я очень гордилось.

    После этого меня завернули в шелк, и я долго лежало у человека, часто пересчитывавшего небольшие кругляши с квадратными отверстиями, родственные мне по металлу. Так я лежало несколько месяцев.
    Меня хотели отправить к тому, которого все уважительно и тихо называли повелителем… Через некоторое время прибыл посол от повелителя, покрутив меня в руках, он молча отдал назад меня, покачав головой.

    И я опять лежало в темноте. Я слышало от людей, что темнота полезна для моего здоровья, не совсем понимая это. Мне это не нравилось – мне хотелось света, как цветку солнца. Как я ошибалось по юности.- Лучше бы ничего не видеть и лежать без памяти вечно.

    Вскоре услышало разговор хозяина с женой, что к нам едут люди со страны, где заходит солнце, и если я им понравлюсь, меня им продадут. Наверно эта страна прекрасна, ведь со слов хозяина я всегда буду там видеть свет.
    Наверно от волнения я пошевелилось и упало на пол. Я чувствовало, хотя и не могло видеть в темноте, что мой хозяин побледнел и развернул меня из шёлка. Увидев меня он, выдохнул и улыбнулся - Я тоже улыбнулось ему и свету. Он не стал меня обратно завёртывать и поставил меня на деревянную подставку на столе.

    Несколько недель я упоительно наслаждалось светом, прекрасным лицом жены хозяина (и не только лицом: она мне показывала иногда то, что обычно прятала под одеждой).
    Иногда подбегали их дети и, кривляясь, строили мне рожи. Они хохотали, и я хохотало с ними.
    Младший иногда брал меня своими мягкими ручками и внимательно смотрел мне на спину. Перевернув меня, обратно долго всматривался в меня. Я также внимательно рассматривало его. Я слышало однажды, что этот мальчуган посвящён богам и в дальнейшем его ждет жизнь в монастыре. Я не знаю что это, думаю что-то важное для него.
    Через пару месяцев я начало плохо видеть. Жена хозяина сказала, что я заболело и нужно вызвать полировщика. Я уже знало, что это такое- Первый раз не очень приятная процедура. На этот раз пришёл другой полировщик.- Он лечил меня по-другому. На этот раз всё было приятней - меня не царапали, а приятно терли, разогревая моё лицо. После лечения зрение стало лучше, чем при моём рождении.


    И вот наступил тот день, когда в дом вошли гости. Хозяева были необычно щедры и накрыли стол яствами, которых я в дальнейшем и не видело. Гости были в высоких шапках, но ниже чем у того кто царапал мне на спине. Загорелые, с заветренными лицами, темными волосами, широкими глазами, и прямыми носами. Речь была незнакома, не такая звонкая как у хозяев, но приятна и тиха. После трапезы они высыпали знакомые прежде мне кругляши с квадратными отверстиями, и не знакомые без отверстий. Хозяин засмеялся. Гости, улыбнувшись, пополнили кучу кругляшей. Наступило минутное молчание. Хозяин что-то сказал. Гости вскочили и направились к выходу из дома. Хозяин глянул на жену, укоризненно посмотревшего на него , кинулся им во след. Не знаю, о чём они говорили за порогом, но все вернулись с весёлыми глазами и улыбкой на устах…

    На следующий день меня опять завернули в шёлк и положили в сумку из тонко выделанной кожи…

    Я лежу в деревянном ящике, обитом изнутри войлоком с тремя десятками таких же сородичей…

    Мы переговариваемся в темноте. Некоторые зеркала мудры и много повидали за свою жизнь. У некоторых спина в цветах и волшебных рыбках. У двоих тоже драконы на спине. Двух с непонятными символами и знаками везут на свадьбу…
    Но всё-таки я самое большое и тяжёлое из них, и они мне завидуют….

    Но все наши старые и мудрые зеркала так долго раньше не путешествовали на спинах необычных животных с горбами на спине: и это нас пугает и настораживает.
    Да и соседи у нас не очень приятные.- На другой стороне нашего извозчика в таком же ящике: непонятные острозаточенные, насмехающиеся над нами железяки…
    Что нас объединяет это равномерное покачивание и красивый орнамент на рукоятях «соседей».
    Так мы движемся уже третью неделю…

    Дни и ночи тянулись не спеша. И однажды вечером послышались шум людей и караван остановился. Люди что-то кричали и обсуждали. Над караваном повисло ощущение тревоги и неопределённости, передающееся и нам через спины наших животных.
    Самое старое зеркало объяснило нам слова людей - впереди ограбили караван. Одно из тюркских пришлых племён занимается кровавым разбоем. И принято решение свернуть на север и переждать. Поселение местных мирных кочевников было в 2-х днях пути . Прибыв туда нас разгрузили. Одно самое маленькое зеркало было отдано в качестве платы за еду и постой местным.

    Через два дня я первый раз услышало это незнакомоё для меня слово - Хыргыс…




    ПДФ с картинками тут : https://cloud.mail.ru/public/MyuG/jkf32rxgt
    Tagir и Колмак нравится это.
  2. hongo

    hongo New Member

    Дата регистрации:
    8 сен 2016
    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    15
    Баллы:
    3
    Караван


    Мы ждали сопровождения и защиты ещё две недели. Однажды вечером степь услышала топот многочисленных копыт и звон металла..
    Их было немного. 40 человек. С загорелыми, заветренными скуластыми лицами. С уверенным и смелым взглядом. У многих выбриты виски и заплетены в косу волосы на затылке. На полудиковатого вида лошадях. Лошади выглядели величественно и гордо. Богато украшены. С красными и зелеными султанами на лбу и на носу, позолоченной и посеребрённой сбруей. Иногда кажется что главный в этой паре - конь , а не наездник. Самому старшему кыргызу было лет сорок. Со шрамом во всю щеку и серебряными кольцами в ушах.
    Наш караванщик знал этого кыргыза. Уважительно поприветствовав его, они уединились в юрту и весь вечер, до звёзд беседовали…

    Наутро мы продолжили путь на запад. Сопровождавший нас отряд разделился на две группы. Одна ушла вперёд. Другая шла слева ото нас ,иногда приближаясь и удаляясь-но все маневры осуществлялись в пределах видимости.
    Через два дня передовой отряд вернулся встревоженным. Утром мы опять повернули на север к горам.

    Они стояли на вершинах увалов, освещенных, заходящим солнцем… Их было в три раза больше нас….

    Караван встал и сбился в круг. Мы готовились к обороне.
    Кыргызы скидывали лишнюю одежду, и проверяли оружие.
    Они были спокойны и уверенны…

    Старый кыргыз что то сказал караванщику. Прикрикнул своим.- Через мгновение все кыргызы снялись с места и не оборачиваясь умчались в сторону северных холмов.

    Нас предали! Мы остались одни. Люди готовились к смерти. Только один караванщик был спокоен…

    Когда кыргызы скрылись за холмами. Мы услышали восторженные крики врагов. Они, неторопясь приближались к нам. Оставив луки в налучьях и колчаны закрытыми, оголив лишь палаши и сабли. С каждым шагом ускоряя своих лошадей, в предвкушении лёгкой добычи…

    Нам оставалось только молиться.
    Мы уже слышали звук рассекавших воздух клинков и видели блеск жадных глаз…

    Первыми начали падать лошади их левого фланга. За секунды пало два десятка лошадей, перевернув своих всадников.
    В стане врага произошло минутное замешательство. Слышался крик. Первая шеренга
    начала разворачиваться, не понимая, что происходит….

    Кыргызы налетели как стремительный северный ветер. С натянутыми луками, стреляя, практически не целясь, без остановки, на ходу и попадая в лошадей и всадников своими широкими трёхлопастными стрелами. Они в доли секунды положили весь левый фланг. Разделяясь по ходу на две группы обойдя, как вода обегает камень, врага с тыла и фронта и продолжая стрелять. Когда две группы опять встретились и образовали одно целое- враг потерял половину отряда.

    Кыргызы гнали их долго. Уцелела лишь малая часть, успевшая уйти сразу к горам.

    Всю следующую ночь горело шесть погребальных костров. Кыргызы потеряли шестерых. Враг потерял всё.



    Следующие три недели прошли тихо. До родного города караванщика оставалось три дня пути. Решив что ему больше ничего не угрожает, и в большей степени с нежеланием заводить наёмников в город ,он расстался с этими кочевниками севера.

    Щедро вознаградив их монетами и товарами которые ещё могли вынести лошади кыргызов- Трофеи доставшиеся им после битвы были и без того внушительны.
    Напоследок он подойдя к их командиру, бережно передал ему кожаную сумку…..


    Кыргыз

    Я, Хыян, рождённый зимой, в степи, в скромной юрте на берегу редко замерзающей, даже в лютые морозы великой реки. К этому имени означающим «Северный ветер» позже воины и Бег добавили Тимир Хыян, что значит железный.

    Я Железный Северный Ветер! Мне нет преград! На моём веку одни победы и слёзы матерей поверженных воинов. Когда я был мал, и мне не исполнилось и 5 лет, началась война. Война на полное истребление. Очень долгая война на наших южных границах.
    Мой отец ушёл в верхний мир, когда мне было шесть.
    Старшие братья пали, когда было 10.
    Меня призвали, когда мне было 13. Молодёжь берегли и готовили первый год.
    В 14 я первый раз узнал вкус крови.
    В 17 еле выжил от ран и получил отметину на всё лицо.
    В 18 я командовал десятиной.
    В 20 под моим началом была сотня.
    В 25 Бег доверил мне тысячу, и мы победили.
    Еще через два года мне подчинялась всё войско.
    С этого времени за мной постоянно ходило 40 воинов. И ужинал я всегда с Бегом. И не было людей не знавших меня.
    За неповиновение-смерть! За ложь-смерть! За трусость и бегство с поля боя-смерть!
    У меня нет сердца – холодный северный ветер сдул все остатки жалости и доброты. По приказу Бега я усмирял кыштымов и возвращал под его власть земли к востоку и западу. Воины уважали меня, соседние Беги боялись. Сам Бег любил как сына.
    У меня две жены. Три дочери и три сына. Табуны и стада несчитаны. Младший сын. Любимый сын. Самый отважный в свои 15 лет…


    ..Старый Бег умер. Его сын от второй жены-чужеземки с юга, унаследовал его титул вместе с самыми скверными качествами отца. Вечно завидующий мне, алчный. Окруживший себя беженцами и переселенцами с юга и запада.
    Доблесть и мужество уже не в цене. Войны нет, и забыты прошлые заслуги. Я изгнан от большой юрты. Отправлен вместе с семьёй на далекие южные рубежи за каменные горы. Чему и несказанно рад. Все сорок лучших моих богатырей добровольно пошли со мной, чему молодой Бег тоже рад.

    Я укрепил южные границы. Воспитал сыновей и новых воинов из числа местных племён. Охранял южные караваны, и торговцы щедро платили мне десятину за безопасность. И что греха таить – иногда в «голодные годы» сами их и грабили, переодевшись в чужаков.


    В один из таких походов мы пришли с богатой добычей поверженных врагов и щедрой платой торговцев. Со мной было крупное бронзовое зеркало необычайной красоты. Его я подарил своему младшему любимому сыну. Которое и было при нём всегда.

    Мои успехи, слава и богатство ещё больше озлобили молодого Бега на севере.
    Моё новое войско окрепло и стало многочисленным.
    Богатства южных торговцев и дань текли ко мне рекой….


    Посланник от Бега прибыл в мою юрту в средине лета. Он был надменен, груб и потребовал привезти всю годовую добычу к большой юрте. Я чтил законы степи, и повиновался. Отправив к нему с обозом моего младшего сына-залог добрых намерений.

    Осенью, пришёл из за гор, один из его воинов. Он передал, поклонившись мне зеркало. На нём была почерневшая кровь …

    Сын мой! Ты не вернулся ко мне! Подло убит.
    Сын мой! Я не ел и не пил семь дней!
    Сын мой! Я молчал и не выходил из юрты сорок дней!
    Сын мой! Я омыл зеркало своими слезами. И дал клятву небу и зеркалу.
    Сын мой! Ты будешь отмщён.

    Я перекрыл всё перевалы.
    Я запретил любой живой душе , включая и диких зверей переходить горы.
    Кровь ослушавшихся текла с перевалов.

    Я собрал тьму!

    Я оставил за себя старшего сына .
    Я пошёл на север. В сердце, неся лишь месть.

    Мы достигли вершин на третий день.
    Мы неслись как лавина вниз- сметая всё..
    Я убил Бега!
    Остатки его воинов и знати бежали на запад.

    Но не было в сердце покоя!

    Я ушёл к родовым камням, стоящим вечность!
    И отдал земле зеркало, прислонив его камнем навечно!

    Я теперь Бег!
    Tagir и Колмак нравится это.
  3. hongo

    hongo New Member

    Дата регистрации:
    8 сен 2016
    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    15
    Баллы:
    3
    Зеркало

    Я видело многое за свою жизнь. И радость побед, и горечь поражений. Красивые лица девушек. И суровые, изъеденные морщинами лица мудрых стариков.

    Я видело смерть - несущую воинами на остриях копий и стрел.
    Я видело счастливые лица молодых отцов, первый раз взявших на руки своих чад.
    Я видело много радости
    Я могло часами лежать, оставленное впопыхах, на пороге жилища и смотреть в ясное синее небо, бескрайнею молчаливую степь, впитывая её запах и омываемое теплым ветром. Это придавало мне сил.

    Однажды я ушло с воинами на Восток. Таёжные племена, объединивших с нашим врагом разорили наши границы.
    Месть была ужасна. Воины убили всех, включая младенцев – чем нарушили все законы степи. Уничтожили всё. Земля пропитана кровью.
    Жилища сожжены. Разбиты были даже жернова. И десятилетия позже в тех местах никто не жил.
    После этого я изменилось. Я не хотело больше видеть! Разбейте меня и киньте в реку! Пусть вечно бегущая вода очистит меня. И набегающий на меня песок и галька навеки закроет мои глаза!

    Народ, среди которого я жило поплатиться позже. Он будет также угнан и унижен. Слава и подвиги уйдут в небытиё. И распыляться по степи его немногочисленные потомки. И только камни будут помнить былое величие.
    Но это будет позже. А сейчас я всё больше погружаюсь во мрак. Предательство и зависть парят надо мной. Настал тот день, когда я омылось кровью своего хозяина-сердце моё остановилось и душа замерла.
    Горе отца и слезы, омывавшие меня – лишь усилили мое горе. Я готово было треснуть у несчастного отца в руках.

    Меня похоронили, навечно прикрыв камнём песчаника. Мои глаза закрылись на века.

    Проходили столетия. Иногда мимо меня проходили люди. И я чувствовало дым костров и запах варёного мяса. Порой на меня наступали копыта лошадей пастухов. Я слышало, как меняется русло небольшой речки, то приближаясь ко мне, то отдаляясь. Камень, закрывавший меня, давно исчез. Ветер, дождь и солнце сделали свое дело. Один мой край опять почувствовал солнце. И я стало немного видеть, как подслеповатая старуха, через глубокую патину закрывшие мои глаза. Лет 40 назад около меня долго возились, какие то бородатые люди, тщательно и не спеша с помощью лопат и кисточек поднимая аналогичные мне по составу металла предметы. И один из них я узнало. То было тоже зеркало, только меньше меня и старше меня в три раза. Но до меня им не было дела. И больше этих любопытных людей я не видело. Я медленно умирало, покрываясь всё больше патиной и окислами.

    Одним солнечным , тёплым утром я услышало шум мотора. На ближайшем склоне показался человек. Он смешно, не торопясь, идя змейкой, помахивал перед собой необычным посохом. Время от времени посох попискивал и человек наклонялся, подкапывая, что-то небольшой лопатой.
    Как я соскучилось по людям. Мне захотелось снова почувствовать теплоту человеческих рук. Человек присел на камень и закурил. Посмотрел вниз на долину. Полюбовался голубым небом. Он симпатичный - этот русый с широкими глазами и загорелым лицом, никуда не торопящийся человек. Как я хотело, чтоб он подошёл ко мне. Возможно, он и услышал меня. Он внимательно начал смотреть в мою сторону.

    Прямым уверенным шагом он шёл ко мне помахивая своей необычной палкой…

    Его палка надо мной издала необычный трезвонящий звук - «Пе-ре-груз» сказал он. Наклонившись надо мной он аккуратно начал разгр###### сухую землю руками - «Ух ты!» воскликнул он.
    Он аккуратно подкопал меня и нежно извлёк …
    «Твою ж мать, Зеркало!» воскликнул он. Наверно он так поздоровался со мной. Он знал, как меня зовут. Странно у меня никогда не было матери…
    Он отнёс меня к ручью неподалёку. И я первый раз за столетия умылось.

    Я чувствовало тепло его рук. И смутное чувство тревоги не покидало меня. Я помню эти руки, и запах этой крови текущей в его венах. Какая-то малая толика этой крови, разбавленная и перемешанная другим незнакомым мне народом, была мне знакома.

    Я вспомнило! Это кровь Хыяна!

    В.З. Март2015г

    ПДФ с картинками тут : https://cloud.mail.ru/public/MyuG/jkf32rxgt
    Tagir и Колмак нравится это.

Поделиться этой страницей