К проблеме крещения хакасов в XVIII – первой четверти XIX вв.

Тема в разделе 'История', создана пользователем Толы Хоорай, 22 фев 2009.

  1. Толы Хоорай

    Толы Хоорай Administrator Команда форума

    Дата регистрации:
    5 окт 2005
    Сообщения:
    861
    Симпатии:
    16
    Баллы:
    18
    К проблеме крещения хакасов в XVIII – первой четверти XIX вв.



    В. Н. Асочакова
    кандидат исторических наук
    доцент кафедры истории России Хакасского государственного университета имени Н.Ф. Катанова



    Религия имеет немаловажное значение в качестве фактора ассимиляции, наряду с таким как язык, численное соотношение, степень обособленности. Отсюда важен анализ путей проникновения христианских идей в местную этнокультурную среду, методов, с помощью которых они внедрялись, роли субъективного фактора. Христианизация коренных народов Сибири осуществлялась посредством целенаправленной государственной политики православным духовенством, миссионерами через сеть церковных учреждений, насильственное крещение. Второй путь распространения христианских идей и обрядов – через непосредственные контакты с носителями православной веры в процессе совместной хозяйственной деятельности, повседневной жизни. Формальным показателем христианизации являются количественные данные о крестившихся, но точных данных о численности новокрещеных в Хакасско-Минусинском крае в XVIII – первой четверти XIX вв., в силу специфики источниковой базы, до сих пор нет, а встречающиеся в литературе цифры достаточно противоречивы. Это связано еще и с тем, что христианизация коренного населения Хакасско-Минусинского края до настоящего времени не являлась темой отдельного, специального исследования, хотя, так или иначе, ее касались практически все исследователи истории Хакасии.

    Впервые сведения о количестве новокрещеных были собраны Г.Ф. Миллером, в 20-е гг. XIX в. А.П. Степанов, первый Енисейский гражданский губернатор, отмечал, что «большая часть минусинских татар давно уже приняла христианскую веру». Сенатский советник И. Пестов на основании статистических данных пришел к выводу, что в 1830–е гг. бельтыры, тубинцы, койбалы “крещены и от языческих суеверий время от времени все более и более уклоняются,… большая часть приняла христианскую веру”. В 1950-е гг. Л. П. Потапов, опираясь на анкетные материалы Г.Ф. Миллера, пришел к выводу, что в 1720-1730-е гг. чулымские татары, кызыльцы, аринцы, предки койбалов, сагайцы были православными. Эти выводы получили широкое распространение в литературе. Более скромные данные о количестве крещеных хакасов приведены в работе К. М. Патачакова: в 1824 г. – в составе Степной думы соединенных племен числилось христиан 3493, шаманистов – 5445. Православными были все кызыльцы и большая часть качинцев. Наблюдения И. Пестова, А. П. Степанова получили развитие в работах В.Г. Карцова, который считал признаком массовой христианизации распространение среди хакасов двоеверия. В.Я. Бутанаев, хакасский этнограф, отмечал, что к 1770 г. было крещено 9000 хакасов, что составляло около половины хакасского населения. В 1823 г. только в Минусинском округе (часть хакасов проживала в Ачинском округе) насчитывалось 6632 новокрещеных и 9819 шаманистов, то есть приблизительно 43 % (подсчет наш - В. А.) В последние годы все большее значение в изучении социальных процессов приобретают материалы церковного учета, что существенно уточняет количество принявших православие в регионе. В частности, Г. Ф. Быконя на основании данных исповедных росписей пришел к выводу, что к 1820-м гг. была крещена примерно четверть хакасского населения. Христианизация хакасов началась еще в XVII в. - священники Красноярского острога крестили попавших в плен подгородных качинцев и аринцев. Список потерь в войске Василия Многогрешного после подавления бунта в Канской земле в 1692 г. показывает, что в отряд входили хакасы, возможно, принявшие крещение. У Тита Соламатова, которого оставили для преследования неприятеля, было 40 человек качинских татар. В начале XVIII в. среди казаков Красноярского края было 30 крещеных хакасов. В это время христианизация еще не была главной задачей религиозной политики Русской православной церкви. Крещение иногда производилось воеводами. О довольно лояльном отношении русской администрации к крещеным свидетельствует комплекс льгот: «тех, кто крестится, того государь поверстает в службу», пожалует денежным и хлебным жалованием, избавит от платежа ясака. Для крещения достаточно было одного только желания, Крестившиеся получали значительные преимущества, заключавшиеся в том, что новоприборные из татар платили в первый год по 30 копеек, а затем постепенно, в течение трех лет, добирали до полного оклада, в то время как ясак вносили все с 18 до 50 лет, холостые – по 5 соболей, женатые – 7 и даже 8. В переводе на деньги от 3 рублей до 1 рубля 50 коп. В XVIII в. христианизация приобретает характер государственной политики, методы и приемы которой менялись на протяжении века. Начало было положено указом Петра I о массовом крещении хантов и манси. Политика в отношении инородцев была продолжением всего курса реформ Петра I, для которого были характерны стремление охватить жесткой регламентацией все стороны жизни, прагматизм, идея всеобщей пользы и жесткие методы внедрения этих идей в жизнь. Это проявилось в налоговых льготах новокрещеным. Некоторые награждались землей, даже освобождались от уголовных наказаний, в том числе от смертной казни за убийства, тяжкие преступления.

    Первые массовые крещения хакасов связаны с именем Филофея Лещинского «пастыря не только доброго и украшающегося непорочным житием, но и ученого», который должен, по мнению Петра I, «с помощью божией исподволь приводить в познание истинного Бога слепотствующих и закоснелых в идолослужении жителей Сибири и Монголии». Были отправлены миссии на Камчатку во главе с архимандритом Маринином в 1705 г., к березовским остякам в 1707 г., в Монголию. Миссионерские поездки совершались вниз по Иртышу и Оби, в Пелымский край, Сургутский, Нарымский, Кетский, Томский, Енисейский. Церковные историки несколько преувеличивали результаты его миссионерской деятельности, отмечая, что им крещено 40000 сибирских «язычников». В этот период окрестили чулымских хакасов по рекам Белый Июс и Кии, например в 1710 г. Алексей Афанасьев обратил в христианство 400 камасинцев, вошедших позднее в состав качинцев. К 1721 г. (по сообщению Д. Г. Мессершмидта) были крещены татары, жившие по р. Томь и близ Ачинска. Крещения на Кии в 1716-1717 гг. описано И. Е. Фишером: «Церемония проходила зимой. В реке вырубалась большая прорубь, кандидаты стояли по брюхо в воде, а поп брал их за голову и трижды окунал в воду. После этого им навешивался крест, за который они, однако платили, смотря по металлу».

    Крещение носило формальный характер, о чем постоянно сообщал красноярский заказчик Алексей Михайловский. Из донесения митрополиту Сильвестру в 1751 г.: «чулымские инородцы Ачинской землицы в Петропавловский пост разговлялись мясом и молоком, а на все его увещевания и запрещения оные не есть, они сказали, что в прошлые годы, лет тридцать и более назад просвещены крещением, бывшим схимонахом Федором, и кроме платежа ясака, никакими льготами облагаемы не были». Сильвестр отвечал, что «чулымские инородцы освящены были крещением схимонахом Федором лет тридцать назад, и с того времени нет вблизи попа, поэтому они не могут исповедоваться и причащаться» и призывал для утверждения их в православной вере «освободить от подводной гоньбы, расчищения дорог, наведения переправ через реки, болота, мостов, чтобы они отказались от своих обычаев» и «обращались в православие твердо и непоколебимо». В первой четверти XVIII в. были заложены правовые основы христианизации коренных народов: они освобождались на три года от подушных сборов и казенных повинностей; от рекрутской повинности, от кабальной неволи; для строительства церквей и обеспечение церковной утварью из средства штатс-контор коллегии и неокладных доходов губернии предписывалось выделять одну тысячу рублей; священникам запрещалось брать с новокрещенных деньги за основные требы. Государство предоставило православным миссионерам исключительное право на распространение христианства, но их деятельность строго регламентировалась. После смерти Филофея в 1726 г.миссионерская деятельность надолго замерла «в Сибири с 1720 по 1744 гг. не было крещено ни одного, ни язычника, ни магометанина». Причиной спада христианизации был отказ от массовых крещений. В начале 30-х гг. было создано первое специальное государственное миссионерское учреждение – Комиссия для крещения мусульман и других народов Казанской и Нижегородской епархий. В 1734 г. ее переименовали в Контору новокрещеных дел. Просуществовала она до 1764 г. Именной указ Сенату от 11 сентября определил сферу деятельности и полномочия конторы: контроль за соблюдением добровольности крещения и выполнением льгот для новокрещеных. Практика привлечения в христианство различными льготами продолжалась и в 30-60-е гг. (в 1732-1733 гг. – указы о «нечинении обид новокрещенным» и «даровании льгот в податях»). Принявшие крещение получали вознаграждение: старше 15 лет – 10 рублей; от 10 до 15 лет – 5 рублей; младше 10 лет – одежду, обувь. Указом от 11 марта 1741 г. «иноверцы, оказавшиеся в убийствах и других тяжких винах, за восприятие веры греческого исповедания» освобождались от смертной казни. 28 сентября 1743 г. в очередной раз было подтверждено освобождение от податей .В 1754 г. было запрещено взыскивать с новокрещеных штрафы за небытие у исповеди, с 1760 г. новокрещенным прощались недоимки ясака. 31 мая 1760 г. правительство велело «не чинить и утеснений новокрещеным, не требовать их в судные места по делам, до них касающихся, без сношений с определенным к защите чиновником, удовлетворять их претензии на русских и некрещеных людей по всей справедливости и рассматривать дело о взаимных их новокрещеных претензиях выборными людьми из их же сословия». Указом от 9 июня 1760 г. они были освобождены от двойных постоев. Часто под видом христианизации местных жителей происходило их закабаление. Формально такая практика была санкционирована указом от 16 ноября 1737 г.: «калмык и другие нации, которые, как известно, крещены бывают и хозяевам достаются больше малолетние, дозволяется всякому покупать, крестить и у себя держать без всякого платежа подушных денег, одной запиской в губернских и воеводских канцеляриях». Закон от 9 января 1757 г. подкреплял юридическое обоснование рабства другой категории коренного населения Сибири. Он гласил, что «…разных наций пленников, всякого звания людям, по недостатку в Сибири пахотных людей, которым по указам крепостных людей иметь велено, покупать, и на товары выменивать, а потом велено и крестить не только воспрещать не надлежит, но еще и приохочивать к тому надобно для того, чтобы лучшее старание было из магометан и идолопоклонников приводить в православный христианский закон». П. Головачев отмечал, что после падения в 1756 г. Джунгарии, главным местом процветания рабства становится юго-западная Сибирь и земли, населенные енисейскими киргизами. Несмотря на запрещение держать в неволе принявших христианство (4 января, 1 мая 1744 г., 24 сентября 1745 г.) следственная комиссия бригадира Вульфа обнаружила значительные злоупотребления, что послужило основанием для отмены указов 1740 – 41 гг. «из-за непристойных домогательств за принятие христианства». С 1764 г. начинается качественно новый этап политики христианизации. В епархиях введены должности штатных проповедников - миссионеров, определено специальное жалованье – 150 рублей для покупки «бумаг, чернил и крестов», а на прочие нужды «отпускать деньги, сколько надлежит». В 1768 г. разработаны присяга и правила миссионерской деятельности «Руководство для обращения иноверцев». Приходским священникам запрещалось впредь без разрешения ездить с целью крещения. Этот поворот в религиозной политике несомненно связан с провозглашением принципов просвещенного абсолютизма: «гонения на человеческие умы раздражает, а дозволение верить по своему закону умягчает». Первые штатные миссионеры в Тобольской епархии - Никита Арамельский и Алексей Михайловский, были назначены Павлом Конюскевичем, митрополитом Тобольским на несколько месяцев раньше, чем вышло официальное распоряжение правительства. 20 февраля 1764 г. Михайловский, с 1750 г., являвшийся красноярским заказчиком, по должности ведал делами «обращающихся в Красноярское ведомство неверных народов телеутов, татар и прочих несведущих бога кызылов, просвещать, защищать новокрещеных перед некрещеными и от излишних налогов». Материальное обеспечение миссионерской деятельности возлагалось на светские учреждения – в Красноярском заказе на Красноярскую воеводскую канцелярию. В соответствии с грамотой Петра I от 6 декабря 1706 и указами 1714, 1720, 1731 гг. миссионерам должны были выдавать по одной тысяче рублей в год для материального поощрения принявших христианство, подводы, проездные, «приличное число служилых людей, толмача, оказывать всякое вспомоществование». Новокрещеные получали «по семь аршин сукна, три четверти холста на рубашки, пуговицы, чтобы шили христианскую одежду» и на три года освобождались от ясака и «излишних налогов». Уже в 1766 г. Михайловский доносил в Тобольскую консисторию о первых результатах миссионерской деятельности среди качинцев: «…воспринявшие святым крещением с некрещеными татарами единокупное улусами жительство имеют, и никакой отмены против прежней своей замерзелости к содержанию благочестия не имеют, и как прежние свои ядения и пития употребляли, тако и ныне с теми в обществе будучи, всегда с некрещеными татарами оскверняются. В тех улусах у татар, как в юртах, так и около юрт и вблизи их жительств на дорогах, речках и озерах поставляются по вере их нечестивые шайтаны, которые жертву по своему богомерзкому обычаю приносят и веруют в них, а крещеные малолетние отроки живучи в единых улусах и видя, что делают их купнородные, тем же и они охотно навыкают идолослужениям. Шаманщики, те есть диавольские служители, которые веруют в беса и ему отдавши себя вечно, служат, пребывают в обществе с воспрявшими святое крещение, и к шаманству своему, как несведущих бога, так и просвятившихся святым крещением лестно привлекают, и тем своим бесовским шаманством величие божье отдаляют от милосердия его…» Аналогичные результаты миссионерская деятельность имела и в других частях Тобольской епархии . В 1789 г. Синод резко ограничил деятельность миссионеров в Казанской и Иркутской епархиях, в Тобольской она проводилась с ограничениям до 1799 г. В следующем, 1800 г., миссионерские поездки были запрещены по Красноярскому заказу. Причиной слабости миссионерства было отсутствие средств – подводы, питание должны были давать русское и нерусское население епархии. Кроме того, сами миссионеры отмечали, что крещеные много лет назад не стали верующими, а священников в епархии так мало, что они годами не бывают среди новокрещеных. Тем не менее, в результате перехода к активным формам миссионерской деятельности произошло резкое увеличение православных среди хакасов, в 1760-е гг. они составляли 39,2 % (подсчет наш – В. А.)от общего числа ясачных. Даже в 1854 г. среди крещеных были те, кого крестили еще Алексей Михайловский и Никита Арамельский или, как называли его некоторые, «кузнецкий протопоп Никита». После официального ограничения миссионерской деятельности доля новокрещеных снижается до 28 %. Таким образом, с последней трети XVIII в. в политике христианизации коренных народов начинается новый этап, сущность которого в изменении ее форм и методов – миссионерская деятельность. Государственная власть вынуждена была маневрировать между стремлением сохранить мирную обстановку в регионе, исправно получать ясак и расширить зоны идеологического воздействия. Характер заселения Хакасско-Минусинского края, «незамиренность» землиц до 60-х гг. XVIII в. привели к совместному проживанию автохтонного и пришлого населения в контактных зонах, что способствовало реализации преимущественного второго способа христианизации. Здесь ускорялся культурный взаимообмен, формировался своеобразный религиозный синкретизм традиционных хакасских верований и православия. Центрами распространения православия среди хакасов стали Ужурская церковь на севере Хакасско-Минусинского края и Аскизская – на юге. При постройке церкви в Ужуре в 1760-1775 гг. крещеных хакасов по официальным данным церковной статистики насчитывалось более 1700 человек. В 50-е гг. (до открытия Ужурского прихода) к Ачинской церкви было приписано 816 новокрещеных, в городе Кузнецке – 82 . Но П. С. Паллас, посетивший Хакасско-Минусинский край в 1771 –1772 гг., писал, что качинцев, которые «большей частью богаты скотом, …не занимаются земледелием и не обращаются в христианство». Качинцы оставались язычниками». Паллас отметил внешние, бросающиеся в глаза черты быта качинцев и пришел к выводу, что они были язычниками, хотя формально числились крещеными. К Аскизской церкви (1771 г.) было приписано более тысячи крещеных хакасов из 15 улусов, в которых проживали представители десяти родов: сагайский, бельтирский, казановский, кызыльский, кийский, ближнекаргинский, дальнекаргинский, кивинский, карачерский, изушерский. П. С. Паллас писал, что «в селе Усть-Аскизском начальник сагайцев Амзор, крестился уже давно. Аскизский священник подчинен Абаканскому, хотя сагайцы находятся в Кузнецком ведомстве». Он отмечал, что в те времена крещеных сагайцев было уже достаточно, а среди «бельтыров христиан нет», «кайбалы почти все крещены, по крайней мере, отказались от язычества». Особо П. С. Паллас выделил моторов, которые почти все вымерли после второй крупной эпидемии оспы, крещены они были уже более 30 лет назад. Таким образом, число новокрещеных по официальным церковным данным резко расходится с указаниями современников, что свидетельствует о поверхностном характере крещения. Со второй половины XVIII в. увеличивается число приходов со смешанным хакасско-русским населением: Бараитский, Новоселовский, Анашенский, Абаканский, Луказский, Курагинский, Минусинский, Назаровский, Караульно-Острожский, Балахтинский, Курбатовский, Подсосенский. К концу века во всех 16 приходах проживали крещеные хакасы. С начала XIX в. в России меняется отношение к крещению коренных народов, вводятся новые формы и методы, происходит отказ от политики массовых крещений, разрешается проведение богослужений в отдаленных местах, с этой целью учреждаются походные церкви, священники которых должны были проходить специальную подготовку, включающую в себя изучение языков коренных народов Сибири. На территории Хакасско-Минусинского края походных церквей не было, миссионерские поездки для проведения крещения и выполнения православных богослужений совершались благочинными. Эта практика получила санкцию указом от 30 апреля 1804 г. Массовые крещения производились в первое двадцатилетие XIX в., но они были эпизодическими и малоуспешными. В конце 1820-х годов вновь активизируется миссионерская деятельность при одновременном усилении борьбы с расколом. В 30-е гг. XIX в. открыты Алтайская, Обдорская и другие миссии. Таким образом, в государственной политике христианизации происходит возврат к организационным формам XVIII в. – назначение специальных миссионеров, обеспеченных жалованием от казны. Обширные приходы, включающие русское и коренное население разделили. За четверть века доля хакасов принявших христианство возросла несущественно. К середине XIX в. в Минусинском округе проживало 23 451 ясачных, из них крещеных было около 7 тысяч человек, что составляло примерно 34 %. Несомненно, что количество крещеных не может быть главным критерием христианизации и мерой эффективности роли православной церкви в регионе. Учитывая завышенные показатели крестившихся хакасов и формальный характер обряда, тем не менее, необходимо признать, что количество крещеных отражает в целом политику в этом вопросе и позволяет проследить динамику процесса христианизации. В силу общегосударственных факторов и специфических общесибирских и местных условий распространение христианства в Хакасско-Минусинском крае протекало медленно, и было малорезультативным. Нами установлено, что в период первичного русского освоения края, до 20-х гг. XIX в., в православную веру было обращено чуть более четверти коренного населения, из них относительно твердо пребывали в вере около 8 %. В то время как за вторую половину XIX в. приняли крещение 92 %. Христианские обряды активнее внедрялись в мировоззрение и в повседневную жизнь хакасов, проживающих в контактных зонах смешанного поселения. Методы и формы христианизации были типичны для Восточной Сибири, но собственно миссионеры сыграли меньшую роль в этом процессе, по сравнению с приходскими священниками. Распространение христианства происходило не только в результате деятельности священников, но и под влиянием окружающего православного населения, так как в силу специфики заселения вся территория Хакасско-Минусинского края, за исключением степей левобережного Енисея, представляла собой контактную зону.




    Литература и источники

    Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. Ч. 2. С.388-396; Т. II. С.208-564.
    Степанов А.П. Енисейская губерния. М., 1835. С. 55, 91-99.
    Пестов И. Записки об Енисейской губернии. М., 1833. С. 82-88, 128.
    Потапов Л.П. Краткие очерки истории этнографии хакаов (XVII-XIX вв). Абакан, 1952.С. 113-133;
    Потапов Л.П. Происхождение и формирование хакасской народности. Абакан, 1957. С. 117-172, 217, 231;
    Шибаева Ю.А. Влияние христианизации на религиозные верования хакасов (религиозный синкретизм хакасов)//Христианство и ламаизм у коренного населения Сибири. Л., 1979. С. 181
    Патачаков К.М. Культура и быт хакасов (XVIII-XIX вв.) Абакан. 1957. С.94-101.
    Карцов В.Г. Хакасия в период разложения феодализма (XVIII – первая половина XIX вв.). Абакан, 1970. С. 84-86.
    Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов. М., 1990. С. 128-130.
    Там же. С. 129.
    Быконя Г.Ф. О книге В.Г. Карцова «Хакасия в период разложения феодализма. XVIII-первая полоивна XIX в.” Абакан, 1970. //Из истории Сибири. Вып 6. Красноярск, 1973. С. 88-89. Он же. Заселение русскими
    Приенисейского края в XVIII в. Новосибирск, 1981. С.53-38.
    Ватин В. А. Минусинский край в XVIII веке. Этюд по истории Сибири. Минусинск. 1913. С. 24.
    Буцинский П.Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. Харьков, 1889. С. 305-307, 309-314. ПСЗ–1. Т. VI. СПб., 1830. С. 456.
    Тобольская епархия. Архипастыри Тобольской епархии. Омск:, 1892 Ч. 2. Отд. 1. С. 42-51.
    Там же. С. 51-55.
    Шорохов Л.П. Корпоративно-вотчинное землевладение и монастырские крестьяне в Сибири ХVII – ХVIII вв. (Развитие феодальных отношений и их особенности). Красноярск, 1983. С. 37. Цит. Карцов В. Г. Хакасия в период разложения … 84.
    ТФ ГАТО. Ф. 156. Оп. 1. 1751. Д.151. Л. 1 - 2.
    Там же. Л. 5-6.
    ПСЗ-1. Т. VIII. № 5737.
    Дело с материалами о начале христианства и распространении его в Сибири.- ТФ ГАТО. Ф.530. Оп. 1. Д. 3. Л. 20.
    ПСЗ-1. Т.VI. № 4123.
    ПСЗ-1. Т. IX. № 5050.
    Андриевич В. К. Исторический очерк Сибири… Т.2. С. 262.
    ПСЗ-1. Т. VIII. № 5737.
    ПСЗ-1. Т. XI. № 8236.
    ПСЗ-1. Т. ХI. № 8349, 8792.
    ТФ ГАТО. Ф. 156 Оп. 1. 1754. Д. 10. Л.. 3.
    Там же. 1760. Д. 127, Л. 19.
    ПСЗ-1. Т. ХII. № 11064.
    ПСЗ-1. Т. ХII. № 9210.
    ПСЗ-1. Т. XIV. № 10644.
    Головачев П. Сибирь в Екатерининской комиссии. Этюд по истории Сибири ХVIII века. М., 1889. С. 48.
    ПСЗ-1. Т. XII. № 9210.
    ПСЗ-1. Т. XVI. № 2116.
    Каменский А. Под сению Екатерины. СПб., 1992. С. 175.
    ТФ ГАТО. Ф. 156. Оп. 1. 1751. Д.151 Л. 1 - 2.
    Там же. Ф.156. Оп.1. 1750. Д. 52. Л. 11, 12 об, 13 – 16.
    Бутанаев В.Я. Этническая история … С 129.
    А. Владимир. Миссионерская поездка Туруханского игумена Мисаила в 1788-1789 гг. //Енисейские епархиальные ведомости. 1887. № 2. С. 18-23.
    ГАКК. Ф. 592. Оп. 1. Д. 40. Л. 1-38; Д. 44. Л. 36-44; Д. 131. Л.1-11.
    МГГА. Ф. 17. Оп. 1. Д. 73. Л.262, 286
    ГАКК. Ф. 592. Д. 85, 53, 75.
    ТФ ГАТО. Ф. 156. Оп.1, 1760. Д. 111. Л. 2 об.
    Там же. Л. 3.
    Там же. 1757. Д. 11; 1776. Д. 32. 1779. Д. 63.
    Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. Ч. 3. Половина первая. 1772 – 1773. / Пер. Вас. Зуева.СПб., 1788. С.624.
    Там же. С. 597.
    ГАКК. Ф. 592. Оп. 1. Д. 40; Д. 131 (1, 2); Д. 26.
    В 1898 г. Усть-Есинский священник Семен Чисмочаков получил от Томского епископа Макария, известного миссионера, назначенногов 1840-х гг. в Алтайскую миссию, часослов на «инородческом языке»- МГГА. Ф. 17. Оп. 1. Д. 390. Л. 177.
    ГАКК. Ф. 819. Оп. 1. Д. 66 Л. 52.
    ГАКК. Ф. 812. Оп. 1. Д. 147. Л. 1-2; Д. 148. Л. 1-2 об.
    Алтайский миссионер Макарий (Глухов) считал, что идеальный миссионер должен быть и врачом и сельским хозяином. В 1839 г. им были написаны «Мысли о способах к успешному распространению христианской веры в Российской державе». Опубликованные только в 1894 г., где предлагал систему особой подготовки миссионеров. Идеи Макария стали внедряться в 1860-х гг. В эти годы Макарий посетил и хакасские земли,
    особо выделив талантливого проповедника Семена Чисмочакова.
    История Хакасии с древнейших времен до 1917 года. М., 1993. С. 263.
    МГГА. Ф. 17. Оп. 1. Д. 73. Л. 1-304.
  2. Anadolu-olgy

    Anadolu-olgy Active Member

    Дата регистрации:
    2 ноя 2005
    Сообщения:
    2.221
    Симпатии:
    14
    Баллы:
    38
    Непонятно. Нынешняя Хакасия и есть левобережье Енисея. Т.е. тех, кого окрестили быстрее - быстрее и орусили. "В контактных" зонах.
  3. Нарбазан

    Нарбазан Well-Known Member

    Дата регистрации:
    25 авг 2012
    Сообщения:
    5.020
    Симпатии:
    614
    Баллы:
    113
    Массовое, в большинстве случаях насильственно, крещение хакасов происходило XVIIв, "по старанию и тщанию" архимандрита Филофея.
  4. Нарбазан

    Нарбазан Well-Known Member

    Дата регистрации:
    25 авг 2012
    Сообщения:
    5.020
    Симпатии:
    614
    Баллы:
    113
    После захоронения усопшего, кызылы из лиственницы рубили сруб над могилой покойного, высотой до 1 м. Сверху по середине и по вдоль накладывалась балка(пектежен ахаш) до 2,5 - 3 м кладб кызыл.jpg Рисунок (6).jpg.jpeg.jpeg зазороне6ние кыргыза кыргызстане аналог кызылской могидой.jpg стилизованная под голову и гриву коня, Балка до 40 дн находилась рядом с могилой, а на 40-й день, до восхода Солнца балка прикреплялась. В течении 3-х лет у изголовья усопошего разжигался жертвенный костер. Последний костер (оды ушхан) означал, что родственники на должном уровне отдали почесть покойному.
    Фото - кладбище кызылов аал Ошколь и могила киргиза в Киргиии
  5. Нарбазан

    Нарбазан Well-Known Member

    Дата регистрации:
    25 авг 2012
    Сообщения:
    5.020
    Симпатии:
    614
    Баллы:
    113
  6. Нарбазан

    Нарбазан Well-Known Member

    Дата регистрации:
    25 авг 2012
    Сообщения:
    5.020
    Симпатии:
    614
    Баллы:
    113
    Распространение православия среди кызылов(Черный Июс, Белый Июс, Алтын-Зарх, Чулым) фото выше пост 4996

Поделиться этой страницей