На восток и обратно, если повезёт... (повесть-фэнтези)

Тема в разделе 'Литературная Хакасия', создана пользователем kalpa, 26 июл 2013.

  1. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18

    Тёгерин взволнованно попыталась подойти к младшему сыну, но шаманка жестом остановила её и после короткой паузы произнесла спокойным голосом:
    «Успокойся. С ним всё нормально, но пока эта маленькая любопытная ящерица побудет со мной – кое-что необычное для людей предстоит прояснить. Не откладывая. Он слишком быстро растёт. Когда я закончу урок с ним, вернётся к тебе. И как всегда будет послушным».


    Мама согласилась и ушла домой. А Вогаз под присмотром Дайры зашагал к жилищу шаманки. С двумя ожидавшими там родичами она быстро переговорила и отослала. Вогазу было наказано развести костёр и помалкивать. Большую палку она подложила в пламя одним концом.

    Установлен на огонь небольшой котелок. Брошены горсти непонятных трав. Горячий отвар Вогаз, обжигаясь и дивясь горько-пряному вкусу, начал отхлёбывать глиняной плошкой.

    Пока он пил маленькими глотками, шаманка выхватила из пламени горящую палку и стала ею чертить круг по земле вокруг костра диаметром шагов десять. При этом она напевала древнее заклятье охранения и… терпения. Появились первые звёзды, на стойбище спустилась тишина позднего вечера. Послышался голос недовольного ворона. Чуть позже невдалеке пролетела первая летучая мышь. Мир за пределами охранного круга насторожился, присматриваясь к двоим у огня.

    Вогазу было спокойно возле костра. Напиток передал ему тепло, собранность и необычайную ясность вниманию и размышлениям. Палка снова брошена в костёр: похоже, бить не будут, но сказано будет ему что-то очень серьёзное и поучительное.

    Бабушка Дайра расположилась напротив, она нисколько не подобрела, но голос её всё же превратился из «клинка» в «жёсткую мудрость». Первая же фраза-вопрос шаманки сразу повергли подростка в шок:

    - Сколько ты сделал шагов?
    - …Два, - отвечать лучше не только честно, но и точно. От этого сейчас, возможно зависит его жизнь. Пауза-раздумье, длинная. И Вогаз как всегда не утерпел:
    - Бабушка Дайра, у тебя сейчас очень странный голос, не такой как при встрече у ручья. И он мне сильно напомнил голос шамана Рода Красного Орла на южном Алатау. Вы чем-то очень похожи…


    Старая женщина неожиданно дернулась всем телом и… на несколько мгновений превратилась в юную девушку. Печальную и нежную. Облик молодости более чем явно проступил изнутри шаманки для взгляда Вогаза, точнее, его сердца. «Он видит это! И такое возможно!?»… «И они, оказывается, были… близки!? Или нет? Очень давно, в далёкой молодости!? Такой взгляд ни с чем не перепутаешь! Разве такое возможно между шаманами!? В нашей традиции шаманы не заводят семей», «…Но ведь они тоже люди. Почему тогда они не вместе?»

    Облик Дайры менялся, становился старше, твёрже, мудрее, безжалостнее. Она смотрела в пламя костра, в котором, похоже, вспыхивали отклики воспоминаний далёкого времени, событий. Спокойный голос шаманки, но с очень необычными, глубокими оттенками произнёс:

    - Ержан, сын Берена, сын Кобжана. Из Рода Красного Орла… - пауза снова, длинная, задумчивая. - Просто нам обоим не повезло, - и опять пауза, грустная.

    Последние слова печалью хлестнули Вогаза, он сжал кулаки, пытаясь унять дрожь тела и не дать уже своим воспоминаниям обрушиться на него. «Только не сейчас!». Глаза сами метнулись к пламени, где уже разворачивалась вязь подробностей той достопамятной весны почти три года назад, поездки-сватанья, последовавшего лета, потом ранней осени и второй поездки на Алатау…

    С усилием он поднял взгляд взрослого мужчины на Дайру, собрал в молчании твёрдую решимость. Для мысли: «Если она сейчас начнёт расспросы о причине всего – встану и уйду. Насовсем».

    Но от шаманки ничего не спрячешь, даже многое внутри себя – мудрый внимательный взгляд, располагающая тёплая улыбка и спокойный тон:

    - Давай так, маленькая отважная ящерица, не надо выпускать коготки! Мы оба не будем ворошить наше прошлое. Взаимно! …Чтобы не было больно. А разберём в подробной беседе и размышлениях то, с чем ты столкнулся в последнее время, подвергнув жестокой опасности не только себя, но и весь Род. И я думаю, что Вогаз, сын Октая, сын Бахара будет правильно говорить – с умом, точностью и подробностями. А также будет задавать правильные вопросы, потому как мой опыт и знания должны хоть немного помочь почти взрослому защитнику и воину вернуться на тропу Знаний и Мудрости. Согласен?

    Подросток недоверчиво сощурил глаза, вслушиваясь в слова, их ритм и глубину, прислушался к умиротворению и теплу внутри себя. Соглашаясь, медленно кивнул. Дайра не торопилась, предпочла повторить свой самый первый сегодня вопрос:

    - Итак, сколько шагов ты успел сделать… «за грань»?
    - Два, - повторил ответ Вогаз.
    - Ты успел увидеть «стража порога»?
    - Нет. Но почувствовал что-то очень чужое. Не людское. И быстро сбежал.
    - Хмм, …повезло. В своё время я сделала три шага. И успела увидеть …«его». Но меня к этому готовили. Поэтому выжила и знаю. …Многое. А вот потому, что ты мужчина – для меня сейчас сложность. Большая. У мужчин и женщин - разные силы. И возможности…


    Как ты уже успел убедиться, мир вокруг нас очень и очень сложен. И наши старые легенды и мифы – не простые сказания о чудесах, а отголоски Великого Знания наших предков. Причём главное в них – правда! Ибо Миры Богов, их Детей, дэвов, животных, людей и… других существ «соединены» под Великим Небом!!! Всевидящий Тенгри так решил, а Мудрая Умай ему помогла. Ибо всё вокруг нас – Великая Семья, где каждому отведён свой Удел. Для Равновесия в Великом Порядке - «семья всегда следует своему порядку».

    Об этом тебе известно, но теперь твоё понимание и опыт вплотную приблизилось к опасной черте, когда наставления старших могут не успевать за ростом необычностей твоей личной силы. У тебя есть прилежание, рассудительность и внимание как у будущего воина и защитника – наши наставники-мужчины пока довольны тобой. С их точки зрения ты хорошо усваиваешь главное – дисциплину и трудолюбие. Но этого на сегодня уже мало!

    Для многих в нашем стойбище видно, что ты с рождения переполнен очарованностью красотой Всего - могущественный дар, к которому у тебя есть склонность изнутри. Но сила его такова, и это характерно для всех других подарков Великого Неба людям, что незаметно возникает болезнь от переполнения ним – твой личный дух становится одержим Чудесами, ты начинаешь гоняться за ними как за едой. И дар очень быстро может превратиться в проклятие. Причем не только для тебя, но и для других.

    Поэтому средством предупреждения этой болезни является безупречность, направленная на поиск равновесия всех сил, составляющих суть именно тебя! Неизвестно, как ты схлопотал правильный урок от Великих Предков в виде «дурного языка», но это не наказание. Это средство, с помощью которого у тебя есть серьёзный шанс не заболеть «одержимостью». Совесть всегда выручит тебя: ведь она – «глаза сердца».

    Сама с болью через это прошла. И хочу успеть помочь тебе, пока не поздно. Жизнь - не игра детей. Залежавшаяся привычка к игривости приводит к сомнению в Великом Порядке, а этим делается шаг, достаточно немногого, к неизбежному падению в «одержимость».

    Игру мы, взрослые, заменяем следованием своей жизни, то есть размышлений, слов, поступков Порядку Неба. И обязательно добавляя радость от понимания глубины Его Чуда и Красоты – это наш ответный дар Великому Тенгри и Мудрой Умай, это подтверждение: мы тоже члены Великой Семьи. И поэтому мы поём наши Песни.

    Многие начинающие глупо погибают… или становятся мелкими паразитами для мира людей и не только, не в силах справиться с бесконтрольным могуществом своих необычных возможностей. Поэтому в нашей традиции мы следуем важной тонкости – мы слушаем свой страх.

    Он неизбежен, так как сложен и опасен мир вокруг нас и невозможно сразу понять причину опасностей. Поэтому страх – наш дозорный. Но не владыка! Он указатель, что личному Духу пора пополнить свой опыт новым пониманием истин Большого Знания, и страх тут же вернётся на отведённое ему место – быть часовым нашего восприятия необычного мира. За новой порцией неизвестного. Таковы мы изначально: новые знания всегда преодолевают страхи.

    Для меня жизнь есть знакомство с неизвестным. И защита знаний. В чём суть твоей жизни, разберёшься сам… если выживешь. Просто учись дальше. И как ты уже освоил – будет интересно!

    Всевидящий Тенгри с помощью Мудрой Умай каждому вменили поиск личного промысла, отличный от остальных – не бывает одинаковых детей в любой семье. Частичка необъяснимого и неповторимого от Богов есть в любом человеке, в любой семье и даже в любом племени. Поэтому есть или сотрудничество либо неприятие. К сожалению, следствием последнего являются войны.

    Страх трудно преодолеть… Поэтому очень важно его вовремя распознать, тогда вместо паники, испуга ты сможешь воспользоваться уместной опасливостью, которая и приведёт тебя к мудрой предусмотрительности.

    Пока всё понятно тебе? Сейчас, под защитой тебе доступно многое для личной силы.

    Вогаз кивнул несколько раз, ясность его понимания была поразительной
  2. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18


    - Тогда продолжим. Как ты обнаружил «Тропы Дэвов»? О них знают очень и очень немногие.
    - Это пришло – как в стрельбе из лука. Соединяешь себя с мишенью. Мне кажется, это могут мои глаза. Только вместо обычной цели стрелка я использую точку места. А серебристые стены вдоль линии появились сами. Удобно.
    - Хмм, … а как ты назвал своё открытие?
    - «Проходы», они мне чем-то напоминают узкие ровные ущелья, где мне не надо смотреть под ноги. Главное, не отвлекаться. …Эти «тропы дэвов» - они удачны?
    - Ах, вот как ты увлёкся! Наверное, да. Но с твоей точки зрения. Подготовленные видят их по-другому. Ммм, многие женщины могут следовать по этим «тропам» чуть ли не с рождения. Но понимают их как «сон внутри сна»… Все наши женщины, которые «ходят-по-снам», легко делают это. Мне сложно объяснить, потому как ты – пользуешься мужской частью силы. А у мужчин-шаманов другие объяснения для мальчиков. Поэтому твой личный Путь дальше будет необычен. Выбор сделан. Хранители подтвердили это.
    - А я действительно двигаюсь «проходами» очень быстро? Мне кажется, что почти мгновенно.
    - Нет, не мгновенно, хотя и есть для этого похожее, ещё более опасное искусство. Со стороны ты виден мне, а наблюдаю я за тобой почти всё время, стоит тебе только навостриться к границе стойбища, как летящая полоса света. Она быстрее бегущего матёрого оленя. Это и красиво, и… немного пугает.


    Большинство людей, кстати, совершенно не заметят тебя «на тропе», или как ты называешь, «в проходе». Увидеть тебя сможет лишь тот, кто обучен такому же. Похоже, ты правильно нащупал «Ладони Дэвов». Они как бы очень быстро передают тебя друг другу. Дэвы по-другому используют время. И для них это игра! Поэтому я и встревожена за тебя: ты можешь стать одним из Них, отбросив всё «людское»… «Чудеса легко превращаются в зыбучие пески».

    Это очень серьёзное «падение» не только тебя как человека, но и нашего Рода как твоего Наставника. Здесь вина не только моя, но и всех старших в стойбище. И как следствие – позор нашей Семьи перед Лицом Высокого Неба, причём и наших Великих Предков. Наказание будет!

    …Как ты подобрался к «запретному месту»? К этому ущелью категорически запрещено приближаться уже больше семи поколений, чуть меньше четырёх с половиной сотни лет.

    - Год назад на горной тропе во время охоты, я сильно ударился теменем о козырёк скалы. И ненадолго смог «увидеть» сразу много «проходов» вокруг. А также то, что некоторые из них пересекаются, образуя «перекрёстки». Вчера я впервые добрался до первого из них.
    - И какое направления ты выбрал?
    - Первый, что налево. Там была развилка на три прохода.
    - Хм, вот где прокол!
    - Почему?
    - Есть правило: «выбор между «направо» или «налево» всегда делают только женщины, причём каждый раз выбирают заново, а мужчины идут только прямо». Такова традиция Знаний о силе. Следуй правилу.


    - Спасибо! Понял, и буду соблюдать. Расскажи, пожалуйста, о «Стражах».
    - Хм, в некоторых местах нашей земли есть точки соприкосновения между мирами, очень разными. Это мостики соединения. И они – под бдительной охраной очень могущественных и опытных Дэвов. Страж «видит» твоё намерение. И запросто уничтожит тебя в случае нарушения Запрета. Более того, обязательно будет сообщено Владыке того мира. Тогда это повод для разбирательств и Суда. И заслушаны будут наши Предки.


    Представь, что ты смог проникнуть, например, в мир Владыки Запада Эрлика… Что тебя ждёт? Вернуться ты точно можешь не суметь. Это не просто смерть. Это пострашнее. Пойми глубину Правил! Всё, игры и глупости закончились с первым твоим «проходом». А уж «перекрёстки»!

    …Теперь дальше. Как ты научился «охранять» себя и других? Помнишь поездку с матерью и Байсаром на ярмарку в Урумчи?
    - Да, конечно. Ты ещё так пристально присматривалась ко мне при возвращении.
    - Не могла уточнить, кто из вас «постарался». Каждое путешествие без приключений не обходиться.
    - Я просто сделал «медленный проход», всего лишь «поднял стены» вдоль маршрута. Помогла мамина песня и запахи Великой Степи.
    - Понятно, «нащупал ритм». Вот это ты можешь изучать и применять дальше. Неплохое подспорье для настоящего защитника! Но никаких «перекрёстков»!
    - Помню и обещаю.
    - …Теперь дальше, - голос и взгляд шаманки подобрели, - есть ли ещё какие-то открытия в твоих поисках чудес, о которых мне неизвестно… Или ты о них подзабыл!? Я могу не успеть к тебе, «новому», с защитой и поддержкой.
    - Нет, пока ничего такого необычного, - подросток искренне повертел головой, отрицая. А в сердце: «Мне действительно больше нечего рассказать». – Бабушка Дайра, а можно задать сложный и… может неуместный вопрос?
    -Да, конечно.
    - Что такое «Без Пределов»? Как это понять? Есть ли такое – «Беспредельность»?
    - Хм… - шаманка, похоже, искренне удивилась. На её лице возникло сначала заинтересованность, потом умиление(!?), задумчивость, «мудрое размышление», явно окунувшееся в истоки Знания, далекое прошлое и опыт предков?


    Затем она улыбнулась. Сначала «глазами», потом лицом. А дальше – …«всем телом»!? Такую «улыбку» Вогаз заметит у каменной статуи(!) через много лет, в очень далекой Бактрии, где набрала силу вера последователей Будды. А сейчас перед подростком сидел… «не человек»!!! Не знакомый с рождения, уважаемый и любимый защитник и наставник, не опытная и мудрая прапрабушка многих родичей в стойбище, не надёжный и принципиальный смотритель соблюдения Порядка и Правил, не нежная в чувствах и безжалостная женщина-хранительница Мудрости Умай… А кто? «Нечто Большее»!?

    Пауза длинная. …Наполненная двумя взглядами, мальчишки и его прапрабабушки, которая может из строгой шаманки мгновенно превратиться в юную девушку! Оба взгляда смотрят и друг в друга, и глубоко вовнутрь себя. А, напитавшись странной силой внутри, оба смотрят вовне. Начинают «видеть» широко, за пределами круга у костра, уносятся зрением за пределы стойбища, родной долины, великих любимых гор Тенгритау, многих равнин и других горных стран, морей, лесов, …всей земли. Небо, звёзды, далёкое солнце. Бескрайняя ширь фиолетового пространства, начинающего светиться расплёскивающимися волнами «золотистого» звучания… И ещё дальше! Дальше…

    Эхо звёздного свечения из высокой бескрайности опускается сюда к костру. И сохраняется в сердце. Сейчас и здесь. Без слов. Просто переживая «невозможное и… необъяснимое»? Что мы все ищем!? Зачем?

    - Я попыталась ответить на твой вопрос… Теперь понимаю причину твоей очарованности. Это действительно красиво! …Но слова тут, скорее помешают, - «мудрая улыбка» Дайры, продолжала делиться «переживанием»… Сложным. - …Давай-ка, маленькая любопытная ящерица, ты как-нибудь сам задашь этот вопрос… Великому Тенгри. У Всевидящего Неба есть очень много возможностей помочь тебе приблизиться к ответу на него в самые необычные и… неподходящие по смыслу моменты наших судеб. Очень надеюсь, что тебе повезёт.

    Есть ли ещё вопросы? Нет. Тогда выслушай моё мнение, - улыбка Дайры исчезла, пришла холодная решимость безжалостного знания. Шаманка глянула за спину Вогаза в сторону юга, затем сузила глаза в пристальном взгляде на пламя костра, её губы поджались - поиск решения и смыслов. И, наконец, она произнесла холодным голосом:

    - Не будем ждать ещё год. В ближайшую возможность пойдёшь со старшими наставниками охотиться на медведя! Пора. Твоё время пришло. Ты не будешь участвовать в схватке с самым могучим здесь зверем. Но ты готов, чтобы «увидеть»… настоящую силу. Об этом Испытании тебе известно почти всё. Поэтому через два года ты приблизишься к нему другим. «Не охотником»! …И ещё ты поможешь сородичам своей «удачливостью» осознанно. Поможешь им и себе выжить и не нарваться на сложности в «Битве Духа». Пойдешь без Байсара. Поведут Тагун, наш вождь, и Улай, его брат. Они - лучшие. Будь сильным! Я сказала.

    Вогаз в ходе своего несусветного подросткового удивления решению Дайры вдруг резко обернулся и увидел за пределами круга у костра, в полутора десятках шагов Старейшую Рода Айрун и тетю Боргон. Обе – старшие из тех, кто «ходит-по-снам». У них, что, обход стойбища? Какие «помолодевшие» облики у обеих женщин!? …А между ними ещё и хищный манул, …из местной стаи, прочно облюбовавшей родную долину.

    И все трое имели не только внимательные… «строгие» взгляды, но и странно светящиеся глаза. В которых не отсвечивают сполохи пламени от костра. Очень странно… Вогаз спит!? Или это наяву!? Троица, заметив взгляд Вогаза, развернулась и степенно ушла от юрты шаманки к центру стойбища. Как долго они присутствовали? Что они слышали? …«Завтра будет совет».

    Тем временем бабушка Дайра продолжала вглядываться в пламя костра. После паузы произнесла:

    - Побудь ещё немного внимательным, выпрями спину, не шевелись. Мне надо спеть одну древнюю песню. …Слушай! – сильные Слова и сложный Ритм немного оглушили подростка. Древнее обращение к Мудрой Умай о защите и процветании, о заступничестве перед Лицом Неба и снисходительности! Ибо так надо согласно Заветам Великих Предков…

    По окончание Песни – завершающая фраза шаманки: «Многое из нашей беседы уже утром будет тобой забыто. Но так надо! Со временем твоя сила созреет и только тогда поможет вспомнить все слова этой Ночи и… Суть, обозначенную в них. Пока для тебя, Вогаз, сын Октая, сын Бахара, только – твоё обещание «остановиться в Чудесах» и «не играть с удачей». Согласен? Повтори!

    Подросток громко повторил своё обещание, гладя в пламя. Накатила усталость и сонливость. Вот теперь можно с разрешения бабушки Дайры, бегом домой, подхватив рубаху.

    - Спи, мам, я не голоден. Всё хорошо. Я вернулся…
    ------------


    дальше будет
  3. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    следующий эпизод 3й главы:

    3.4 На дороге вдоль Великой Стены


    Дорога Великого Торгового Пути пролегала вдоль линии хребтов Великого Наньшаня. И Вогазу было не по себе. Тревожно, что ли… или неуютно ему здесь. Вон, остальные ведут себя как обычно. Эти горы красивы! По-своему. Они во многом отличны от любимого Тенгритау, и от Памира, Алатау и других гор на западе. К тому же, это восточное продолжение хребта Куньлуня – могучей границы Тибета, «опасной страны».

    По одной из древних легенд, множество народов спустилось оттуда несколькими волнами расселения в седую старину на благодатную равнину тогда ещё цветущего Гоби. Тибет в той легенде был когда-то громадным островом-прародиной посреди бескрайнего моря. Теперь же он опустел, почти безлюден. Оставшиеся там немногочисленные потомки «первожителей» имеют суровую жизнь. Они очень воинственны и непримиримы ко многим северным соседям. Очень скудно у них там в горах.

    Более того, почти все здешние племена уверены – Тибет очень сильно защищён Высоким Небом с помощью нескольких Армий могучих и коварных Горных Дэвов. Практически, это «запретная страна» и… горе любопытным! В дополнение к сказаниям, тамошние жители, кяны, крайне нетерпимы к внешнему вмешательству в их порядке и мстительны. Их разбойные набеги во все времена были кровавой и опасной частью повседневной жизни всех народов в предгорьях Наньшаня.

    Эти странные ощущения уводили Вогаза от чудес и своеобразия Поднебесной в поиск внутреннего равновесия. Наньшань лично на него «надавливал», поэтому стражник искал причину именно необычных откликов в переживаниях… Но жизнь на Великом Пути продолжается, крепкий порядок нынешней династии Хань способствует быстрому процветанию торговли, росту городов, миру между племенами. Безвозвратно уходит былое могущество хуннской орды, всё глубже погружающейся в пучину внутренних междоусобиц - «северной опасности уже нет».

    Но рядом – Наньшань, как постоянное напоминание всем об опасностях жизни в здешней части мира: «Как вы тут, народы равнин, спокойно процветаете!? Ну, ну…» Вогаз всё больше утверждался в решении, что Великий Тибет ему лично «закрыт» для поиска «счастливой страны», а может и всему его племени! Некоторая мрачность никак не оставляла его настроения. А рядом ещё и Бахар что-то часто недоволен отсутствием возможности испытать силу своей новенькой «чудо-палицы»…

    Но Великое Небо слышит наши мечты и намерения – Бахару вскоре повезло! Или просто очередной бой?

    В одну из ночей на соседний караван напали! Точнее попытались… Оказалось, местные нетерпеливые кяны-тибетцы посчитали соседний караван возможно легкой добычей. Больше двух сотен разбойников устроили засаду в предрассветных сумерках на тракте, не взирая, на могучую силу Великой Стены. Самар получил известие о возможном нападении на соседей ещё предыдущим вечером и отправил половину своих бойцов в подкрепление. Довелось поучаствовать и Вогазу, и лучащемуся надеждой на подвиги Бахаром.

    Двукратное преимущество в численности совершенно не помогло грабителям – опытные стрелки-охранники перебили две трети налётчиков на достаточной дистанции, внеся оторопь и нерешительность в попытки банды развить хоть какой-либо успех своей жалкой атаки. Только два десятка из них рискнули, скорее по глупости, схватиться со стражниками в рукопашную. И, наконец, Матай бросил молодому богатырю долгожданную команду: «Вперёд!». Бахар на глазах превращался в атакующий, жуткий в своей ярости смерч. «Горный дэв» вырвался на волю для разрушения» Остальным уйгурам пришлось только его прикрывать.

    И напарник в бою был… «красив»! Точен, быстр, увёртлив и безжалостен. Его никак не замедливало ни то, что целый десяток разбойников кинулись к нему практически одновременно, ни их преимущество спуска на героя с возвышенности вниз, ни громкие крики ринувшихся на смерть горных жителей. Эта схватка была скоротечной и победной для «нового героя из Турфана». Как говорится, вот он звёздный час молодого силача!

    …Только упоение боем снова вырвалось из Бахара. Не останавливаясь, напарник добил всех напавших на него грабителей, больше десятка. Даже тех, кто был явно тяжело ранен и уже не представлял собой хоть какой-либо угрозы. Лишь запоздалый громкий крик Матая «Бахар! Остановись» заставил богатыря наконец-то придержать могучую руку с новым индийским оружием, вдоволь сегодня напитавшимся крови и жизни врагов. Ярость боя медленно затухала во взоре напарника. А ведь победа стражников двух караванов была очевидна уже давно.

    Сам Вогаз находился в уже давно знакомом «холоде» настроя на смертельную битву. Много поединков, схваток пока никак не изменили его собственное, давно натренированное, переживание при встрече со смертью. Этот «холод» привычен. И удобен. Он не позволяет страху, эмоциям и взгляду завладеть естеством в бою. Именно такой стала его собственная безжалостность.

    Великий Бахар из Турфана торжествующе вскинул вверх обе руки и разразился могучим победным воплем, который подхватили все бойцы и караванщики. Победа! Наньшань удивил сильным эхом ответа. «Да!» - подтверждение от местных дэвов, что стражники достойно и победно сражались. Почти все бойцы от двух караванов посчитали за честь подойти и поздравить молодого богатыря.

    И состоялся большой пир для празднования удачной победы. Отдельную речь в честь Бахара торжественно произнёс даже Самар. Не обошлось без шуток и подковырок, Бахару многое «припомнили» по ходу застолья из несуразностей в службе. Но ничто сегодня не могло омрачить «небесного» довольства напарника собой. Лишь подчеркнуло искреннее уважение к молодому бойцу. Ведь это был действительно красивый бой!

    Вогаз, кроме радости и гордости за Бахара-победителя, ещё и насладился пониманием, что отряд Самара не потерял ни одного бойца в этом бою. Это важно! Значит, мы все оказались достойны перед лицом Великого Неба, Богов и Предков продолжить Путь воинов дальше, к новым приключениям и схваткам…

    Вечером, когда страсти караванщиков и стражников поутихли, и с трудом вернулся обычный ритм жизни на Великом Пути, Вогаз окунулся в воспоминание о своей первой встрече со скрытой внутренней силой и её проявлением в становлении себя как воина-защитника.

    Причина проста – когда твои глаза впервые сталкиваются с яростью во взгляде противника, в груди пробуждается нечто, исконно «твоё», которое и будет твоим настоящим оружием в любой битве. И об этом предупреждали мудрые наставники. Каковы мы внутри? И что спит глубоко внутри каждого?
  4. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18

    Воспоминание 6. Тропа Первой Битвы


    Утром следующего дня Вогаз попытался вспомнить вечернюю беседу с шаманкой, но полностью не получалось. Мама Тёгерин закатила громадную уборку всего и вся в хозяйстве. Причем младший сын, сразу отметившийся неуместной фразой «может, наша юрта не в том месте поставлена», был загружен полезной работой по хозяйству так, что аж похныкать немного захотелось.

    Малейшая попытка задуматься хоть на пару мгновений и отвлечься от домашних забот, немедленно пресекалась и матерью, и старшими сёстрами. Последние ещё и немедленно ябедничали и по поводу, и без, что дополнительно «приукрасило» и так беспокойное утро.

    …Сложный день. К дождю, наверное? Всё, что смог подросток вспомнить и прочувствовать – поиск «перекрёстков» в проходах он действительно прекращает: нарваться на демона-стража или на кого-нибудь пострашнее, хотя, что может быть страшней!? «Нет наставника – значит, не лезь в опасность», ибо глупо. Кроме того, могут пострадать и другие, а Великие Предки ещё и оччень внимательно наблюдают. Помню: «Будешь наказан трижды». За что – знаю! Как и когда!? Жду…

    Размышления о предстоящем будоражили ум. Охота на медведя – мечта всех мальчишек, стремящихся к своим четырнадцати годам! Но чем ближе подводит возраст к этому Испытанию, тем больше начинаешь понимать: малейшая оплошность, а иногда и просто неудачное стечение обстоятельства – смерть одного или больше сородичей. Нормально, когда охотники отделаются ранениями. И хорошо, когда несколько царапин, главное – что живыми вернулись.

    На эту «битву» идут, попрощавшись с семьями и близкими. Стоит нарваться на зверя-восьмилетка, то есть ещё нестарого, но опытного и собравшего полную силу, настоящего хозяина-повелителя округи… Родовые предания имели большой перечень неудач во всех поколениях, который с детства очень даже хорошо знаком всем «будущим добытчикам».

    Характерное отличие этого Испытания – с выходом охотников из стойбища и до их возвращения между ними не должно быть ни одной шутки. Улыбаться якобы, можно, хм-м… если захочется, – ведь идут заглянуть в глаза смерти, а глубину свидания с ней принимают с достоинством. Не только для себя, но и для твоих родичей! И, конечно, для медведя.

    Через день состоялся совет старейшин. Вогаза предупредили, чтобы ожидал рядом с кругом собравшихся – его могут позвать для беседы под конец совещания. Выглядело со стороны, как вызов для возможного наказания. Кто-то из молодежи похихикивал…

    Подросток терпеливо ожидал. Его взгляд остановился на друге, Мергене, неприметно стоявшего в толпе. Одногодок отличался рассудительностью, никогда никого не подначивал, не стремился выделиться в первые. В нём было что-то «прямолинейное», как в Байсаре. И ещё он не разделял восхищения «всякими красотами вокруг»… Но Вогаз как-то всегда за него радовался. Просто приятно за нормального человека, возможно, излишне скромного.

    По окончания основных обсуждений и небольшого спора дяди Улая с Старейшей Айрун, наверное, наставники посчитали брать Вогаза на медвежью охоту очень преждевременным, подростка позвали во внутрь круга.

    Итак, решение принято всё-таки положительное. Вогазу доверяется возможность участия в самой опасной охоте родичей на год раньше срока. С условием – быть максимально послушным, внимательным и всё такое… Но, главное требование – подросток помалкивает, пока не вернуться домой! Один «ляп» языком, причём не важно, по поводу или без, Вогаз будет крайне жестоко наказан. И Байсар не будет присматривать за ним как раньше! Шутки недопустимы. Согласен ли он и понимает всю серьёзность главной охоты!?

    Спокойный и взрослый ответ: «Да, понимаю. Согласен».

    И… чтобы другим сверстникам не было обидно, кого бы (!) Вогаз предпочёл из них своим напарником. Подросток не задумываясь, назвал имя друга – Мерген, сын Ярсуна. Некоторые старейшины хмыкнули, названный подростком юноша считался несколько… нерешительным, хотя покладистым и рассудительным. Неожиданно выбор Вогаза поддержала бабушка Дайра, и почти сразу с ней согласился вождь Тагун. Предложение утвердили простым большинством.

    В итоге, на охоту идут пятеро взрослых и самых опытных во главе с вождём. Ещё четверых юношей, достигших своей четырнадцатой весны и готовых к Испытанию, определили уже давно. Сейчас только лишь подтвердили их имена. Ну и двое младших… «может, на дополнительную удачу для взрослых».

    Расстроенным оказался Байсар: старший брат искренне переживал за Вогаза. И дико взволновались, конечно, мамы – и Тёгерин, и Кана, мать Мергена! Но с ними тут же переговорили и Дайра, и Айрун, и Боргон. Вогаз немедленно вызвался прямо сейчас чистить большой семейный котел сам. И ещё два маленьких. И вообще, его тут у всех на виду «уже как бы нет».

    По дороге к юрте удалось перемолвиться с Мергеном. Друг был не просто удивлен, а скорее радостно потрясён удачей выбора старейшин. И, конечно же, готов к такой охоте!!! Хоть сейчас… И всё это, коротко и часто – «Ух ты, повезло». Его отец Ярсун, уже гордится им в оживленной беседе с родичами. А уж то, что Мерген имеет в напарниках лучшего друга, так это просто «подарок Небес» и «Мы справимся. Обязательно» - и надежда вместе с хлопком по плечу.

    Вогаз смог только ответить: «Наверное, всё будет хорошо». Пояснить другу причину «странного» выбора старейшин он не решился. Да это и не важно!? Ведь Мерген прав – двое друзей обязательно справятся со всеми сложностями и опасностями!

    Вскоре к Вогазу подошёл старший брат, коротко сказал: «Закончишь с котлами, найдешь меня у кузнеца. Прихвати своё копье». И ушел. С запахом строгой собранности, других эмоций не ощущалось. Так у него перед каждой охотой! И его действительно не будет рядом… зато котлы чистятся мной хорошо.

    Позже невдалеке появилась мама, молча стояла и смотрела на младшего сына. Горло тут же скрутила боль. Вогаз не решился сразу посмотреть ей в глаза. Ну, не получается у него что-либо спросить, сказать, успокоить, пообещать, заверить… нет, лучше всё таки подойти. Тихо прошептать: «Мам, всё будет хорошо». И бегом к дяде Багатаю!

    Кузнец и брат уже ждали – Вогазу, сыну Октая, приготовлено новое копьё! Почти взрослое, в полтора его собственного роста, более длинный наконечник. Это его новая «сила и надежда»… именно такие для тех, кому подходит срок Первой Битвы. И которая может стать «последней». Появился и заранее оповещённый очень довольный Мерген с отцом. Ух ты, и даже дядя Улай – дополнительно проверить, что все без исключения участники охоты на медведя надёжно вооружены.

    Свои «подростковые» копья друзья отдали дяде Багатаю: для будущих поколений, их навершия тот осмотрит и подправит, древки подростки делают сами под присмотром родичей.

    Три дня тренировок и поучений, пока, наконец, не пришли известия о месте предстоящего Испытания. Наконец, сборы, родовой обряд «выхода на главную охоту», прощание с близкими. Интересно наблюдать, как меняются в последние дни настроения у молодых воинов: всё больше серьёзности, собранности, «взрослости» и никакой бравады. Главная примета – у юношей нет страха. Как и говорила бабушка Дайра: лучше разумная опасливость, чем испуг…

    Вогаз продолжал радоваться за друга. Всё-таки не зря он предложил старейшинам Мергена – скромность не мешает подростку в надежности и готовности к серьёзному, опасному делу. И его отец широко расправил плечи, потому как пришло время Испытания и для его младшего из четырёх сыновей!

    Только мама Тёгерин последние три дня отмалчивалась… загружала себя и сестёр домашней работой и напускной заботой о семье: «работа – лучшее средство от хандры и печалей». Вогаз просто помогал ей и старался более чем помалкивать, в отличие от предыдущих дней, вот оно – время прикусить свой «дурной язык». Получается!

    На прощании коротко и тихо прошептал Байсар: «Чтобы не случилось – сражайся! Именно в этом всё, что мы есть. …Ты готов. А мы вас всех ждём домой». И сразу стало легко уходить! Хороший день, солнечный, с пронзительным от чистоты воздухом. Мама и сёстры просто обняли пожелали удачи.

    Начиная с границы стойбища Вогаз начал формировать «медленный проход» для охотников, зашагавших колонной по западной тропе. Направление, конечно, «не очень»… Но раз Небеса решили так, значит вперёд. Всё получается достаточно легко, и даже без напряжения. Может, раньше Вогаз делал что-то не так? Ведь сейчас концентрация и не подумала исчезать, когда рискнул повернуться и помахать близким на прощанье рукой… А теперь вперёд, спокойно и внимательно. И подмигнуть Мергену!

    …Пещеру-убежище медведя-десятилетка выследили на шестой день.
  5. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Сутки уточнялись тонкости и порядок охоты. Сложно… на памяти старших – в этом поколении с таким серьёзным хищником ещё не сталкивались, поэтому очень важны и твёрдый настрой, и слаженность действий, и многое другое. Мелочами ничего не назовёшь. Мергену и Вогазу, как ни молоды они были, в разрез с традицией доверили важное действие – вовремя подавать старшим охотникам из первых двух линий группы запасные рогатины и копья на замену сломанным.

    Также, возможно, что матерого зверя не удастся остановить перед его логовом. Опытный хищник может быстро понять, что не стоит пытаться сразится, стоя на одном месте, и попытается прорваться сквозь строй «двуногих». Его будет сложно удержать: слишком большой и сильный.

    Если старшие не смогут выстоять, задача самых молодых проста - одновременно спрыгнуть с тропы в разные стороны. Если медведь дотянется хотя бы до одного из них, то смерть неминуема. Очень важно не струсить и действовать быстро – взрослые на мгновение могут не успеть…

    Дядя Тагун прямо спросил: «Справитесь!? Или подождёте на верхушки скалы в полёте стрелы от пещеры?» Подростки переглянулись. Мерген, конечно глянул на отца. Но Ярсун не стал помогать принимать решение своему младшему сыну – в том и смысл Испытания «первой битвой»: каждый решает сам, ища силу духа только в своём сердце!

    Оба подростка переглянулись, одновременно кивнули и согласились на прямое участие в схватке. Пятеро взрослых смотрели на них очень строго и настороженно, четверо старших юношей – с сомнениями. Последние уже видели год назад беспощадную главную охоту, но… тогда попался зверь-пятилеток. Да, страшно было. Но завтра будет очень сложно.

    Ночь прошла в тревогах, страхах, попытках самоубеждения, что всё будет хорошо. И ни одного Знака от дэвов. Странно… только напряжённость в тишине гор – Всевидящее Небо, Боги и Великие Предки внимательно всматриваются в Испытание!?

    Утренние сборы охотников, проверка и перепроверка оружия, молитва, выход на охоту. Медведь своё убежище не покинул. Началось. Пошли.

    Группа приблизилась к пещере без звуков: опыт и настрой всегда помогают во многих мелочах. Охотники выстроились на широкой площадке в три линии: впереди – старшие, затем – юноши, и… двое помощников. Жуткий запах из логова! Шальная мысль: «Может, он там… приболел!? И не выйдет!?»

    Но в темноте зева пещеры внезапно вспыхивают два огонька – немигающие глаза смертоносной и беспощадной силы. Зверь их всех видит, всматривается! В каждого пришельца. …Это страшный взгляд, именно так смотрят «те, кто не люди».

    «А мы станем Змеями! Сильными и стойкими» - озаряющая мысль из мгновенного понимания «внутри», на грани подступившего вплотную с помощью тишины Единения! Накативший было страх быстрым и мощным рывком пробуждает странную холодную широкую волну из сердца!? И этот «холод» разрастается, окутывает тело коконом, замораживает все остальные переживания. Оставляя, только поучения старших и прощальные слова старшего брата, гулкие сейчас: «Что бы не случилось – сражайся!». И тело слушается, нет паникующего ступора… Оно!?

    «Холодность» в настрое помогает оторвать как-то спокойно взгляд от звериных глаз, глянуть на Мергена, который застыл в удивлении и ошалелости, тронуть за плечо, подмигнуть другу. И напарник переменился – «перенастроился», сжались его губы, сузились глаза. «Поэтому у них получится».

    В дополнение к «холоду» Вогаз спиной мимоходом ощутил Присутствие. Глаза матерей, сестёр, бабушки Дайры, Великих Предков… весь Род пришёл сюда и поддерживал! Теперь будет хорошо и удачно. Более того, мгновенно пропустим через себя силу Присутствия дальше, во всех охотников. Здесь и сейчас.

    И… важное – быстро и легко восстанавливаем «серебристые стены прохода» вокруг большой площадки перед лицом пещеры. Как незаметно они исчезли от моего потрясения увиденным!? За ними нет ничего нужного сейчас и здесь. А вот внутри – вся моя сила! И сила моих соплеменников. Опытных, храбрых, всё предусмотревших, решительных и стойких. Полностью готовых к битве. Ух, как они одинаковы – девять Змей из одного Рода! И два «змеёныша», почти взрослых. Как единой целое в эти мгновения, хотя и все разные не здесь. Мы готовы!

    Медведь отодвинул свой взгляд вглубь логова, злобно зарычал. Охотники ответили грозным боевым кличем, сначала старшие, через мгновение – молодёжь. И могучий зверь в неуловимый момент как молния бросился наружу. …У громадина!

    Он не встал на задние лапы для поединка, а ринулся громадным валуном прямо сквозь охотников, пытаясь проломить себе путь. Две рогатины сломались сразу, но вторая линия из юношей вовремя поддержала первую – медведя удалось остановить. Двое старших во мгновение ока отступили, бросив сломанные древки. Подхватили новые у двух несбежавших(!!!) подростков и снова устремились в схватку.

    Медведь таки встал на задние лапы! Сломано ещё одно копье Ярсуном, и Мерген успевает быстро передать отцу новое. Почти сразу Вогаз тоже кому-то из взрослых передает запасное копье. Время сжалось в странную воду. Чистую и медленную, и тоже наполненную «холодом». Медведь начинает заваливаться, крики и точные выпады копьями стали какими-то медленными, расплывчатыми.

    А Вогазу… легко, тело слушается. Смотрит на друга. Мгновенное обоюдное понимание-согласие. И подростки уже подхватывают с земли свои собственные копья, подскакивают к сгрудившимся толпой над падающим зверем охотникам, с криками начинают помогать добить медведя…

    Яростный взгляд могучего зверя и недовольное рычание медленно угасают. Стекленеют его глаза. Большое тело замирает. Мгновения не ускоряют ход. Жуткий гул сердца во всем теле Вогаза. Громкий оклик вождя: «Всё! Победа». Охотники начинают расслабляться. Их первые попытки осмотреться, расправить плечи.

    И все живы! Начались победные крики, потрясение поднятыми копьями и рогатинами.

    …Далее вождь Тагун провёл обряд «завершения Испытания»: благодарность Великому Небу, Богам, Великим Предкам и всему Роду Горной Змеи с северного склона Тенгритау. И большая благодарность Медвежьему Духу, который достойно принял вызов на поединок и храбро сражался.

    - Ещё четверо воинов пополнили ряды защитников родной долины! Ну и два юнца, которые отлично и более чем достойно показали себя в тяжёлейшей схватке! Вот теперь «можете отойти по нужде… Как не надо!? Совсем, совсем!? Ну, тогда хвала Небесам и Предкам – ещё два достойных бойца подросли в нашем Роду!!! Молодцы!

    …А может, всё-таки сбегаете вон за ту скалу? Нет!? Тогда тройная удача нам всем – побеждён могучий зверь! Четверо новых воинов! И два почти готовых бойца в помощь старшим и всему Роду Горной Змеи! Дорогой Ярсун, благодарим за правильное воспитание младшего сына. И Байсару также – отдельно большая благодарность, как и Октаю! – Охотники криками поддержали Тагуна.

    В принципе, тут не было шутки «про нужду», а возможностью сбросить напряжение поединка. Вогаз только дивился себе, что «холод» не торопится уходить из настроя, а как бы знакомится с его естеством: как "необычная сильная змея, вылупившаяся из яйца, только уже очень взрослая, умная и… безжалостная". И она уже знает, как и что ей делать в самых жутких обстоятельствах. Быстро, точно, без раздумий. «А на хвосте у неё – удача…» - новая мысль-понимание.

    А вот Мерген радуется, как и его отец. Напарник уверено шепнул Вогазу: «Я же говорил, вдвоём мы справимся. Вот и получилось!»

    Дальше начался разбор охоты: каждый отмечен полосой медвежье крови на лбу за стойкость и удачу. Четверо старших юношей, как показавшие себя настоящими воинами, ведь именно они не дали медведю прорваться сквозь вторую линию группы, чем защитили двух младших сзади, получили по второй полосе "знака удачи и доблести".

    Также именно эти четверо и отметились большим количеством глубоких царапин от медвежьих когтей. Но, может впервые в Роду Горной Змеи, во время Испытания никто из охотников не получил ни одного сколь бы то серьёзного ранения. Ещё один знак благословения Великого Неба!


    -----------
    дальше будет
    Последнее редактирование: 23 июн 2014
    Vikinkir нравится это.
  6. sibday

    sibday Сделаю сайт. Видеоуроки на заказ. Обучаю.

    Дата регистрации:
    16 ноя 2005
    Сообщения:
    4.958
    Симпатии:
    372
    Баллы:
    83
    Складывается ощущение, что жанр книжного романа в той форме, каким он был раньше, изживает себя. Сейчас человек переключился в медиа-технологии и читать как прежде уже практически не в состоянии.

    Понятие "чтение" трансформировалось в "посмотреть"...
    Текст может быть даже очень хорошим, но всё равно, как мне кажется, прежний "роман" себя изжил...
    Про Чингисхана, к примеру, я лучше посмотрю фильм 32-х (кажется) серий китайского производства, нежели читать книгу того же Василия Яна.
    Хотя, конечно, одно другому не мешает...

    Новый жанр художественного творчества - "ютуб".
    Вот где можно продвинуть свой художественный тренд, к примеру, РАССКАЗЫВАЯ... и при этом сопроводив картинками.

    Тож такой многосерийный роман можно забабахать.
    Последнее редактирование: 23 июн 2014
    kalpa нравится это.
  7. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Не знаю. Для меня сейчас важно дописать сюжет "правильно" - что важным считает для своей судьбы персонаж. Толком ещё не могу понять, что именно у него в жизни считает "личной тропой". А дальше - будет видно. Пока, "шестидесятилетний Вогаз рассказывает своим внукам о себе, двадцатисемилетнем, который ухитрился поучаствовать в большом путешествии".
  8. sibday

    sibday Сделаю сайт. Видеоуроки на заказ. Обучаю.

    Дата регистрации:
    16 ноя 2005
    Сообщения:
    4.958
    Симпатии:
    372
    Баллы:
    83
    А что, если действительно начитать ваш текст прямо в ютуб... Иногда бывает, что на слух текст ложится намного глубже, чем самому пробегать по тексту.
    Тема-то романа, в общем, занимательная.
    pain-saa и kalpa нравится это.
  9. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Спасибо!!! Подумаю, идея интересная. Значит, моя задача - закончить сюжет. Удачи!
  10. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    окончание эпизода 3.4:

    Началась разделка звериной туши. Вождь Тагун справедливо отметил каждого охотника согласно заслуг в схватке знаковым подарком, призывая Всевидящее Небо, Богов и Великих Предков в свидетели. Младшие подростки получили по медвежьему когтю за «стойкость духа и помощь старшим». Носить такой на шее – у-у-у, все сверстники обзавидуются!

    Вогаз в то же время продолжал наблюдение за переживаниями внутри себя – он снова разделился на двоих: обрадованный удачей и великим событием в своей судьбе подростком и… странным взрослым незнакомцем, «которому неинтересно». Который помалкивает, всматривается в родичей, ставших несколько «чужими», предпочитает поглядывать вокруг пещеры с точки зрения… безопасности.

    Хотя это и не очень важно… тихо и спокойно здесь. Для этого второго похоже «ничего вокруг не является важным, интересным», даже Красота Всего… как-то поблекла. «Ну, есть Она. И что!?» Поэтому подросток испугался. За себя! Он что-то утратил сегодня…

    Взрослые, кстати, положительно отметили его молчаливость – никто из них, оказывается, не забыл, что от Вогаза, сына Октая, получено и сдержано обещание старшим унять свой «дурной язык». Хм-м, а ведь это спокойно получилось… «вредный вогаз» заткнулся? «Холоду не нужен разговор»!? Надолго ли? Придётся проследить. И рождался внутри только один вопрос, спокойный, очень неприятный и… страшный. «Кому его задать, кто поможет с ответом? Не испугавшись, не расстроившись».

    Внешне подросток постарался ничем не привлечь внимания к своим переживаниям никого из родичей. В том числе, и Мергена. Лучшего друга… Вогаз помалкивал, иногда «вовремя» улыбался, несильно. Даже делал «удивлённые или обрадованные глаза» согласно моменту. Но продолжал изучать себя «опять нового».

    Похоже, поговорить о «следующем открытии» удастся только с шаманкой. А вот к Великим Предкам с расспросами нельзя – может именно таково Их второе наказание для него!? Или опять урок? Холод настроя незаметно исчез – куда!? Понадобится ли он вновь? Скорее всего, да – впереди нелёгкие, опасные и необычные годы взрослой жизни, для которых у меня теперь есть «ещё одно средство» для выживания. Но будет ли оно способствовать счастью!?

    По-прежнему легко удерживаются серебристые стены «медленного Прохода» вокруг. Их никто не видит из охотников. Удобно. Спокойно. А за стенами – тихо… Вот, наконец, вся группа двинулась домой и Вогаз «переделал» направление стен вдоль намеченной вождем тропы домой. Почти без усилий. Достаточно не отвлекаться от намерения удерживать «медленный проход» взглядом. Пришла странная мысль-понимание: «Хватит и десятой части моего внимания». Откуда она!? Откуда-то изнутри…

    Весь Род Горной Змеи вышел поздним утром к окраине стойбища встречать удачливых охотников-победителей. Громкие крики радости, что Испытание состоялось! Причём удачно! Все вернулись живыми! Без серьёзных ранений! Великая Благодать Небес и свидетельство праведности их Традиции.

    Даже Байсар расчувствовался, крепко обнял и долго хлопал по плечам младшего брата от радости. Он очень верил, что Вогаз справится! И это произошло! Значит, по его словам – «Всё правильно»… Но подросток не может задать старшему брату свой жуткий вопрос, нельзя испортить праздник для всей без исключения родни. …Как и маме, которая испугается и глубоко расстроится. Поэтому придётся потерпеть – бабушки Дайры пока нигде не видно.

    В ходе начавшегося празднования очень удачного завершения Первой Битвы Вогаз продолжал удерживать раздвоенность, делясь на лучащегося радостью и гордостью подростка и… того, «нового» себя, которому неинтересно, который продолжает, как бы невзначай, поглядывать и вслушиваться во всё «здесь и далеко», безопасно ли вокруг. А на многочисленные вопросы всех родичей, страшно ли было, всегда один ответ: «Да, конечно страшно!»
  11. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    А вот и шаманка… но она пока в стороне – сейчас старейшины Рода проводят обряд завершения Испытания Первой Битвой. Начал подробный рассказ Вождь Тагун. За ним расскажут о «первой битве» другие старшие охотники – четырём юношам придётся выслушать много смешного и поучительного. «Гордыня – мираж реальности, пустой и… глупый». Но знак «орлиного клюва» в татуировку на правых лопатках все они получили более чем достойно – с радостью свидетельствует Род перед Лицом Высокого Неба и Великими Предками.

    Беркут в небе над стойбищем! Лучший знак Их Ответа.

    А теперь время рассказа о двух, якобы храбрых «змеёнышах» вождём Тагуном. Что это - умиление у Байсара, да и у всех старших!?

    Дядя Ярсун, похоже, готовит очень смешную историю, его жена Кана, не отводит счастливых глаз от младшего сына. …А мама Тёгерин грустит – не верит улыбке Вогаза. Мама всегда чувствует, что с её ребёнком что-то «не так», как бы он не заверял её в обратном.

    И ещё пронзительный и безжалостный взгляд бабушки Дайры, которая, похоже, быстро рассмотрела «новые перемены» внутри Вогаза. Надо передать ей просьбу о беседе, хм-м, …только «уголками глаз». Ух ты! Шаманка кивнула в ответ – догадалась и согласилась. И как же стало легко! Вот теперь можно полностью окунуться в радостное действо празднования древнего обряда: Род Горной Змеи искренне ликует пополнению новыми настоящими воинами-защитниками. И это ещё одна удача перед лицом Высокого Неба! Общая.

    Побеседовать с шаманкой Вогазу удалось только следующим вечером. Проводившая его к выходу из юрты мама грустила, она так не решилась расспросить. Подросток остался доволен – ему нечего было сказать, он смог только улыбнуться. Несколько натянуто вышло.

    Бабушка Дайра ждала, разведён небольшой костерок, бурлит новый отвар и… никого вокруг, звенящая напряженность в вечерней тишине. Очень тихо. К удивлению для себя Вогаз «добавил» серебристые стены «прохода» за пределами круга, снова очерченного шаманкой. Бабушка Дайра «увидела» и ... усмехнулась. С грустью. Последовало приглашение:

    - Присаживайся и спрашивай, отвар пока не пей.
    - Бабушка, у меня только один вопрос: «Теперь я смогу спокойно убивать людей?»
    - …Да, маленькая печальная ящерица, это так. …Если можешь, опиши с подробностями всю охоту и свои новые «открытия».


    И Вогаз стал рассказывать. Не торопясь, уточняя то там, то тут. Не зная, где главное или важное. Но, не упуская необычное. «Картинка» переживаний оживала, пришлось снова окунуться в события чужой «первой битвы».

    Когда Вогаз, не подумав, снова включился, с лёгкостью(!), в переживание «холода», отодвинувший страх там, у пещеры могучего зверя, взгляд Дайры стал пронзительнее, глубже. Она «видела» его перемену! Более того, с северной стороны за её спиной явно возник и «слушал», всматриваясь в подростка… тёмный клин Присутствия Великих Предков. Ведь этот запах Вогаз уже никогда не забудет.

    И почти сразу, за пределами круга, объявилось другое Присутствие странных Сил. Похоже, сегодня Многое внимает исповеди любопытной Зелёной Ящерицы!? Внимательно. Потому как неуютно ощущаешь себя под пристальным рассматриванием со всех сторон и глубоко вовнутрь чего-то или кого-то Большего. Очень Большего. И сегодня не будет шуток… Шаманка разрешает сделать несколько глотков отвара. Вогазу становится теплее, уютнее.

    - Что это за «холод», бабушка Дайра!? Почему «он» всё время спокоен, удобен и даже удачлив. Что я утратил!?
    - …Это часть тебя, малыш. С рождения «она» очень глубоко спит у большинства людей, у мужчин и женщин. И далеко не у всех просыпается. Это оружие и защитный доспех твоей «личной силы». …И раз «оно» проснулось в тебе – значит, будут события в твоей личной судьбе, когда «это» очень понадобится. Не только тебе, но и для других! Лучше – для спасения чьих то жизней, хуже – для мести или злобы. Грань различения очень тонка.


    Таковы настоящие воины, скорость выбора правильности в словах, размышлениях и поступках для них как молния. А вот последствия могут быть ужасными, даже мерзкими. И не говори потом, что не слышал моих слов – я сказала!

    Потому-то Знания нашей Традиции и основаны на небесном Порядке и Чистоте сердца. Ты знаешь наши Заповеди: мир, согласие и взаимопомощь. Не война! У нас не может быть сомнений в правильности применения этого «дара», как и любого другого.

    И эта часть Знания также крайне опасна своей возможностью «очаровать» тебя. …Насовсем. Станешь «холодным убийцей», беспощадным, стремительным и… не имеющим прощения. Помни! Всегда и везде.

    Ты ничего не утратил в Испытании! Просто добавилась ещё одна часть Великого Знания к другим! Великое Небо ответило на твой выбор, и ты, более или менее осознанно, уже сам будешь следовать его «правильности». Эта «правильность» Тропы только твоей судьбы, не кого-либо другого.

    Таков ты, малыш, сын Октая! Таково твоё Сердце. Слушай его – только оно подскажет, насколько счастлива твоя судьба и твои шаги по Тропе. А чтобы не было грустно, одиноко и страшно, мы уравновешиваем наши «дары» между собой: и умение видеть Красоту, и умение стать «холодной силой». Только тогда становится легко, уютно и радостно!

    Учись. Мы – великие существа, дети Великих Небесных Родителей. Смотри «шире» на себя и на других, тогда тебе будет понятнее каждый твой шаг на «личной тропе». Помогай себе правильной беседой между твоими «дарами», незаметно от других людей. Пусть «они» научатся слушать друг друга под пристальным присмотром твоего Сердца. Сначала будет трудно, потом легче. Всё понятно?

    Вогаз ответил кивком, порадовался своим широко раскрытым глазам, легкой улыбке, умиротворению внутри и… «ушедшему спать холоду». Он действительно понял со всей возможной ясностью, теперь можно жить дальше и учиться. Что и подтвердила мудрая бабушка Дайра на прощание: «Большее об этом «даре» теперь тебе расскажут наши старшие наставники. Поверь, доведётся узнать много интересного! Ты готов».

    И подросток пошёл домой отдыхать… Удалось крепко обнять маму, взволнованно ждавшую возле юрты. А завтра – бегом к дяде Улаю, он самый рассудительный в стойбище.

    Почти через два года «холодный дар» позволит Вогазу достойно завершить его собственную «Первую Битву», хотя и начавшуюся с жуткого страха.

    -----------
    дальше будет
  12. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    следующий эпизод:

    3.5 Встреча с дальними родственниками

    Караван подходил к необычному городу – Увэй, расположенному в середине китайского участка Великого Торгового Пути между оазисом Дунхуан и столицей Поднебесной Чаньанем. Здесь Великая Стена ответвлялась, большое крыло этого гигантского сооружения устремлялась на северо-восток, охватывая почти всю западную часть знаменитого горного плато Ордос.

    Когда-то городок Увэй был маленьким китайским форпостом, одним из первых, возведённых Поднебесной за великой рекой Хуанхэ. Сейчас он разросся и стал большим городом-крепостью, где пересекаются торговые пути с востока на запад с северными дорогами, ведущими в центр Гоби. Теперь это ещё и громадный город-ярмарка. Очень сильный гарнизон надёжно охранял торговый перекрёсток.

    С юга здешнюю равнину подпирал высоченный хребет наньшаньских гор Циляньшань, а с севера – неотвратимо набирающая силу пустыня Алашань, южная часть Великого Гоби. Местных горных рек вполне хватает на орошение аккуратных лёссовых полей с посевами гаоляна и просо. Ну и с древних времён процветает разведение скота. Итак – ещё одна прародина кочевников.

    Именно здесь раньше проживали предки тохаров и усуней, вынужденных под давлением хуннской орды переселится в Западный Край. Местное население, китайцы их назвали «чи-ди», веками постепенно перемешивалось в брачных союзах. До нашествия хунну местные общины старались жить мирно. Орда переломала повседневные традиции этих жителей. Сейчас под защитой войск Поднебесной они, похоже, впервые за много поколений стали мирно существовать.

    Вогаз поразился: Увэй, считающийся в Китае небольшим городом, оказался почти равным Турфану. Тогда каковы же большие города Поднебесной!? Это же сколько людей живёт в них!? Удивление нарастало. Одно – рассказы об этой стране среди караванщиков и жителей других краёв, совсем другое – увидеть своими глазами.

    Вглядываясь в разношерстную толпу на улицах, вслушиваясь в необычные говоры, крики, в шумную торговлю товарами со всего известного мира, уйгур начал теряться в попытках осознать невообразимое количество народов под Высоким Небом и жизненность их Традиций.

    Именно здесь в Увэе, где встретились и проживают вместе представители всех восьми сторон света, он впервые расстроился из-за сложной судьбы своих соплеменников: «Мы – капля воды в реке Жизни, нас просто задавят числом».

    Поначалу интересно было наблюдать за повседневными делами и поведением жителей из разных общин, но излишняя «людность» чужого города начала постепенно давить на настроение. В предпоследний день из шести полного караванного отдыха Матай взял с собой Вогаза на местный рынок для закупки каких-то ремней в обоз. Бахар дежурил на страже в очередной смене и пропустил возможность составить им компанию.

    По дороге обратно десятник предложил перекусить местной едой на присмотренном им постоялом дворе. Вогаз тупо со всем соглашался, настроение было из разряда «угу», когда ничего не интересно и нет ни малейшей радости. Но вкусные горячие лагманы с пышными лепёшками быстро обрадовали сердце. «Ням, и ещё раз ням – вкуснотища!» Завершали неторопливую трапезу приятным зелёным чаем.

    В малолюдную обеденную залу в это время вошла большая семья из девяти человек. Одеты не бедно, вели они себя чинно, не шумели. Матай, кажется, даже не обратил на них внимания. А Вогаз, всмотревшись в этих посетителей, напрягся. Это были уйгуры! Но, не известные ему соплеменники - жители Западного края, а из местных – пограничные поселенцы, беженцы из погрязшей в усобицах хуннской орды.

    По рассказам, Поднебесная приняла «под свою руку» уже несколько десятков тысяч таких переселенцев. Но осесть им разрешено только здесь, в Хэси, на равнине вдоль Циляньшаня, которая «за Жёлтой рекой», под прикрытием Великой Стены, с обязательством регулярно выставлять конное ополчение на подмогу китайским войскам. Якобы среди них есть хорошие бойцы… Но дело сейчас не в этом!

    Верховодила семейным обедом статная, даже как-то величественная женщина лет шестидесяти с властными манерами. Именно её «сильный» взгляд, брошенный в сторону двух наёмников, первым изменил атмосферу в помещении. Она сразу распознала соплеменников, но заинтересовал её почему-то только Вогаз. «Как бабушка, которая впервые увидела очень дальнюю родню!? Или как? Она похожа на Старейших из наших Родов. Но сама - другая. Точнее, очень чужая!»

    Матай смаковал вкусный чай и, похоже, делал вид, что ничего особенного не происходит. Вогаз потерял интерес к приятному напитку, он с любопытством рассматривал этих людей и пытался понять, почему их в Западном крае некоторые считают «предателями» Древней Традиции? В его Роду Горной Змеи этих дальних родственников считали «утраченными», …не «потерянными», и которых, кстати, ещё «можно найти». А вот «утраченные»!? Наверное, вопрос не к людям. А к Небу!?

    Пожилая женщина-уйгурка тем временем возглавила своё семейное застолье, хотя сама ела мало, прямо на двух соплеменников она не смотрела, как бы полностью поглощена заботами о близких. Точнее делала вид, что у нее нет причин пристально вглядываться в незнакомцев.

    По ощущениям, а они уже давно не подводили Вогаза, это «Старейшая». Причём, с каким-то «даром»! И она сейчас пытается «поглубже прочитать» именно молодого уйгура. Вогаз немедленно «оделся холодом обороны», ведь нормальные люди такого вмешательства в чужое естество себе не позволяют. «Что происходит!? Так нечестно! А поэтому меня здесь нет - я мгновенно растаял весь. «Как щепотка соли, брошенная в огромную воду Беспредельности». Вот пусть Она и решает дальше, что и как, а я – тю-тю, нету… Пум-м!»

    «Всё это» подтвердилось – женщина вздрогнула и теперь уже откровенно уставилась прямо на него. С удивлением! Даже поморгала… Явно задумалась, перевела взгляд, ставший заботливым, на близких. На её лице, умудрённом годами и каким-то своим Знанием, появилась печаль!? И забота? Трудно распознать, что творится в душе сильного духом пожилого человека…

    Неожиданно Матай с широкой улыбкой, просто лучащейся доброжелательством, сделал заказ на другой чай, причём, какой-то дорогой, то ли с жасмином, то ли ещё с чем-то. Кроме того, а зачем чашки на троих!? Он собирается кого-то пригласить для беседы? Кого!? Неужели эту пожилую уйгурку!?

    Когда стол наёмников накрыли по-новому и принесли заказ, возникла пауза – знак внимания к возможному серьёзному событию. И Матай, дождавшись ответного взгляда старшей уйгурки, чинно кивнул ей и сделал молчаливый жест приглашения к своему столу.

    Женщина выпрямилась. Не отводя глаз от старшего наёмника, скрестила руки под грудью, задумалась. Наконец, она коротко наказала близким продолжать трапезу. Медленно встала и степенно, с огромным достоинством подошла к столу двух незнакомцев. От неё «веяло» строгостью, миром и… печалью. «Встреча с двумя пришельцами дает ей надежду на что-то очень необычное, почти невозможное!? Она сейчас «пахнет» силой почти всего Гоби!?»

    Оба стражника привстали. Матай ритуально, но со сдержанностью представился сам и представил молодого уйгура, своего подопечного. Но не назвал Род!!!? Ни свой, ни Вогаза!? Просто обозначил, что они оба – «из Турфана».
  13. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Пожилая уйгурка также ритуально кивнула и с достоинством назвалась – Таала, дочь Алатая и Катуй, из Рода Синего Волка и по прозвищу «Буркут», «Старейшая» уйгурской Семьи в Увэе». Её голос очень твёрд, не допускает возражений.

    Матай не изменился в лице, но подобрался для большего пиетета и уважения, а Вогаз с трудом сохранил самообладание – предстояла серьёзнейшая дипломатическая беседа. На которую почти никогда не приглашают молодёжь, …если они – не объект этой встречи и разговора. Ведь она могла ограничиться только именами родителей. «По-моему я попал!? И почему я?»

    Назвав свой статус и даже прозвище, пожилая уйгурка обозначила степень открытости, доверительности и важности беседы. Фактически требуя полной взаимности! …Таковы правила - на основе мира и согласия перед лицом Всевидящего Неба, Богов и Великих Предков!

    Матай со всей доброжелательностью пригласил Таалу за стол и предложил отведать необычный напиток, так соответствующий духу гостеприимства. Все присели, сделали по глотку чая. Вогаз чуть не поперхнулся – «Красота Вкуса Неба»! Восхитительно!!!

    А вот старшие не изменились в лице, у Старейшей - по-прежнему деловая строгость и… новая попытка скрыть печаль. «Что ж такого серьёзного произошло, если Вогаз чем-то заинтересовал пожилую уйгурку высшего статуса здесь, далеко от его родных краёв!?»

    Первым начал беседу Матай, тон его голоса однозначно напомнил Вогазу, что младший напарник помалкивает, ведёт себя очень почтительно и ни в коем случае не вмешивается в разговор, пока на это не будет явного разрешения именно Матая, вошедшего в статус «отца» и готового нести полную ответственность за «своего сына», то есть уже даже не начальника…

    - От всей души приветствую тебя, досточтимая Таала, дочь Алатая и Катуй из Рода Синего Волка, и желаю процветания Твоей Семье в этот интересный день! Да опустится мудрая благодать Всевидящего Неба на Твою жизнь и наполнит радостью заботу от Твоих близких!

    Мы, простые караванные стражники из Турфана, ненадолго посещающие эту страну и находящиеся под начальством своего «приёмного отца», досточтимого Самара, сына Кабриса, сына Тоёнга из Рода Красного Быка, и какую любую помощь можем оказать, которая в наших силах и возможностях, как свидетельство безмерного уважения к Тебе и Твоей Семье?

    Произнесенные слова вызвали потепление во взгляде Таалы. …Только небольшая прищуренность её глаз подсказала, что имя Самара ей очень даже знакомо, его статус понятен и приемлем. Она опустила ладони на стол, медленно сделал ещё один глоток чая, затягивая паузу для размышлений.

    Вогаз ощутил в «запахе её настроя» усилившуюся печаль, вплоть до «полной безнадёжности». Похоже, далеко известна непреклонность и авторитет Самара в большинстве возможных вопросов между Семьями…

    - И я от всей души приветствую, доблестные воины-соплеменники! Заверяю в полном гостеприимстве здесь для Вас и от себя, и своей Семьи! …Разнообразны люди, которых приводит Великое Неба в эту страну, и в частности в город Увэй. Наши Семьи живут здесь давно, под твёрдой и милостивой защитой Поднебесной.

    Многое меняется в жизни последних поколений. Поэтому особую радость вызывает нежданная встреча с соплеменниками, принося усладу в моё сердце от понимания, что правила и традиции по-прежнему бережно хранятся нашим народом по всей известной земле.

    Необычность скромной внешности Твоего молодого подопечного, а также достойное всяческих похвал его самообладание, побудили меня попытаться удовлетворить своё любопытство во многих вопросах о нём, решившись ответить на твое любезное приглашение о совместном чаепитии…

    Заметив настороженность у поджавшего губы Матая, свидетельствующие о возросшем подозрении, Таала продолжила более мягким тоном:

    - Очень люблю и берегу древние предания и старые Мифы нашего племени, понимая их глубину и важность как основы Традиции в жизни наших Семей. Твой молодой подопечный, похоже, из тех, «кто изредка спускается на ярмарки в Урумчи».

    У нас довольно мало сведений о жизни народов в той части Западного Края. Поэтому наша необычная встреча – это чудесная возможность узнать хоть крупицу известий о дальних родичах, расставание с которыми почти шесть кругов-поколений назад из-за сложных событий под Высоким Небом до сих пор вызывают глубокую печаль.

    Более того, такие как я хорошо помним причину утраты связи и надежды на хоть какое-либо общение в нынешние времена, справедливо и честно признавая свою вину в разрыве близких уз родства и доброжелательства.

    Поверьте оба, это до сих пор глубоко омрачает наши сердца! …Но, в тоже время, мы надеемся на Чудо и благосклонность Небес, лелеем надежду вернуть долг чести и полноту извинений за проявленную слабость во время смертельных испытаний, допущенную предками наших Семей.

    Знаем также о возможности Милосердия Божественных Сил и давно готовы сделать всё невозможное для их заверения в наличии глубинного желания у здешних Семей вернуться под сень могучей силы древнего Порядка и Любви.

    Мои слова искренни. От чистого сердца. И с великой надеждой перед Лицом Всевидящего Неба, Богами и Великими Предками! Я сказала…

    Досточтимый Матай, а теперь позволь Вогазу хоть немного рассказать о себе.
    - Дорогая Таала, что именно ты хочешь узнать от него? Сложность нашей службы, в которой есть неприятные невзгоды и жесткие испытания личной силы каждого бойца, вынуждают меня, принявшего под свою личную ответственность всю полноту заботы приёмного отца об этом парне, просить тебя сузить перечень возможных вопросов о нём. Моё право в этом подтвердит и дополнит уже своей, намного большей ответственностью, мой приёмный отец – досточтимый Самар, сын Кабриса!
    - Похвально и вызывает уважение проявление такой заботы об имени и судьбе подопечного. Заверяю в полноте понимания ответственности за своё любопытство и обещаю, что ни я, а также никто из моей Семьи не воспользуется прямо или необдуманно знанием, которые я могу сейчас услышать, во вред Вогазу, тебе, досточтимый Матай, вашему приёмному отцу, Самару, и всем(!) Семьям нашего племени, как и другим народам. Согласно древнего Правила!
  14. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Старейшая дождалась согласного кивка Матая, пронзительно глянула на Вогаза и задала свой первый вопрос:
    - Дорогой Матай, в целости ли Знак принадлежности к своему Роду у Вогаза, сына Октая, на его левом плече? Причём не спрашиваю, «чей» он!
    - Да, лично подтверждаю как видевший его собственными глазами и распознавший.
    - Хорошо. Как давно Вогаз знаком тебе и каковы были обстоятельства твоего знакомства с ним?
    - Уже четыре весны он мой подопечный и обнаружил я его сам, совершенно неожиданно и непредсказуемо. Вогаз, заверяю, не искал меня. Это я в силу своего опыта посчитал возможным пригласить на службу в качестве его начальника и наставника. Моя проверка подтвердила, что парень обладает достаточной силой и необходимыми способностями, которые бы устраивали меня не только как старшего воина, но и отвечали моёму желанию стать его «приёмным отцом».
    - Хм-м… Удачлив ли он? Точнее, есть ли удача в вашей совместной службе и других жизненных обстоятельствах?
    - …О его личной удаче судить не берусь, но мои наблюдения за четыре весны подсказывают, что Вогаз достойно использует свои врожденные способности как воин и человек, с образцовой рассудительностью, терпением и послушанием старшим. Также он дисциплинирован и уважает наши традиции. Пока Вогаз не давал повода усомниться в его надежности.
    - Хм-м, …прекрасно. Женат ли он?
    - Нет. И меня предупредили, что вопрос о его женитьбе никак и никогда не обсуждается – таково решение старейшин его Рода, о чём меня однозначно уведомили.
    - Так… почему его голова обрита, но сзади на затылке оставлен локон волос, заплетённый в косу? Мне кажется, это было «сделано» по достижению Вогазом приблизительно десятой весны.
    - Досточтимая и дорогая Таала, может, существуют личные обеты, которые не в праве обсуждаться посторонними? А может это всего лишь его собственная прихоть иметь броскую внешность, которой так любит выделиться любой молодой вояка? Вечно у них в головах сказания о могучих древних героях, победителях страшных дэвов…
    - Спасибо, что жёстко напомнил, дорогой Матай! Моё любопытство незаметно переходит грани приличий. Прими, пожалуйста, вместе со своим подопечным мои искренние извинения! Мне хорошо известна возможность подпасть под древнее Проклятие, причем оно накажет не только меня, но и коснётся тяжким ударом всего моего Рода. Я не сдержалась – все мои чувства и знания ликуют сейчас от знаменательности нашей сегодняшней встречи, так неожиданно и радостно подарившей крылья надежды многим скрытым мечтам! Если можно, ещё немного вопросов?

    Дождавшись очередного согласия Матая, Старейшая продолжила:

    - В древних преданиях упоминается, что когда-то молодым юношам сзади на правой лопатке делали Знак Опыта и Знаний. Сколько его ступеней обозначено на спине у Вогаза?
    - Первые три, все полные. Лично видел своими глазами и подтверждаю. В моём Роду также следуют этой Традиции.
    - Да, а у нас многое изменилось. …Каково его прозвище?
    - Мы называем его Барсуком, мне и другим кажется, что это наилучшим образом соответствует навыкам и опыту моего подопечного.
    - Хм-м, интересно. И, похоже, отвечает его повадкам. В тоже время и… судя по его самообладанию и некоторым тонкостям в его настроении, мне лично видится «вершина бархана, где замер и смотрит в прекрасную вечернюю даль молодой любознательный варан, …уже познакомившийся с безжалостностью этого мира, но оставшийся при своём мнении».

    Но это моя личная прихоть видеть людей «по-своему». Не хочу уточнять, подтверждать или оспаривать! Считайте это своеобразным капризом пожилой женщины, которая вплотную подошла к многочисленным слабостям неизбежного старения.

    Вогаз никак не реагировал на произнесённые слова: ему было легко и спокойно. Рядом с таким надежным наставником, защитником и приёмным отцом как Матай! «Многое она видит! …И довольно многое знает. Более того, она умеет глубоко «заглянуть» в человека, что дано только шаманам и некоторым избранным.

    Спасибо досточтимой Алтун, матери Бахара, обстоятельно предупредившей Матая о «некоторых сложностях судьбы» молодого горца, ставшего напарником её сына, и что о Вогазе не должно обсуждаться. В тоже время, досточтимая Таала не торопится раскрывать свои намерения. Кажется, меня хотят использовать для чего-то необычного. Матай объявил, что не даст меня в обиду. …И она по-прежнему печальна».

    Таала задумчиво сделала несколько глотков чая и наконец решилась задать следующий вопрос:

    - Дорогой Матай, позволь, пожалуйста, Вогазу хоть немного рассказать о женщинах из его родни, каковы они и как ведут повседневные дела.

    Вот здесь Матай был вынужден глянуть на молодого уйгура и дать разрешение на участие в беседе и Вогазу. Только что рассказывать!? Мудрая и любознательная Таала несомненно захочет узнать всё, что только известно ему о жизни родного стойбища – довольно коварный подход. Коротко никак не получится. А перечень вопросов, как бы невзначай, может сильно увеличиться.

    Вогаз от растерянности глянул в окно, куда заглянуло полуденное солнце. И решение быстро пришло из глубины сердца, где толчком всколыхнулись воспоминания о двух женщинах, для которых Вогаз почти три года был проводником, телохранителем и помощником.

    Старшая из двоих – тёплая как материнская любовь Заботливой Умай – досточтимая Нада, дочь Устана и Майры. И младшая – холодная как вода древнего Знания жизни и смерти – досточтимая Ойлар, дочь Кюрена и Тайле, но про них даже упоминать запрещено во всех стойбищах. Обе они – две драгоценности Великого Сострадания и Милосердия Небес в помощь «истинным» и для надежды выжить тем, на кого обрушилась мощь судьбы!

    Поэтому Вогаз, улыбнувшись и Матаю, и Таале, попросил разрешения спеть. Явно обескураженный несусветностью его выходки-просьбы десятник, похоже, удивляясь самому себе, всё-таки кивнул. А Старейшая напротив, тоже с широко раскрытыми от удивления глазами, вся подобралась, как бы в одночасье похудев. Быстро забрала ладони со стола, переложив их на бёдра, выпрямилась и превратилась в застывшую молодую женщину, которая намеревается не упустить ни одной мелочи чего-то необъяснимого.

    Радуясь за свой народ и отклик доброты во взглядах многих людей, с которыми его сводила судьба, Вогаз запел. Одна из любимых песен его матери, которая всегда нежно успокаивала и радовала младшего сына Тёгерин, вынося на свет из седой старины Небесного Порядка всю полноту Великой Любви и Заботы, необходимой детям каждого поколения для их счастья и надежды на хорошую жизнь…

    --------
    дальше будет
    Vikinkir и pain-saa нравится это.
  15. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Вогаз пел Песнь. Но не совсем так, как Она звучала у мамы Тёгерин. А почти так, как это получалось у досточтимой Нады, от рождения умевшей широко пропустить через себя Мудрую и Заботливую Силу Земли, окутанную Благодатью Высокого Неба. Именно её дар соединять Небеса и Землю Песней сейчас и здесь важен как никогда. Ведь он направлен на Возращение к глубинным Истокам, устремлён к сердцевине людей: чтобы они вспомнили и насладились радостью Единения с нашими Небесными Родителями, которые ни на мгновение не приуменьшают Присмотра за нами – чтобы помочь Своим детям почувствовать отвагу и справиться со множеством сложностей Судьбы. Не теряли Надежду. Каждое слово, ритм, интонации Песни – подарок Милосердной Умай. И напоминание! «Кто мы. Откуда пришли. Чего мы хотим. И куда мы идём».

    Молодой уйгур пел негромко, но в помещении воцарилась полная тишина. Полностью замерли Таала и даже Матай. Выглянула из кухни хозяйка с тремя дочерьми. Из-за их плеч выглянул удивлённый отец. Две девочки из семьи Старейшей подошли к бабушке Таале, и прижались к её плечам.

    Вогаз пел, не смотря на людей. Его взгляд был обращён к северу: пусть Великие Предки решат, нарушил ли он своей выходкой требования Правила. Он всего лишь последовал вспышке огня в своём сердце – именно так поделиться теплом с теми, которых считает по-прежнему дальними родственниками. Ему не нравилось слово «утраченные»!

    Но «Клин Присутствия» выстроился не к нему! А… к Таале, дочери Алатая и Катуй из Рода Синего Волка, Старейшей своей Семьи, сильной и стойкой хранительнице «уже чужой» Традиции. Причём, здесь, в городе Увэе, близко к сердцу другой страны – Поднебесной, у которой Миф опытен, могуч и проверен сотнями веков.

    Таала теперь будет думать, какими по возможности станут Пути выживания Мифа её народа. А древние Мифы не воюют друг с другом, а прислушиваются друг к другу – чтобы сотрудничать! Ведь у Них – один Исток… Вот только время для Мифов течёт «по-другому»…

    Вогаз закончил петь, опустил глаза на свои руки, спокойно сложенные на столе: «такое произошло с ним» и Небеса решат, не что будет с ним, а как. Досточтимая Алтун из Турфана знала эту Песнь и намекала об аккуратности в поведении. Но прямого запрета не было! Ни от неё, ни от Нады, ни от Айрун, ни от Дайры. Ни от мамы.

    Старшая девочка, лет десяти, стоявшая слева от Таалы прошептала в тишине помещения: «Бабушка, попроси его спеть ещё раз». Старейшая крепко прижала её к себе и вопросительно посмотрела на Матая. Тепло, умоляюще, требовательно, с любовью и надеждой «дернув за свой конец Нити».

    Десятник понимающе улыбнулся, помнил – встреча инициирована его сердцем. «Он похож сейчас на мудрого дедушку, которым постарается стать для своих будущих внуков…» и покивал головой. Взглянул на подопечного и одобрительно мигнул. Но быстро и умоляюще вмешалась Таала: «Подождите! Мы давно утратили эту Песню в наказание за слепоту. Поэтому, если можно, мы с большой благодарностью примем Её снова. Как новую ответственность перед лицом Высокого Неба, Богами и Великими Предками! Я сказала».

    В ответ сначала, соглашаясь, кивнул Вогаз, а за ним – и Матай. Радостно вспыхнувшая Старейшая резко развернулась к родным, махнула немедленно подойти, похоже, одной из своих невесток. Представила собеседникам очень милую женщину, лет тридцати пяти: «Это – Сюрмес, дочь Елке и Лакин из моего Рода. Она отлично запоминает всё с одного раза».

    Оба наёмника привстали и поприветствовали невестку Старейшей. Когда присели, в Вогаза сразу впился любознательный взгляд молодой женщины. Вогаз смог лишь улыбнуться в ответ. Но его улыбка быстро сменилась удивлением – Сюрмес быстро окутывала себя и его знакомыми «серебристыми стенами»! Немного «другими». Причём, только их двоих! Все остальные буквально «вытолкнуты» женщиной за грань – чтобы не помешали. Другие услышат только песню. А саму Песнь «выпьет до капли» Сюрмес, полностью открыв сердце молодому пришельцу.

    Вогаз снова улыбнулся …и добавил к её «возможностям» свои, «удачливые». Чтобы лучше получилось! Но, и этого мало… Нужно что-то еще!? Что!? Ага, вот что – досточтимая Нада, дочь Устана и Майры сама как бы «пришла сюда очень издалека»! Воспользовалась сердцем и глазами Вогаза, так как решила лично заглянуть в глаза и сердце Сюрмес, дочери Елке и Лакин. Здесь и сейчас – «Нити никогда не обрываются. Помнишь!?»

    Приятно, что никогда не бываешь одинок… Нада и Сюрмес тем временем «запели вместе», Вогаз только помогал и… охранял. А ещё тихо радовался – невестка Таалы, оказывается, не заучивает, а Вспоминает! И досточтимая Нада «издаека» сейчас всего лишь помогает ей – Вспомнить. А поэтому Песнь спета второй раз правильно и хорошо. Действительно достаточно одного раза, но именно «таким» способом! Вогаз по окончании совместного действа увидел нужный отклик в глазах Сюрмес: всё получилось идеально.

    Снова тишина. Две «линии серебристых стен» быстро растаяли вокруг Вогаза и молодой женщины. Сюрмес перестала улыбаться, стала очень серьёзной, опустила глаза – задумалась. Наверное, вместе с Песней пришло понимание ответственности за прикосновение к Древности и Великой Материнской Любви.

    «Видевшая», и это хорошо ощущалось Вогазом, все подробности «необъясняемого» действа, досточтимая Таала тоже стала строгой, холодной и задумчивой. Неожиданно воспользовался звенящей паузой Матай, его голос был непреклонен, хоть и завернут в приличествующее этой беседе доброжелательство:

    - Дорогие Таала и Сюрмес, спасибо за знакомство и беседу, преисполненную откровений! Нам пора, служба.
    - …дорогой Матай, только один, последний, вопрос: где остановился Ваш караван в городе? Мне настоятельно нужно поговорить с досточтимым Самаром. Очень! Но завтра. Я лично приду поздним утром к Вашему «приёмному отцу» с просьбами. Благодарность нашей Семьи невозможно описать… И мне понадобится ночь для беседы с остальными Старейшинами наших Семей. И размышлений.

    - Хорошо, я передам твоё пожелание. Наш караван остановился в полёте стрелы от восточных городских ворот, на постоялом дворе «семьи Вэй», а уходим мы через день, - а затем десятник резко перешёл на шёпот: - дорогая и уважаемая Таала, наша встреча и беседа не могут стать весёлым и широко обсуждаемым событием в городе и окрестностях. Скорее дело было так: «Подумаешь, какие-то наёмники, перебрав вина, спели пару непристойных песен»…

    Старейшина впилась холодным взглядом в Матая. Два раза кивнула -«Предупреждение оглашено и услышано!»

    Прощание оказалось непристойно коротким. Матай и Вогаз, не забыв щедро расплатиться, поклонились всем и как бы «улетучились» с этого постоялого двора. Там осталось царить молчание…

    Вечером Самар очень внимательно выслушал десятника, подробно расспросил Вогаза. Никак не высказался, но, отпуская обоих предупредил: и Матай с Вогазом завтра обязательно присутствуют во время беседы Самара со Старейшей. …И стоянку каравана они оба больше не покидают.
    ----------
  16. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    ------------

    Ранним утром следующего дня начальник охраны каравана… был не в духе. Точнее, зол и беспощаден как четырежды укушенный оводом бык, но который дождался этого, как повода для наведения образцового порядка во всученном ему судьбой стаде для глубокой показательной селекции: нагоняй и наказания «отгребли» почти все стражники.

    Больше всех почему-то досталось Бахару, который, так сказать, всего лишь не вовремя хихикнул. В итоге работа ему нашлась до вечера, тяжелая и грязная. Вогаз попытался мышкой проскользнуть мимо взгляда десятника, чтобы помочь напарнику, но отгрёб свою порцию начальственного внимания, правда, «на потом»…

    Матай с разрешения Самара проследил и не стеснял себя в ехидных комментариях при выполнении, казалось, простой, а на деле довольно сложной задачи: Вогаз должен быть вымытым, вычищенным, правильно обритым и переодетым в новую одежду – то есть иметь приличный вид к началу визита досточтимой Таалы, дочери Алатая и Катуй. Кстати, «заодно и проверим состояние оружия и экипировки молодого лоботряса», «неплохо» - всего лишь три пробежки завтра утром…

    Визит состоялся вовремя, но оказался совершенно «непарадным»: четыре женщины, одетые неброско, из местной общины, якобы «проходя мимо, заглянули на этот постоялый двор испить чаю и отведать сладостей. Они благосклонно приняли личное приглашение владельца и расположились в тихом, уютном и совершенно скрытом от всяческих глаз дальнем дворике, куда кроме хозяйской семьи никто не может попасть. Даже богатые постояльцы.

    По коридору «мимо» в сопровождении двух подопечных проходил начальник охраны каравана Самар, который, будучи «случайно примеченным дальней роднёй, согласился ненадолго составить им компанию в непродолжительном чаепитии с обсуждением цен на турфанский кишмиш этой осенью»…

    Официальное представление было коротким. Сначала Матай представил Старейшей и её спутницам досточтимого Самара, сына Кабриса, сына Тоёнга, после чего отошёл на три шага за спину начальника, указал Вогазу место в десятке шагов от места беседы и больше ни во что не вмешивался.

    Досточтимая Таала негромко представила своих спутниц. Две - пожилые, возрастом также лет шестидесяти, с такими же сильными, твёрдыми взглядами и властными манерами как у Старейшей. И одна молодая – очень красивая, лет тридцати пяти, похоже, ещё одна из невесток или племянниц. Последняя, вполне может владеть какими-нибудь способностями… «Для подстраховки чего!?»

    Расселись непринуждённо, беседа началась. В центре двора на ковре - Самар напротив четырёх женщин. За его спиной слева в полтора шага – Матай, с правой стороны от начальника в десяти шагах – Вогаз, так чтобы его видели все визитёрши, «как возможный предмет обсуждения…». Матай превратился в статую, молодой уйгур постарался выглядеть таким же…

    Предчувствия подтвердились! Вогаз ощутил, далеко не сразу, что неизвестная молодая женщина, оказывается, уже с момента появления трёх вояк на пороге дворика «охватила стенами тишины» всю группу присутствующих. Причём её сила была где-то на три порядка больше способностей самой Таалы, без каких бы то ни было усилий и уловок, совершенно непринуждённо и внешне это никак не заметно.

    Не имея достаточных знаний глубоко разбираться в тонкостях этого дара, да и всех похожих, а также не имея возможности «видеть» что-либо более сложное, чем свои и немного чужие «стены». Вогаз рискнул и стал использовать давно проверенный навык – «читать запахи людей и обстоятельств». Стало интересно!

    Услышать подробности беседы Самара со Старейшими он не пытался. Пожилой начальник нигде и никогда не выходил для него из образа «могучей горы, непреклонно противостоящей всем стихиям, которая мгновенно может превратиться в атакующего с беспощадной яростью горного дэва, разбивающего в прах любую помеху». Таков уж Самар, сын Кабриса…

    Но при этом он ещё и опытен годами и битвами, быстр, крайне недоверчив, хитер и терпелив как камень. А также имеет большое количество знакомств среди различных Семей от Бактрии до самой столицы Поднебесной! Его авторитетное имя – одно из украшений уйгурской общины Турфана уже три десятилетия.

    Поэтому узнать, о чём беседа, не имеет смысла – Самар выяснит причину интереса Старейшей к Вогазу и, наверное, откажет, отсекая любую возможность даже поторговаться. Люди и турфанский кишмиш у начальника «не соединимы»: так первое – это для него обстоятельства службы, что «необсуждаемо» уже по определению, а второе – «можно обсудить и цены».

    Матай обманчиво неподвижен, но готов немедленно применить оружие, всё-таки он «мастер ножей», метательных пластин у него полтора десятка, не считая двух основных кинжалов и пчака.

    Вогаз «внюхался» в визитерок: обе старшие спутницы Таалы действительно такие же, как и она. Попеременно все трое что-то рассказывают начальнику, приводят сильные доводы, упрашивают. Они холодны, строги, и… печальны. Четвёртая, молодая, не участвует в разговоре, хм-м, …делает вид, что уважительно слушает. Именно с этого момента Вогаз стал понимать с помощью привычных ощущений охотника, что дворик и беседующие в нём окружены «стенами тишины», которые молодой уйгур всего лишь не «видит».

    Далее, за пределами этих «стен» ничего не слышно, но есть всё, что было раньше, только без звуков. Кто-то из обслуги идёт по коридору, приближается к выходу во дворик, несёт поднос с вкусными закусками. Очень вкусными! Ноздри Вогаза тут же затрепетали, ведь завтракали простой кашей. Привычным усилием он отключился от приближающегося запаха – не солидно взрослому воину… и так далее из нравоучений наставников.

    На всякий случай Вогаз добавил к «стенам тишины» свои «серебристые стены на удачу»: чтобы никто случайно не потревожил беседующих досадной помехой …или злым умыслом. Но что-то пошло не так: его «серебристое» не изменилось, а вот «стены тишины», как бы невзначай, нежно обволокли шедшего по коридору странным коконом. Этот «кто-то» вдруг чуток споткнулся, ускорил шаги «по очень срочному делу». «Чужие «стены», оказывается, уводят посторонних людей, как говорится, «отводят их глаза»!?

    Ух ты! Глаза Вогаза расширились от удивления такой тонкостью мастерства и… он увидел едва заметную милую и снисходительную усмешку молодой женщины, наверное, впервые взглянувшей на него пристально. Это было как, «Привет! Всё нормально, я оберегаю здесь всех. Спасибо за помощь!»

    И тут же эта связь резко оборвалось – на неё недовольно зыркнул Самар: «У-у-у, молодежь, распустились…». Чуть позже молодая женщина всё таки позволила себе всматриваться в Вогаза с едва заметной улыбкой, искоса, при этом усиленно делая внешне вид понимания важности встречи и уважения к старшим.

    И она, и Вогаз чуть позже вместе начали посматривать на небольшую бабочку, возникшую как дополнительный элемент к узору духа умиротворения в это тенистом дворике. Вогаз встрепенулся, еле заметно напряглась плечами незнакомка. Они оба снова украдкой переглянулись, но не более – Самар мог разразиться жёстким выговором всем присутствующим, не взирая на статус.

    ------------
    дальше будет
  17. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    продолжение эпизода 3.5:

    На ковре в центре дворика тем временем сгущались нехорошие эмоции. Причём, только у сына Кабриса! Любил начальник устроить некоторый самум своего недовольства, иногда без повода. Даже подкрадывалось подозрение, что Самар так развлекается!? Сейчас он был мрачен, по-прежнему непреклонен. И… очередная просьба-размышление всех трёх пожилых визитёрок наткнулась на его новое неприятие и отрицание… в виде громкого неуважительного звука: всеми уважаемый и авторитетный начальник охраны фыркнул как недовольный конь. То есть, если попроще - «Нет и всё!»

    Три пожилые солидные женщины, сузив глаза в убийственных взглядах на допустившего совершенно непочтительную выходку собеседника, выдерживали многозначительную паузу. Молодая женщина просто ненадолго отвернулась, …чтобы скрыть улыбку. Вогаз весь напрягся – очень жёстко, похоже, решается его судьба!

    Извинений от начальника отряда, конечно, не последовало. Но Самар неожиданно впервые за всю встречу повысил голос и коротко привел явно упомянутые им ранее в беседе доводы: «Откровения у Вас нет, видений у вас нет, знаков, понятных вам и другим, у вас нет! Я остаюсь при своём мнении, в незыблемом праве, и осталось одно мгновение на наше обоюдовыгодное согласие в вопросах поставок кишмиша и ковров. Так!?»

    Все три старейшины презрительно промолчали. Наконец, уважаемая Таала улыбнулась. Сейчас она не собиралась терять самообладание и отвечать резкостью, потому что у неё, похоже, была более важная цель. Просто, это был немного сложноватый случай для Старейших, когда можно и ещё предстоит сделать множество уступок, продолжить терпеливое высматривание возможностей для реализации открыто заявленной надежды на Мечту. А для понимания трудностей этого момента: вставший у них на пути, точнее сидящий здесь на ковре, Самар – тоже Знак! Всё просто…

    За её улыбкой последовала заканчивающая встречу фраза: «Дорогой Самар, конечно, Ты прав! И огромное спасибо Тебе за знакомство, обстоятельную беседу и хоть одно твоё согласие – на кишмиш и ковры. Также подтверждаю все наши заверения и обязательства, как упомянутые вчера, так и сегодня. Время, проведенное в Твоём обществе, не было напрасным. Ты помог нам шире, глубже и с большей ответственностью взглянуть на проблему. А поэтому последняя просьба, позволь напоследок коротко изложить нашу… точку зрения лично Вогазу».

    Начальник и тут не удержался – скривился от нескрываемого недовольства. …Но кивнул, приглашающим жестом подозвал молодого подчиненного. Все встали.

    Старейшая ответила кивком на уважительный поклон приветствия молодого уйгура и спокойно произнесла: «Дорогой Вогаз, ещё раз спасибо тебе от нас всех за вчерашний Подарок! Наши Семьи хотели бы, что бы Ты остался с нами. Но у Тебя есть долг воина и «приёмного сына» перед досточтимым Самаром, сыном Кабриса. Поэтому, пожалуйста, помни: если вдруг Судьба резко изменится вплоть до полного одиночества и остановки Твоих личных надежд перед пропастью невозможного, здесь с этого дня и на целый круг Тебя ждут четыре невесты от наших Семей и возможность помочь нам обновить свой Миф, поведя новый Род с разрешения Высоко Неба, перед лицом Богов и Великих Предков. Я сказала!»

    Все замерли, осталась только звенящая напряженность тишины. Ничего толком не понимая, наёмник отмахнулся от бабочки, выбравшей крайне неподходящий момент, чтобы усесться ему на нос. Все размышления разбились в прах: просьба была «несусветной». Сердце вытолкнуло немудрёные слова: «Буду помнить, уважаемая Таала, дочь Алатая и Катуй из Рода Синего Волка». И почтительный поклон. На что-либо другое он оказался совершенно не готов!

    Внимательно смотревший на Вогаза Самар удовлетворённо кивнул. Похоже, молодой подчиненный, произнёс самое уместное сейчас для всех. Начальник уже было попытался произнести слова прощания, но тут к Старейшей подлетела «как ласточка» молодая женщина и скороговоркой зашептала на ухо какую-то… тонкость.

    Таала, удивлённо выслушав, недоверчиво сузила глаза, оглянулась на двух своих пожилых подруг. Те кивнули! Старейшая повернулась к Самару, после некоторой заминки произнесла: «Уважаемый Самар! Если Ты не против, пусть моя племянница наедине с Твоим молодым подопечным проверит некоторые способности Вогаза и попытается усилить его возможности быть более защищённым в невзгодах и случайностях Вашей службы для пользы всего отряда стражников и нашей заявленной надежды на Мечту.

    Причем эти уроки могут оказаться полезными не только для него лично, а для всех Вас. Это будет, наиболее существенным из возможного перечня благодарностей и проявлением уважения наших Семей к дальним родственникам. …Мы такого раньше не делали. Повторюсь в заверении, что ни одному из Вас это не принесёт ни малейшего ущерба. Порукой тому наши имена! Согласно древних правил».

    Самар, неисправимый в «оттенках красоты» своей индивидуальности, в ответ только недоверчиво приподнял левую бровь. Он вопросительно глянул на Матая, тот кивнул. С подозрением уставился на Вогаза, сокрушенно вздохнул и мрачно произнёс: «Ладно. Предупрежу хозяина, чтобы им не помешали. Время – до заката. Не позже. И мне кажется, что завтра в момент ухода нашего каравана будет уместным не видеть никого из Ваших Семей, пытающимися устроить торжественные проводы нашего отряда и меня лично. Я сказал!»

    Все женщины улыбнулись, но сделали церемонный поклон. «Их самообладание ничто не может поколебать…» Таала уважительно представила Вогазу молодую женщину – Сая, дочь Ирджина и Харагай, тоже из Рода Синего Волка, племянница и… будущая Старейшая. Попытайся просто довериться ей. «Похоже, в планах Старейших произошла непредвиденная перемена!?»

    Беседа и встреча закончены, старшие степенно покинули дворик. Досточтимая Сая с милой улыбкой предложила Вогазу присесть на место Самара. С непринуждённостью расположилась напротив. Долго вглядывалась в молодого уйгура. Одновременно вслушивалась в происходящее за пределами дворика!? Подала знак помалкивать – вскоре появился хозяин постоялого двора с дочерью: сделана перемена блюд, новый чай, новые чашки. Уходя, тот молча дал понять, что двоих посетителей никто не потревожит.
  18. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    продолжение эпизода 3.5:

    Молодая женщина предложила неторопливое чаепитие. Вогаз согласился и, конечно, попытался проверить обстановку вокруг… Сложно описать, но, кажется, «стены тишины» вокруг дворика укрепились и расширились!? Или Сая шире раскинула «сети незримого внимания» почти на весь город!? Она как-то даже светится сама – появился едва уловимый голубой ореол в её облике.

    Вогаз с извиняющейся улыбкой добавил свои «стены» вокруг них. Ответом была снисходительная усмешка – племянница Таалы «видела» их, но… ожидала большего!? Наконец, она спросила: «Кроме этого, что ещё доступно Тебе?» Вогаз решился на единственное – попытался раствориться в Беспредельности «щепоткой соли».

    Новая, теперь уже довольная улыбка Саи, её теплые слова: «Неплохо! Для такого как Ты – очень даже неплохо. …Есть что-нибудь ещё?» Вогаз в ответ сокрушенно покачал головой, поджав губы. Всё, что умел – показал, нужды в другом у него не было никогда.

    Молодая женщина, сделала глоток чая, раздумывала, продолжала всматриваться в собеседника. И начала перечислять разновидности необычных способностей у людей. Но… большинство из них Вогаз с удивлением услышал впервые, лишь некоторые ему были известны из легенд.

    Потом она стала упоминать способы применения этих способностей. Тут молодой уйгур разочарованно разводил руками или пожимал плечами – почти всё названное было выше его сил и понимания. Многое из упомянутого, оказалось, предназначалась, в общем-то, для женщин. Кроме того, Вогаз очень плохо контролирует свои сны, не разбирается в тонкостях амулетов, значках, украшениях и ещё во многом другом…

    Досточтимая Сая откровенно расстроилась, надолго задумалась. И при всём этом она продолжала непринуждённо удерживать «стены тишины»… Середина Часа Козы - значит неумолимо приближается предвечернее время. В какой-то миг она вскинулась, поправила причёску, постучала пальцем по своим губам и, наконец-то, предложила Вогазу наиболее лёгкое и доступное для его возможностей.

    Если он хорошо запомнит черты её лица, а также тщательно вспомнит лица Таалы и двух Старейших, которые принимали участие в беседе с Самаром. А также… и обязательно лицо Сюрмес, дочери Елке и Лакин, её лучшей подруги, то он будет иметь новые четыре Нити Поддержки от всех этих женщин в сложные, непонятные и трудные моменты, которые могут встретиться в его линии Судьбы. «Мы просто будем приглядывать за тобой, чтобы удача не отпускала Тебя!» Наверное, большего действительно не надо…

    Сая обрадовано известила Вогаза, что Сюрмес со вчерашнего дня «носится на крыльях», вся светится счастьем от пришедшего к ней личного Откровения, и просила тихонько передать молодому уйгуру, что молит Небеса позволить ещё одну встречу-урок с ним, «хоть через десятилетие».

    Вогаз широко улыбнулся – произошло то, что должно было произойти и «всё двигается только к лучшему»!

    Повинуясь другой «вспышке понимания» Сая предложила Вогазу сесть на колени друг напротив друга поближе, вытянуть руки навстречу и соприкоснуться ладонями. Дальше просто всматриваться друг другу в глаза. Не шевелиться и терпеть, …«чтобы или кого бы он не увидел». Три раза будет страшно, может очень сильно - придётся многое превозмочь в себе!? И только Сая объявит об окончании этого урока.

    …Ух ты!!! Действительно страшно. Точнее ужасно!? Но Вогаз справился, а дальше досточтимая Сая что-то «изменила в мире снов»…

    Под конец действа, которое невозможно описать, Вогаз решился и добавил с помощью мгновенно отреагировавшей женщины «прыжок-растворение» туда, где исчезают пределы. «Беспредельность среди беспредельности» или, может, это «сон внутри сна»: мы – очень странные существа. Нужно ли это!? Непонятно. И неизвестно, станет ли когда-нибудь понятным. Оно просто получилось – сердце подсказало, что правильно… У Вогаза не было с собой другого Подарка на память о знакомстве.

    Беседа-урок закончилась. Тихо, спокойно. Им обоим никто не помешал! Досточтимая Сая, дочь Ирджина и Харагай, довольная, немного удивленная самой себе, с едва заметным налётом печали сказала на прощанье: «Сюрмес права, как и бабушка Таала - с Тобой, Вогаз, очень похожим на молодого варана, который умеет улыбнуться вечернему закату, приходит Неожидаемое. И требующее ответственности. Мы будем размышлять.

    Иди, и будь удачлив! Мы также ожидаем, что возможно когда-нибудь снова Ты заглянешь к нам составить компанию распить вкусный чай, приправленный радостными улыбками от долгожданной встречи и новой, чувствую, очень необычной беседой.

    А мне нужно задержаться здесь, чтобы проследить – не остались ли следы от всего сегодняшнего, да и вчерашнего события». Кончики пальцев её руки нежно погладили щёку Вогаза в прощальном жесте. Ему же оставалась только улыбнуться в ответ.

    Самар отметил своевременное возвращение молодого уйгура хмурым кивком головы, напомнил: «Караван уходит с рассветом. Не думай даже обернуться. Здесь приглядывают не только за гостями!»

    Следующим утром продолжилась привычная караванная жизнь на Великом Пути. С опасностями, бардаком, красотами окружающего мира, сварами между торопливыми людьми, подковырками напарников, весёлыми песнями Бахара, скрипами тележных колёс, знойным ветром никогда не спящего Гоби. И воспоминаниями Вогаза, надолго покинувшего родное стойбище семь лет назад. Почему и зачем!?

    ----------
    дальше будет
  19. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    окончание 3й главы:

    Воспоминание 7. Уходя в первый караван

    …Шестнадцатилетний Вогаз сидел на пеньке и внимательно смотрел на своего друга со странным чувством: «Мерген, сын Ярсуна, нервничает!» Давний напарник по играм, охоте, учёбе и всяким работам сегодня вызывал необъяснимую грусть: завтра друг женится, событие сложное и пока не наполненное желательной для всех радостью. «А надо радоваться – начинается новая жизнь. Что не так!?»

    Руки Мергена проверяли прочность и готовность его личного оружия – нового лука, изготовленного год назад. Именно тогда началась подготовка всех четырёх женихов к важнейшему ритуалу – показать своё умение и должный настрой будущего взрослого защитника и добытчика своим невестам, всему Роду и гостям-сватам в ходе праздничного застолья: сделать каждому по три правильных выстрела из личного лука.

    Оружие оба юноши делали прошлой осенью. И впервые без присмотра старших. Более того, наставники согласно жёсткому правилу древней традиции не только не вмешивались и не контролировали процесс изготовления этих «свадебных» луков и трёх стрел к ним, но и «отвернули лица» от обязательной проверки качества.

    Ехидное напоминание «как ручки сделали, так, хм-м… спина и сносит», которое, в общем-то, имело отношение к одежде, очень традиционно в родном стойбище. И предупреждает - близкие, от мала до велика, с превеликим удовольствием со смехом прокомментируют любой, даже малейший промах или невнимательность: «Лишить себя повода для очередной смешной запоминающейся на годы сплетни!? Нет уж, пригодится - припомним».

    Очень и очень не хотелось опозориться! Причём, совершенно непредсказуемой могла быть реакция всех четырёх невест. Завтра у них будет единственное право, крайне жестокое: право порвать всяческие отношения. Например, после сделанных женихом выстрелов выбросить праздничную еду из подносимой избраннику миски Согласия. Либо на землю под ноги, …либо в лицо.

    Короче, только их женские сердца однозначно решат завтра: навсегда опозорить или великодушно простить и принять опозорившегося насовсем. Старшие часто напоминали, что «любовь зла, полюбишь и… молодого архара. Или наоборот. Или всё совершенно не так!? Потому что любой человек – загадка, Великая Тайна в каждом? …В любом случае Сила из наших сердец якобы творит чудеса». Сам-то я кто, сделавший столь неочевидный всем выбор, чуть не опозоривший два достойных Рода ещё девятилетним!? Спасибо Небесам – уберегли!

    «Всё, что ни делается – всегда перед лицом Высокого Неба, Богами и Великими Предками…» Последние, кстати, предпочитают для непослушных и нерадивых потомков уроки мудрой и полезной безжалостности! Мда… сложно всё это. Как ни смотри шире и глубже в жизнь людей – поводов радоваться, кажется, маловато. Или просто хандра ко мне присоседилась сегодня? Как помочь Мергену!?

    За себя Вогаз не переживал, другу и остальным женихам не завидовал. Но бездна печали уже побывала когда-то в нём, жестко коснувшись острой лапой его сердца… И где-то рядом сейчас опять ощущается её тень: девятилетний Вогаз – всегда часть взрослого Вогаза. Ни убавить, ни прибавить. Кроме радостного прихода новых Знаний!

    Непонятный импульс сдёрнул парня с пенька, чтобы встать перед лицом друга:

    - Мерген! Давай поменяемся луками. Только на завтра. Ты же знаешь – я никогда не подводил тебя. Заверяю, мой лук надёжен. И с ним - моя удача! Мне кажется, что так нам обоим завтра будет намного спокойнее. Давай обменяемся тут и опробуем. Ведь мы сюда, на эту поляну для этого и пришли. Бери, …но стрелы у каждого свои. Послушай своё сердце: «Мы – друзья!? И что такое, мой поступок?»

    Напарник долго молчал и раздумывал. Потом таки решился: проба сейчас покажет, прав ли Вогаз. Заранее намеченный как мишень высохший ствол ели в шести десятках шагов – пробуем!? Ответный кивок Вогаза.

    Две стрелы почти одновременно вонзаются в сухое дерево. Превосходно! Ещё по стреле – отлично! И ещё по одной! …Мерген довольно улыбается. Похоже, всё нормально. Оба лука почти одинаково выглядят: друзья делали их вместе. Вплоть до мелочей, соблюдая все наставления. Разве что руки у них, конечно, разные: оружие каждый мастерил «по-своему».

    Но если Мерген год назад всё ладил очень всерьёз, для своей Судьбы, то его друг всего лишь составил кампанию. Ответственность завтра очень разная у них! «Но вдвоем любая работа лучше делается. И надёжнее. Ведь лук – не мотыга». И будем надеяться, что завтра никто не заметит подмену…

    А теперь самое важное! По три стрелы очень сильно прямо вверх – в голубое небо над головами. «Отлично!!!» Даже будет чем похвастаться Мергену перед соплеменниками. И показать себя лучшим перед молодой женой-красавицей!

    Кстати, особа действительно очень красивая. …Но Вогаз приметил, какие у неё тонкие губы. По его наблюдениям, там, похоже, «характер железного беспощадного вождя», и такая уж точно не простит малейшего прокола… Как бы не радовалась будущей невестке досточтимая Кана, мать Мергена. Уж больно настороженно ведёт себя отец друга, дядя Ярсун, с момента приезда сватов! Или Вогазу только кажется?

    Так, теперь можно ещё пострелять. Пусть его друг получше «прочувствует» новый лук. Так спокойнее! Им обоим.

    Возвращаясь домой, Вогаз вспомнил, почему возникла его непонятная вспышка, вылившаяся в предложение об обмене оружием. Память у него неплохая: год назад, во время склеивания составных частей своего лука, Мерген слишком отвлекался на мечтания о будущей жене. А ведь именно эта часть мастерства требует большого терпения и тщательности.

    Так что правильно он сделал – подстраховать друга никогда не помешает. Но теперь, то есть на завтра, Мерген, сын Ярсуна, готов достойно пройти важнейший ритуал! Вогаз уверен.

    --------------
    Последнее редактирование: 19 июл 2014
  20. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Следующий день выдался очень торжественным. Празднество с раннего утра затопило родное стойбище широким весельем. Причина весома, потому как сегодня Род Горной Змеи представляет перед лицом Высокого Неба, Богами и Великими Предками своё Расширение! Как основу выживания. Под чутким присмотром требований древних традиций. Участвуют все: свадьбы - не просто обычный праздник, а символ Утверждения Жизни, Род живёт дальше!

    Не вмешиваясь в основные мероприятия, Вогаз «тихонько присутствовал». Там, где просят помочь старшие. Всячески старался не светиться ни перед родичами, ни перед гостями. Просто уйти на охоту или подальше он, конечно, не мог – близкие очень обидятся. Мама почему-то уже грустит… Но большой и важный праздник касается всех без исключения, ибо такова жизнь Рода.

    А поэтому молодому уйгуру оставалось только незаметно помогать в подготовке свадебного пира, радоваться за женихов и невест, ну и …приглядывать за носящейся туда и оттуда толпой почти неконтролируемых сегодня детей. Хм-м, у Мергена пока всё нормально. И, хм-м, бабушка Дайра бросила свой «тяжёлый» взгляд на Вогаза. «Что не так!? Стараюсь, тащу уже четвёртый котел куда сказали!»

    Жёсткое напоминание дяди Улая о том, что сегодня все мужчины Рода сидят на пиру с личными луками – традиция. «Уже бегу домой, дядя!» Но мне то зачем, я – кто, ведь не жених!? Ну да, тоже охотник и защитник. Ну да, ну да… И без «только»! Бегу уже.

    Отличный день, красивый, солнечный, всюду – пронзительная чистота. И вот он, главный момент: демонстрация женихами своей личной Силы. …Друг сегодня – третий по счёту в порядке ритуала. Все близкие затаили дыхание. Небеса и Великие Предки внимательно всматриваются.

    Наконец-то, три стрелы Мергена, сына Ярсуна, сына Сорая из Рода Горной Змеи: первый выстрел, в сторону юга – в честь Силы Высокого Неба, потом второй, на север – в честь Рода и Великих Предков, и третий, на восток – в честь своей молодой Семьи, которая есть Почка Новой Жизни и стала Цветком сегодня.

    …Превосходно!!! Радостные крики родичей свидетельствуют, что перед лицом Небес и родичей лучший друг показал себя одним из лучших! Его красивая невеста снисходительно сузила глаза. Могла бы улыбнуться… А вот, запах у неё – переполнена гордостью и самодовольством. Что ж, хвала Небесам, Мерген будет благосклонно «воспринят» молодой женой!

    Друг, похоже, ещё не знает, что ему здорово повезло… Ну и не надо ему знать. Все прошло отлично! Подтверждение тому – радостное вручение невестой полной миски Согласия под ликующие крики пирующих. И первый поцелуй супругов. Таинство свадьбы свершилось. Хвала Небесам!!! Более того, многие родичи считают все три выстрела сына Ярсуна из лука лучшими: самыми сильными и красивыми.

    А у Вогаза, неприметно сидевшего среди остальных сверстников, большое тихое озеро радости в сердце: Мерген, как и остальные три жениха, не опозорился и отлично прошёл испытание Силы. Достаточного одного счастливого подмигивания – Вогаз бесконечно рад показательной для всех удаче лучшего друга. И пусть его новая семья будет счастлива! В подтверждение – тёплые толчки сердца. Произошло то, что угодно Небесам.

    Но дальше… «как бы незаметно сбежать!?» После первых поздравительных речей свадебного застолья в ходе пиршества у каждого присутствующего мужчины есть право показать гостям и родне свою силу, тоже сделав три ритуальных выстрела. Или «от радости за близких», или «…А вот пусть покажет, что не слабак!»

    Это увлечение старшими не приветствуется. Ведь если, что не так: грубых насмешек, сплетен и даже ссор потом сложно избежать. Но «и среди змей встречают бараны»! Наверное, для разнообразия жизни в родной долине…

    Тёгерин уже взволновано и протестующее смотрит на младшего: «Тебе это не нужно, сынок!»

    Но сына Октая всё же «зацепили» в длинной череде хвастовства: «Пусть покажет… Вот его старший брат никогда не был слабаком… А его лучший друг, Мерген, сегодня как прекрасно стрелял!» Вогаз терпел долго, непонимающе ухмылялся, отнекивался, …пока не увидел взгляд Мергена. Друг не настаивает, молчит, но глазами как бы просит – покажи, не ошиблись ли мы вчера!?

    Нет бы, посмотреть на запрещающие взгляды мамы, брата Байсара, шаманки, старейшин, старших наставников, хмурый взгляд кузнеца…

    Вогаз вскакивает и начинает стрельбу в небо. Первая стрела – восхитительно! Вторая – превосходно! Похоже, пока получше, чем у всех остальных! Третья. …Слишком сильно натянул тетиву!? Треск ломающегося лука. Ух ты!!!

    Громкий хохот большинства пирующих: «Ну, хоть один сегодня опростоволосился! …Да он и так обритый». Только старшие не смеются – Высокое Небо и Великие Предки продолжают пристально смотреть на эту долину, на праздник в стойбище, на события в Роду Горной Змеи, на сына Октая, давно сделавшего свой выбор. «Правильный!?»

    Позор!? Нет, просто что-то не так с этим событием, в котором вынужденно принял участие сын Октая. И как бы невзначай, никто из пирующих мужчин больше не рискнул похвастаться силой и стрельбой.

    …Свадебный пир непринужденно продолжился – зачем обращать внимание на неудачника. Вон, как быстро Старейшая Айрун повела красивый рассказ о своих молодых годах!

    Почти сразу за ней вождь Тагун поведал смешную историю об одной охоте. А за ним и дядя Улай уморительно повеселил пирующих тремя рассказами о своих приключениях ещё подростком. Кто-то из сватов продолжил застолье весёлой и необычной притчей, похожей на быль… Старшие знают, как правильно увести внимание. Пируем дальше!?

    Только побледнел Мерген. Пришлось срочно подмигнуть ему, что всё нормально, вина только на Вогазе: просто переборщил с дурной силой, не надо расстраиваться! Потом украдкой надо больше успокоить друга. А остальным сейчас покажем, что, да, оплошал, «довыпендривался». Тем, кто поближе, с извиняющимся видом поясним: конечно виноват, поторопился, не настроился, сглупил, вообще не собирался стрелять, буду учиться дальше, конечно позорно, очень стыдно, бывает… И так далее.

    Свадебное пиршество по-прежнему весело и неспешно продолжается. Вот теперь можно всмотреться в глаза некоторых. Мама грустит, её успокаивает тётя Боргон. Старший брат Байсар сдержал гнев и обиженно не смотрит. Задумчив и хмур наставник Багатай. Что-то «видит» и обдумывает шаманка, и о чём-то размышляют наставники.

    «Точно! Будет совет старейшин после праздника. …У старших что-то созревает для Вогаза!? Не наказание и поучение. А что!?» Получается, сын Октая неожиданно поторопил какие-то события!? Легкий ветерок нежным прикосновением как бы подтверждает эти раздумья – да, идут перемены. Лично для него…

    ----------
    дальше будет
    Последнее редактирование: 19 июл 2014

Поделиться этой страницей