На восток и обратно, если повезёт... (повесть-фэнтези)

Тема в разделе 'Литературная Хакасия', создана пользователем kalpa, 26 июл 2013.

  1. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Но совет старейшин собрался не по окончании празднеств, а уже поздним вечером, только постарались провести его «незаметнее» для большинства родичей и гостей. Шаманка предварила собрание сложным обрядом очень сильной защиты.

    Приглашенные Тёгерин и Байсар поначалу недоумевали, в отличие от Вогаза. Последний «кожей» ощутил, что проблема с ним для Рода получила разрешение извне. Похоже, получено какое-то Известие – уж больно строгие лица у бабушки Айрун и тёти Боргон.

    Старейшая Рода Горной Змеи говорила довольно быстро, но твёрдым голосом:

    - Вогаз, сын Октая, сын Бахара, тебе прямо сейчас предстоит сделать очень сложный выбор! И твои шестнадцать вёсен молодой жизни тут будут не важны. Просто вспомни, что взрослая ответственность наступила для тебя уже давно. Более того, ты уже прошёл свою «первую битву» более чем достойно.

    Наши наставники считают, что ты готов… и начал «расхолаживаться» от безделья: сегодняшняя твоя выходка достаточно показательна. А Небеса тут же ткнули носом нас всех именно в тебя, сын Октая – выбор Судьбой сделан для тебя уже давно. И это не будет жизнь семейного человека. …Мы получили новую Весть!

    Тебе хорошо известно, что часть воинов нашего племени из разных Родов иногда собираются в отряды охотников-бойцов для противостояния бандам грабителей и насильников и розыска пропавших соплеменников. Причём, возраст – не самое важное условие при отборе. Первостепенными являются их готовность стойко и умело сражаться с настоящими врагами обычных людей и наличие нужных способностей для удачливых действий.

    Твои возможности срочно понадобились этому отряду уже. Не как бойца первой линии – молод ещё, а скорее как важного помощника успешности действий такого отряда. Поэтому главным является только одно: твоё решение, готов ли ты, не жалея жизни, помочь этому отряду!? Сложно, но понять это всё и сделать выбор необходимо прямо сейчас. Помни, будет много ужасного и неприятного для твоего молодого сердца… Твоё слово, Вогаз!?

    Раздумий не было. Кроме грусти за маму. Неуместная мысль, что не доведётся поздравить и проститься с другом!? Небесам виднее. …Сын Октая спокойно ответил старейшинам, избегая взгляда на Тёгерин: «Я понимаю и согласен».

    Досточтимая Айрун коротко продолжила:

    - Хорошо. И спасибо, Вогаз! От всех нас… Что ж, собирайся – выходишь на рассвете. Тебе даётся семь дней и ещё один, чтобы добраться в стойбище Синего Ворона самому, без чьей либо помощи – таково твоё очередное Испытание. Долина «воронов» хорошо знакома тебе, там живёт твоя старшая сестра, Паара.

    Придёшь, и она лично представит тебя тамошней Старейшей. Только от досточтимой Энекей и никого другого узнаешь дальше полную суть твоего задания. С ними обеими уже всё оговорено и они ждут. О твоём согласии и выходе из нашей долины им будет сообщено! Всё ли ты понял?

    Вогаз кивнул, знакомый «холод» настроя уже становится главной частью его нового поведения прямо сейчас.

    – Тогда удачи тебе! Присутствующие здесь выйдут проводить тебя завтра.

    Шаманка завершила совет редким обрядом Подтверждения и Надежды. Все тихо разошлись по домам.

    Последующее Вогаз будет вспоминать через годы короткими картинками, без обычных подробностей, выискивая главные смыслы среди сложностей, которыми одарила его Судьба по воле Небес. И с нужной целью – наверное, понять, как тяжелые и глубоко неприятные переживания становятся обязательными Испытаниями для сердца. Радостное тоже было в эти три года. Но очень мало…

    Теперь дальше – неторопливые сборы в родной юрте, ничего лишнего с собой. Советы и напоминания старшего брата, пожелания удачи от невесток и сестёр. Ненадолго заглянул дядя Багатай осмотреть оружие, кивнуть и хлопнуть по плечу.

    И молчание мамы, твёрдо избегающей слёз! …Ощущение печали и боли. У обоих, матери и сына. Пришло время Безвозвратного: происходит расставание надолго - взрослый младший сын уходит из Семьи, время покинуть родное гнездо. Может навсегда…

    ------------
    Последнее редактирование: 19 июл 2014
  2. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Холодный сумрак раннего осеннего утра в горах не способствует бурному прощанию. Да и не принято распылять силы на эмоции в этом Роду – мы, «змеи», переводим нашу любовь, веру, взаимную поддержку и удачу во взгляды наших глаз.

    Именно в них наши сердечные теплота, сила и решимость. Наше единство, для которого нет расстояний и времени разлуки! Чтобы каждый уходящий из этой долины, такой как этот подросший «змеёныш» сейчас, достойно выставит впереди себя как Лицо имя и силу Рода, его Любовь и Защиту!

    Очень короткая Песнь Прощания. В пару слов от каждого – озаряющие будущую память напутствия от старших, их крепкие объятия. И, наконец, мама! Она последняя в ритуале расставания. Потому что – Мама! Её слова – самые главные для сына на всю его последующую жизнь: «Мы очень любим тебя и всегда ждём обратно!»

    Удается отвернуться от близких и почти спокойным шагом дойти до опушки леса. Ненадолго повернуться для прощального маха рукой всем. И маме! Приятно плеснуть лучиком Любви матери, родне, стойбищу и долине-гнезду напоследок.

    Разворот и исчезновение из привычного с детства мира в послушном «проходе удачи» к Новой Тропе.
    --------------

    Вогаз пришёл быстрым шагов в стойбище Рода Синего Ворона ближе к полудню. Дорога из родной долины оказалась несложной, главным было удерживать спокойную собранность и ни на что не отвлекаться, с помощью безмолвия это не трудно.

    Местные жители встретили его настороженно. Для них появление незнакомца с восточного перевала, тем более, вооруженного, пусть и одетого как соплеменник – причина жёсткого недоверия. Первый же встречный на окраине стойбище молодой мужчина немедленно приготовился к поединку. Стали приближаться ещё трое взрослых.

    Всё правильно! Даже положенное приветствие и озвученное имя пришельца не снижает их подозрительности. Всё разряжает громкий радостный крик Паары, дочери Октая и Тёгерин! Младший брат, Вогаз, молодой охотник, заявился в гости к родичам! И разлилось на всех тепло настоящей встречи.

    Шепот сестры: «Мы ждали тебя только к вечеру следующего дня. Ты что, все время бежал!? Так нельзя! А силы? Уверен, что всё в порядке? Наша Старейшая только завтрашним утром должна была объявить вождю о твоём появлении, …хотя шаман странно намекнул, что ты можешь появиться раньше. Он, кстати, хочет повидать тебя тоже. Пошли, буду быстро кормить! Как я рада тебя видеть! У-у-у вымахал, скоро превратишься в молодого медведя. Только взгляд остался как малыша, любителя цветочков и бабочек…»

    Вот теперь можно с головой окунуться в радость встречи и свидания с близкими…

    После весёлого семейного обеда сестра с зятем быстро проводили Вогаза к досточтимой Энекей. Старейшая и внешностью, и манерами выглядела почти как сестра-близнец бабушки Айрун, только в ней было больше задумчивости. Она очень тепло поприветствовала юношу. Паара с мужем оставили Вогаза с Энекей наедине.

    Пожилая женщина предложила присесть, молчаливо рассматривала пришельца, дальнего родственника. Очень скоро к ним присоединился шаман «воронов», досточтимый Таркин. Весёлый и ехидный, похоже, сверстник Дайры, ещё очень крепкий высокий старик с пронзительным взглядом прищуренных глаз. Вогаз мгновенно почувствовал, что оказался «прочитанным» с головы до пят, даже как-то зазвенело в голове.

    Беседу начала Старейшая. Итак, задание для Вогаза, сына Октая, сына Бахара, Зелёной Ящерицы из Рода Горной Змеи, отлично прошедшего Испытание на самостоятельный горный переход без происшествий, на день раньше срока, здорового и готового к очень сложному делу.

    У «истинных», оказывается, есть Великий подарок Небес: две женщины-посланницы Милосердной и Заботливой Умай, которые обладают очень сильными способностями находить пропавших соплеменников, особенно детей, их успокаивать и лечить. То есть спасать! Обе они почти всегда сопровождают один из сводных отрядов бойцов, которые охотятся на бандитов, нападающих на стойбища соплеменников…

    Если какой-то Род не смог отбиться и помощь не подоспела, погибает много людей. Но всегда есть шанс, что хоть кто-нибудь выжил! Как правило, это маленькие дети и подростки, попрятавшиеся от страха в родных окрестностях. Все шаманы нашего племени и его соседей, а также некоторые способные люди стараются предупредить нападения заранее, но по многим сложным причинам это не всегда удаётся.

    Обе женщины помогают не только спасти, но и сопровождают выживших в те стойбища, где другие Роды готовы их усыновить: мы не бросаем сирот. Связь этих женщин со всеми старейшинами и шаманами постоянна.

    Нынешний их проводник достиг возраста в пять десятков лет, для него уже тяжело сказываются сложные годы службы и многочисленные походы. У нас готовится ему хорошая замена, но избраннику только тринадцать лет, этого юношу будут обучать ещё три года и ему надо пройти свою «первую битву».

    Готов ли сын Октая на такой срок стать личным защитником и помощником двух названных женщин. Очень важно, чтобы с ними ничего плохого не случилось. Не должно! Защитить их от опасностей и неудач нужно любой ценой, даже ценой своей жизни и здоровья. Не задумываясь! Разрешение от Хранителей на привлечение Вогаза к этому делу получено.

    Без удачливости сына Октая работа двух женщин становится крайне рискованной уже в ближайшие два года: на просторах Великого Гоби усугубляется междоусобица в орде хунну, стойбища малых народов находятся под постоянной большей угрозой.

    Готов ли ты, Вогаз!? Тогда хорошо. Прямо сейчас досточтимый Таркин проведёт обряд Посвящения сына Октая, Зелёной Ящерицы из Рода Горной Змеи в Защитники. …Когда-то твой отец, Вогаз, два года был одним из бойцов отряда охотников, доблестным и очень надёжным… Удачи тебе, малыш!

    По окончании обряда Вогазу назвали имена этих женщин-посланниц: старшая – досточтимая Нада, дочь Устана и Майры, и младшая – Ойлар, дочь Кюрена и Тайле. По статусу они обе выше любого старейшины, полностью самостоятельны в решениях и поступках, не подчиняются никому из людей. Находятся под отдельным Покровительством небесных Сил.

    Их существование и работа – одна из величайших тайн повседневной жизни «истинных». Для всех стойбищ они просто как бы «обычные гостьи» из числа дальних родственников, заглянувших «случайным» проездом в тот или иной Род.

    Каждое наше стойбище согласно древней традиции предоставляет им приют, надёжное убежище, добрый отдых и любые припасы. И, конечно, сведения, необходимые для новых поездок. Беречь их и защищать! И не будет у Вогаза важнее задачи на протяжении трёх лет…


    -------------
    дальше будет
    Последнее редактирование: 19 июл 2014
  3. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Через два дня Вогаза вновь позвали в юрту досточтимой Энекей. Там уже находились шаман, две женщины-посланницы и их проводник. Досточтимая Нада оказалась женщиной лет сорока, милой, скромной, худощавой и совершенно ничем не примечательной внешне.

    Более того, юноша с удивлением отметил, что не может запомнить черты её лица: проходя мимо «такой» он просто не обратит на эту женщину никакого внимания. …Только вблизи, где-то в двух шагах от досточтимой Нады совершенно менялось его ощущение на другое четкое переживание – Вогаз «рядом с любимой мамой»! Нада как бы «носила лица всех матерей»…

    Невидимое «свечение» нежной материнской любви, заботы, затапливающее его покоем и защитой было каким-то небесным чудом! Молодой уйгур даже заморгал в попытках справиться с таким «наваждением», помотал головой и нерешительно сделал четыре шага назад, чем несколько подпортил встречу и знакомство. Взрослые понимающе улыбнулись.

    Его представили, шаман провёл короткий обряд Объединения. И началась беседа о новом маршруте группы. Вогаз помалкивал, разглядывал своих будущих попутчиков. Ойлар оказалась красивой женщиной лет тридцати, крепкой, собранной, строгой, немногословной, погруженной в свои мысли. От неё веяло холодом и какой-то жёсткостью.

    Проводник, досточтимый Хуртан, сын Чигрена, сын Кёктая, среднего роста, поджарый спокойный воин, похоже, очень многое повидавший, ничему не удивляющийся и с немного грустными глазами…

    Под конец встречи трое «гостей», начиная с Нады, высказали согласие на присоединение сына Октая к их группе в качестве помощника. «Сможет ли он стать их Защитником?», - покажет первое путешествие вчетвером. Группа уходит завтра пораньше. Проводник Хуртан становится наставником Вогаза. Руководит группой досточтимая Нада, её слово во всех ситуациях решающее. Провожать будут только Энекей и Таркин.

    Четверо уходили из стойбища «воронов» следующим ранним утром тихо и незаметно. Промозглая погода окутала эту долину туманом. Вогаз, идя последним, помахал рукой Старейшей и шаману, бросил прощальный взгляд на юрту сестры и шепотом пожелал здоровья, удачи процветания всему «вороньему» Роду.

    Плотный туман, как он отметил для себя, символично подчёркивает: в жизни молодого уйгура начинается новый скрытый этап, невидимый близким и соплеменникам, очень ответственный и поучительный!?

    Приход взрослых знаний в личный опыт не всегда явный в отличие от прямых уроков у наставников. Пожилые опытные воины только готовят молодежь к самостоятельному изучению Тайн. И у каждого из потомков линия тропы судьбы очень отличается друг от друга внутри одного поколения.

    Сын Октая постепенно приходил к пониманию Того, что сам потом назовёт Служением. Но люди из разных традиций, возрастов и обстоятельств не всегда прямо принимают такую Судьбу, для этого зачастую не хватает целой жизни. «А может и нескольких!?» Последняя мысль была интересной.

    Переход был несложным, неторопливым и… очень молчаливым. Проводник предпочитал использовать жесты и знаки, хвала Небесам, знакомые Вогазу. Женщины всячески следовали его указаниям. На Вогаза они все поглядывали изредка, общаться не торопились. Похоже, его проверяли на самостоятельность и умение придержать своё мнение. Странно, но юноша не чувствовал отчуждённости.

    Ощущения также добавляли уверенности, что к нему полностью доброжелательны, но он будет обязан всецело соблюдать уже установленные в этой группе правила. И это хорошо! Когда группа занята серьёзным делом, их правила – залог успехов и хорошей отдачи.

    Перед первой ночёвкой Хуртан тихо предупредил, что нельзя будить спящих женщин прикосновением, только шепотом, зовя по имени: бурное просыпание может повредить их здоровью. …Да они обе – «ходящие-по-снам», особенно велика сила у Нады, для которой якобы «мир снов» и наш мир практически одинаковы.

    На вопрос Вогаза, чем женщины различаются в способностях, проводник коротко ответил: Нада умеет находить и успокаивать прячущихся детей, а Ойлар – могущественная целительница, способная вылечить почти любую болезнь. Причём, обе женщины здорово дополняют друг друга: «Они – как две руки одной Силы! И спасли уже сотни людей. …Их действительно нужно защищать, поверь, даже ценой жизни!»

    Ещё Хуртан отметил правильное поведение юноши на переходе. И пусть не удивляется позже, что группе предстоит вскоре проходить через разные «странные места». Почему и что это такое, он точно не знает. Постепенно сын Октая сам во многом разберётся, к тому же Нада всегда даёт пояснения. Но теребить её расспросами не стоит. «Помощник и защитник не вертится перед глазами»…

    Вогаз неожиданно решился и попросил наставника следующим утром попробовать новую очередность движения: юноша идёт первым, за ним – Нада, потом Ойлар, а Хуртан замыкает группу и только в самом начале намечает направление. Молодой уйгур попытался объяснить, что может немного ускорить движение всех за счет использования помощи «ладоней дэвов».

    Проводник внимательно выслушал Вогаза, недоверчиво усмехнулся, и добавил, что слышал о таком способе перемещения, существовавший в древности. Если молодой «змеёныш» действительно освоил этот метод, то конечно стоит попробовать! Но с условием, что темп будет не очень высоким – обе женщины не должны потратить много сил во время перехода. Разрешение на попытку стоит спросить у старшей женщины утром.

    С рассветом в ходе завтрака Нада объявила, что нужно поторопиться: в следующем стойбище ожидается сильный мор и надо успеть придти тамошним жителям на помощь. Вогаз тут же напомнил Хуртану о своём предложении. Проводник кивнул, рассказал женщинам о способности Вогаза первым повести группу. Нада попросила Вогаза подробнее уточнить свой метод и немедленно дала согласие, её прищуренные глаза как-то странно «блеснули пониманием». Ойлар просто кивнула.

    Хуртан показал Вогазу далеко впереди точку выхода на следующий перевал. Молодой уйгур дождался готовности попутчиков и сформировал «сильный проход». Переход начался. …И он оказался превосходным!

    Впервые Вогаз вёл целую группу так быстро и удачно. Он делал то, что раньше позволял себе делать только в одиночку. «Чтобы не пугать других!» Странным было также то, что присутствие досточтимой Нады за спиной серьёзно усиливает его способности. «Как будто мама искренне доверилась сыну вести её и друзей вперёд по срочному делу, поддерживает каждый его шаг сердечной теплотой взгляда…»

    На небольшой горной площадке перед выходом к намеченному перевалу Вогаз остановился и обернулся посмотреть на реакцию попутчиков. Все трое оказались довольны. Правда, Ойлар и Хуртан ещё и удивлены. А вот Нада просто одобрительно улыбнулась, по её словам Вогаз сократил переход группы почти на день. «И всё сделал правильно…»

    Перед ночевкой Хуртан сказал юноше, что знает наперечёт почти все местные тропы, но впервые видит, чтобы «так необычно и быстро» выбирали маршрут, совершенно для него непредсказуемый. А также приятной примечательностью этого способа оказалось почти полное отсутствие моментов, когда путники спотыкались о камни, ни одна ветка дерева или кустарника им не помешала, не потребовался отдых.

    «Хм-м, так люди не ходят! …К тому же, было странно тихо вокруг, это редкость в горах. И шли мы как бы связанные в единую нить или, скорее, как тело гусеницы…» Но темп, по словам проводника, всё таки слишком высок. По возможности Вогазу следует помнить о женщинах идущих позади. «Горы наказывают торопливых» гласит неплохая поговорка из его молодости. Но главное – получилось!

    ---------
    дальше будет
    Последнее редактирование: 19 июл 2014
  4. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Потом группа пришла в стойбище Рода Жёлтой Совы. Болезнь только начиналась. Семь дней как вернулись пять семей местных жителей с дальней ярмарки и привезли с собой болезнь. Старейшины успели создать карантин, но что-то пошло не так, и начали недомогать многие. Здешняя молодая шаманка очень старалась, но сложность ситуации оказалась выше её сил.

    Нада и Ойлар без длительных расспросов начали работу. Проверили здоровье всех в стойбище. Младшая, Ойлар, занялась самыми тяжелыми заболевшими, действовала без отдыха. У неё с собой были необходимые травы, поэтому Хуртан и Вогаз помогали, чтобы всегда были в готовности новые порции отвара, запасены дрова, сожжены заражённые вещи, здоровые не подходили к больным. Восьмерых лечили очень долго, причём двоих детей, «почти насовсем ушедших» помогла вернуть Нада. Они вместе с Ойлар воспользовались какой-то очень древней Песней, слова которой Вогаз так и не распознал.

    Это были тяжелые десять дней. Но всё закончилось хорошо! Излечились все, мор удалось предотвратить. Вогаз наслаждался новым радостным откровением: такие как Нада и Ойлар никогда не останавливаются перед любыми трудностями. Даже в заведомо безнадежных ситуациях они борются за жизни до конца.

    Выпал первый снег, группа покинула выживший «совиный» Род, в стойбище которого вновь поселилась уверенность и надежда на Жизнь…

    Путь лежал на запад, Вогаз вёл группу теперь неторопливо и очень внимательно: зимнее время коварно для переходов.

    Холодное время года не было отдыхом, пришлось посетить ещё четыре стойбища. Полтора десятка человек в них спасти не удалось, так как холод, обморожения и скудные запасы еды усугубляли сложность жизни в горах.

    Довольно скоро Вогаз сделал очень необычное открытие. Простой короткий ночлег на переходе был в местах, которые он бы назвал «обычными». Но оказалось, что группа также посещает упомянутые проводником «странные места», останавливаясь там на пару дней. И почти на каждом маршруте, где Хуртан показывал юноше направление, конечные точки выхода оказывались в непосредственной близости от «них».

    Сбивало с толку, что проводник совершенно не обращает внимания на присутствие этих «странных мест» иногда в нескольких шагах от остановок на маршруте. Вогаз довольно быстро определил эту странность как сильное сочетание «чужого» и «запретного». Таковое было для него несколько пугающим, так как раньше он бы к этим местам не приблизился и на полёт стрелы. «Дэвы однозначны в запретах!» Ощущения всегда подскажут юноше, с какого момента в горах начнутся глупые поступки.

    Подозрение подсказало понаблюдать за поведением женщин, когда группа делала остановку. Первые шаги в сторону «запретного места» делала Нада, за ней Хуртан, потом Вогаз. Замыкала «новое» движение Ойлар. Дальше, что-то в сознании юноши отключалось! А уходили все они в обратном порядке, спокойно выходя на точку продолжения маршрута.

    Хуртан давал новое направление, а сам вновь становился замыкающим в группе на переходе. Вогаз только смутно помнил, что отдохнули «очень хорошо». В месте нового ночлега такая ситуация могла повториться, если снова ощущалось присутствие «чужого и запретного» места.

    Впечатления накапливались, поэтому Вогаз в какой-то момент рискнул и перевёл ощущение «удачливого прохода» по маршруту в «кольцо сильной удачи» на очередной остановке возле «странного места». Скачком накатила полная ясность осознания до состояния полного Единения.


    И только тогда юноша «увидел», что Нада, оказывается, заводит группу в едва заметную расселину, где через два десятка шагов слева открылась очень уютная сухая пещера, вся прямо «пахнущая» очень приятным домашним уютом. Здесь был запас хвороста, маленький родничок, места для очага и ночлега на четверых. И всё это «полностью защищено» от внешнего мира какой-то глухой круговой «стеной»! Вот это да…

    Не вовремя пошла кровь из носа, разболелась голова – сказалось чрезмерное напряжение. И Нада, и Ойлар заметили его шмыганье, их помощь последовала незамедлительно. Но Хуртан, что отметил Вогаз, вёл себя так, как будто бывал здесь множество раз! «Здесь всё знакомо, привычно и уютно пожилому проводнику! И что всё это значит!? Где мы!?»

    Более того, за пределами пещеры, чуть дальше в расселине Вогаз успел ощутить и даже увидеть Перекрёсток! А юноша с трудом, но вспомнил о всех «таких» местах, где он уже побывал со своими спутниками. Это как в других мирах!? Или в «преддвериях» к Ним!? Сердце волнами как бы выталкивало череду картинок о предыдущих остановках…

    Разговор с досточтимой Надой, конечно, последовал. Причём, начала его именно старшая женщина, сменившая холодную ткань примочки на лбу у юноши:

    - Малыш, не вертись! Ты так часто бросаешь взгляд в дальнюю часть расселины, что, похоже, ты там что-то видишь? Расскажи.
    - …Где мы сейчас!?
    - В Защищенном Месте.
    - И Его не видно обычному взгляду со стороны главной тропы!?
    - Да. Мы сейчас вместе… как бы видим необычный сон. Ты – один из очень немногих, кто смог сохранить ясность понимания при таком переходе, «оттуда – сюда». Значит ты практиковался в таких сложных тонкостях. Но тебя не обучали. Увлекался необычными переживаниями в детстве? Почему? Многое опасно для неокрепшей личной силы.


    Вогаз просто рассказал о своих открытиях подростком: «проходы», удачливость, о своём понимании «странных» и «запретных» мест, «перекрёстки», «холодная ясность». О беседах с шаманкой Дайрой, основное. И он уверен, что в глубине расселины есть Перекрёсток. Жуткий!

    Нада кивала головой и понимающе улыбалась. К ним подсела Ойлар, молча слушала, с лёгким недоверием… Вогаз, быстро вспомнив о других «запретных» местах, решился расспросить дальше:

    - Там, дальше – действительно «перекрёсток»!?
    - Да. «Это» можно называть твоим словом, хотя всё здесь намного сложнее. Досточтимая Дайра правильно разъяснила тебе, хотя и не полностью, нет смысла объяснять глубину, если ты необучен… Но главное ты усвоил, что это не только опасно, но и безответственно! Твои открытия важны. Только теперь встанет вопрос – зачем тебе эти открытия!? А потом – как ты ими воспользуешься?
    - Мне всегда было интересно, но, когда начало получаться, то ещё больше заинтересовался. Но обещание, данное нашей шаманке, я нарушать не собираюсь. Почему досточтимый Хуртан спокойно проходит сюда, а потом не помнит это место?
    - Именно потому, что такова его личная сила, которая оберегает его. Другие люди умрут или потеряют ум, необдуманно попытавшись войти сюда. Их вскипевшая кровь сильно ударит в голову… Хм-м, потому что Дэвы никогда не нарушают Правил! Они просто не могут такое. …Это Их мир.


    А ты имеешь наработанный навык сотрудничать с ними. Но недостаточный! Дэвы защищают это место за счёт напряжения своих сил. Проход сюда как бы закрыт созданным Ими невидимым «щитом», отводящим чужой, человеческий взгляд. В моём присутствии, причём вместе с Ойлар, происходит переход для всех нас в более тонкую часть наших сил, воспользоваться которыми можно только «во сне». Поэтому правильнее назвать такое свойство «сном внутри сна». Уходя отсюда, и Хуртан, и ты просто забываете о переходе. Мы, когда «во сне», пользуемся другими… необычными силами. Этому учат соответствующие наставники, но далеко не всех. Наша работа требует умения и знаний защищаться. Поэтому Дэвы помогают нам. Без Их сил, многое было бы недоступно!

    - Там, за перекрёстком действительно есть Страж?
    - Да.
    - И, если правильно себя вести, можно попасть в другие миры?
    - Да.
    - По которым можно путешествовать?
    - Да. И там можно быстро умереть, не зная, куда попал. И тем более, зачем? Или же никогда не вернуться. …Мы – люди! Поэтому нам лучше жить в родном мире…
    - А дети, которых ты с Ойлар сопровождаешь, также бывают здесь и в других «таких» местах.
    - Да. Тем, кто не старше двенадцати вёсен, это совершенно безболезненно. А для тех, кто взрослее, достаточно моего и Ойлар присутствия рядом. Другие люди или пройдут мимо, ничего не заметив, либо Дэвы не подпустят к этому месту и близко, а наши следы, так скажем, «быстро исчезнут». Местные животные и птицы тоже сюда не суются. Таково знание. Тебе нужно хорошо отдохнуть! Поспи.
    - Последний вопрос! Мне удаётся правильно помогать вам обеим?


    Обе женщины улыбнулись и кивнули.

    Через два дня на «обычном» переходе, во время непродолжительного отдыха в середине дня Вогаз решился спросить проводника, что тот имел в виду, упоминая «странные места», через которые будет проходить группа.

    Хуртан ответил с некоторой заминкой, как бы подбирая правильные слова: « С детства мне известно множество дорог и тропинок в наших краях. Но когда старейшины призвали меня в проводники к досточтимой Наде, то пришлось доучиваться в большинстве маршрутов. Причём в разрез с моими привычками ходить по горам и долинам!

    Те места, куда она мне показывала идти, я бы обходил. И не приближался бы к ним! Мне лично они «неприятны», но каждый раз покидая их, чувствовал себя как бы отдохнувшим. …И ни разу не смог вспомнить, как там проходил ночлег. Мы мало разговариваем, но за многие годы рядом с Надой мне не пришлось пожалеть, что стал её помощником».

    Вогазу оставалось только кивнуть и улыбнуться.

    ------------
    дальше будет
  5. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Поздней весной Нада в какой-то момент стала очень торопить спутников. По её словам, ожидалось нападение на стойбище Рода Белого Оленя, а они четверо находились очень далеко, примерное расстояние туда – почти десять дней пути по очень сложным горным переходам, можем опоздать. Способности сына Октая не выручат в этот раз – они все могут полностью выбиться из сил в самый неподходящий момент.

    Вогаз быстро вывел группу к очередному перевалу. Но Нада неожиданно распорядилась двигаться почти в обратном направлении. Никто не расспрашивал почему. Потому что надо успеть! Похоже, придётся идти или через «перекрёстки», или даже заходить «за грань».

    В точке выхода к вершине другой горной гряды группа вышла на очередное «странное» место. Нада всех осмотрела, наказала встать теснее в колонну и завела спутников в новую едва заметную расщелину. Не останавливаясь на ночлег, она повела группу вглубь …прямо в «перекрёсток»! Сказала взяться за руки и смотреть только в затылок впереди идущему. И Нада, и Ойлар начали негромко петь какую-то песню на незнакомом языке.

    Группа по одному вошла в «темноту», обозначавшую начало входа в «перекрёсток». Резко похолодало, Вогазу показалось, что «вошли в туманную ночь». Голова наполнилась очень неприятным звоном, дрожь волнами окутывало тело. Тело двигалось послушно, но с трудом.

    Уже через несколько шагов Нада сделала первый поворот, сначала направо. Одиннадцать шагов. Затем – налево, десять шагов. Ещё раз повернули налево… Где-то на седьмом повороте Вогаз сбился в подсчёте. От звона в голове он предпочёл полностью уйти в безмолвие. Справа и слева от себя его глаза просто фиксировали: темно, сумрак, снова темно, снова сумерки…

    Всё закончилось неожиданно, группа вышла на новую площадку у незнакомого Вогазу перевала. Все четверо спутников уселись на камни, расцепив руки. Нада села последней: сначала осмотрела всех. У Хуртана и Вогаза несильно текла кровь из носов.

    Ойлар смочила водой из меха две тряпицы, велела мужчинам лечь и отдыхать. Горный воздух и неподвижность помогали быстро восстановить силы. Нада неотрывно смотрела на северо-восток. И грустила… Вогаз ощутил: «Мы опоздали».

    Чуть позже обе женщины подсели к Хуртану, который уже смог встать и осмотреться. Из обрывков беседы старших юноша сделал вывод, впереди ещё двое суток пути, группа выиграла восемь дней. …Но чьи-то жизни спасти уже не удастся!

    Когда Ойлар разрешила двигаться дальше, Хуртан показал Вогазу новое направление к следующему перевалу, напомнил об осторожности и безопасности для женщин. Юноша кивнул, дождался готовности Нады и Ойлар и повёл группу быстрым «проходом»… Удалось выиграть почти сутки пути.

    Последнюю короткую ночёвку перед приходом в нужную долину пришлось обустроить тщательно, так как обеим женщинам понадобился ненадолго «сильный сон», чтобы «узнать новости» и «связаться» с двумя шаманами, которые уже на подходе к «оленьему» стойбищу вместе с отрядом воинов-охотников.

    Прямо посреди ночи, когда ещё не закончился час Быка, Вогаз повёл группу очень быстро, без остановок. Оглядывался только чтобы увидеть новое направление, указанное проводником. К вечеру следующего дня они вошли в нужную долину, быстро подошли к центру уничтоженного стойбища.

    Их ждали шаманы, двое пожилых строгих мужчин. Олений Род был разгромлен два дня назад. Среди сожженных и разграбленных юрт ходили около двух десятков бойцов из разных Родов. В основном, они собирали тела погибших, готовя к погребению. Выжило только шестеро жителей долины, но все тяжело раненные. Ойлар сразу приступила к хлопотам по уходу за ними. Ей начал помогать Хуртан.

    Вогаза же подозвала к себе Нада, сказала «просто находиться» рядом с ней. Юноше трудно было описать, что делает старшая женщина. Для начала она обошла всё стойбище, осматривая, но ни к чему не прикасаясь. Потом вышла к южной окраине, обращённой к югу. Смотрела в окрестности. Долго. Тихо прошептала юноше, что «видит» восемнадцать детей! Наверное, ощущает…

    Вогазу, по её словам, надлежит собрать всю доброжелательность, на которую только способен. «Прячущихся» нельзя испугать ещё больше! Если у него получится, то кто-нибудь из младших попросится к нему на руки. Это будет хорошим знаком для остальных.

    А дальше досточтимая Нада, дочь Устана и Майры запела… Сильно, чарующе!!! Она пела одну из любимых Вогазом песен его собственной матери, Тёгерин. Но женщина пела так, что зашевелилась трава, откликнулись легким движением ветки кустов и деревьев, сдвинулись тени! Легкий ветерок «прибежал послушать» древние Слова Любви и Заботы Великой Умай и тут же помог разнести далеко вокруг Их силу.

    Юноше показалось, что на Песню «откликнулась» вся земля, передавая нежность звучания всей долине! Дальше - окружающим горам, скалам, лесам… Местные дэвы стали мгновенно вслушиваться, возникло очень странное эхо – «Они будут помогать»! Вогазу даже захотелось начать подпевать, но без разрешения Нады он не решился. Время, «сдвинутое» древней Песней, потекло как-то по-другому…
  6. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    И вот из-за дальних кустов показались две девочки лет десяти. Худые, исцарапанные, настороженные, готовые немедленно исчезнуть. Но они всё-таки рискнули и подошли к Наде, встали рядом с ней, не плакали, просто смотрели, как женщина поёт.

    Вогаз сел на землю, чтобы не выглядеть как стоящий воин, готовый к битве. Сердце подсказало ему совершенно другое: можно попытаться через себя «разлить личную удачу и доброту» на все здешние окрестности в помощь дэвам, которые сейчас… помогают Наде «созвать» детей.

    По его ощущениям сила материнского Зова, быстро наполнила долину как большое озеро, которое «стремительно поднимает уровень до верхушек местных перевалов и плавно расплескивается за горные хребты в соседние окрестности, дальше и дальше.

    …Даже есть, похоже, множественные отклики материнских сердец из соседних стойбищ. И даже ещё дальше. Вогаз уверенно ощутил, что мама Тёгерин сейчас пристально и доброжелательно посмотрела на младшего сына «издалека». Это ощущение уже через своё сердце он «влил» в «озеро Зова», передал в помощь досточтимой Наде… И ещё, похоже, «проснулся север»: Великие Предки тоже приняли участие в спасении каждого ребёнка!

    Дети продолжали выходить из кустов. Ещё две девочки, мальчик лет семи, потом девочка и мальчик… Первые две оказались самыми старшими. Дети подходили, вставали рядом, некоторые брались за руки. И слушали. Молча, спокойно, доверчиво, ещё не поверив до конца, что ужас нападения на родное стойбище и убийства уже закончились. Для них сейчас - прекрасная сказка Чуда от знакомой Песни, которую красиво и с искренним теплом поёт незнакомая женщина, чем-то неуловимо похожая на их собственных матерей.

    Нада остановила пение, обошла всех детей, погладив их по головам. Одна из девочек лет шести попросилась на руки к Вогазу. Женщина тихо объявила: «Всё нормально. Меня зовут Нада. Вы со мной и Вогазом в полной безопасности. Но необходимо найти ещё троих, они, похоже, поранились и не могут подойти сюда сами. Мне нужна Ваша помощь. Две старшие девочки, возьмут по мальчику в пару и пойдут в «том» и «том» направлении, чтобы помочь. Это недалеко. Ещё две девочки пойдут с дядей Вогазом, который не забудет улыбнуться, чтобы помочь привести третьего вон «оттуда»… Остальные останутся со мной ждать! Мы должны собраться все вместе».

    Через три полёта стрелы юноша вышел к бревну, за которым прятался мальчик лет шести. Увидев двух знакомых девочек, ребёнок перестал пугаться и доверился незнакомцу. Удалось быстро высвободить его из ямы под ветками и спокойно отнести на руках назад. Девочки неотрывно шли рядом с Вогазом.

    Когда все восемнадцать детей собрались в круг возле Нады, та запела новую песню. Темнело. Со стороны стойбища показался шаман, указал на большую юрту, которую воины из отряда поставили для детей. У входа, чтобы осмотреть каждого ребёнка, уже ждали Ойлар и Хуртан.

    Проводник сварил кашу в большом казане. Вогаз начал ему помогать кормить детей. Затем понадобилась его помощь Ойлар: пятеро детей оказались несильно ранены. Нада продолжала петь песню за песней, а во время еды пришли её захватывающие всё внимание сказки.

    Когда дети улеглись спать вокруг Нады, Вогаз заметил, что оба шамана обводят эту юрту «тремя кругами защиты» с помощью горящих веток. Нада показала юноше, что он остаётся на пороге. По её выражению лица Вогаз понял, что всё прошло нормально. Началась его служба – охранять покой. «Ничто не должно потревожить детский сон»…

    Утром пришла Ойлар проверить состояние детей, Нада вопросительно глянула на подругу, та в ответ только грустно помотала головой. Вогаз сделал вывод, что из найденных в стойбище раненных взрослых не выжил никто. Новый день для сирот оказался наполнен громадным количеством сказок и наведением порядка в юрте.

    Два раза воины из отряда приносили найденную детскую одежду и еду. В середине дня появились первые родственники погибшего Рода. Нада так и не разрешила Вогазу тогда помочь другим взрослым. Позже он узнал, почему.

    Разгромленное стойбище, истерзанные тела соплеменников, уничтоженные семейные очаги, ужас в глазах детей… Всё это в предстоящие три года глубоко омрачит настроение быстро взрослеющего сына Октая. Отряд воинов-охотников настиг банду, из пойманных разбойников не пощадили никого. Но у Вогаза уже появилась беспощадная ненависть к врагам и разбойникам. Сильная, и надолго укоренившаяся в сердце!

    …Только радость видеть то, что осиротевшие дети, все без исключения, разобраны родственниками в стойбища соплеменников, ненадолго восстанавливала душевное равновесие. И, конечно же, беседы с Надой и Хуртаном. «Группа делает нужное дело! Спасены жизни».

    Но Вогаз продолжал окунаться в жуткий опыт взрослой жизни, омрачая самого себя дальше и не находя ту грань, за которой была бы возможность спасти его собственное сердце. Такое спасение оказалось ненужным – глубина жизни и её понимание важнее!?

    Сын Октая не затягивал сумраком забвения трёхлетний опыт помощника и защитника группы необычных людей – сердце запретило это делать. Да, перестал шутить, смеяться, веселиться. Только улыбки, иногда натянутые.

    Довольно скоро Хуртан всё это подметил: «Не становись похожим на меня»… Порадовали и Нада, и Ойлар. В них не было жалости ни к себе, ни к Вогазу, но все переживания они переводили в добросовестное дело спасения осиротевших детей, в свои слова и поступки этой работы.

    «Дети – будущее людей. Как мы им поможем, такой рано или поздно будет новая жизнь на земле. Зерна «сейчас» станут цветами «потом», красивыми и наполненными Любовью…»

    -------
    дальше будет
  7. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18

    Три года пролетели очень быстро. Вогазу довелось только дважды поучаствовать в схватках с бандитами: один раз как лучник в помощь отряду охотников, а второй – просто снёс копьём конного разбойника, пытавшегося ускакать горной тропой от преследования и нарвавшегося на группу Нады.


    В обоих случаях Хуртан скупо похвалил. Но и предостерёг рвавшегося повоевать юношу, что не стоит забывать о главной своей задаче. Настрой Вогаза как вояки …«засвечивает» их группу и Дэвы просто перестанут помогать. И Нада, и Ойлар тогда промолчали, но чувствовалось, что они сильно расстроены.

    Через три весны к их группе присоединился ученик проводника, внук Хуртана. Звали его Салин, сын Кадая. Парень отлично прошёл свою «первую битву». Не смотря на внешнюю щуплость, был очень лёгким в горах – порхал по скалам как горностай, и запоминал местность почти мгновенно. Правда, был излишне прямолинеен и серьёзен, напомнив Вогазу старшего брата Байсара.

    С разрешения Нады Вогаз ещё несколько месяцев с удовольствием поделился с Салином всем своим умением в «создании проходов». Правда, некоторые тонкости молодой напарник совершенно не воспринимал, тут уж Хуртан и обе женщины просто развели руками – все люди разные и сын Кадая не будет похож на Вогаза. Главное, что молодой проводник отлично учится, и группа по-прежнему хорошо справляется с работой.

    …Прощание вышло, по мнению сына Октая, жёстким, если не сказать жестоким. Как-то в середине следующей весны, Нада прямо на рассвете во время завтрака твёрдо и коротко объявила, что Вогаз немедленно возвращается к себе домой, только на мгновение заглянув по дороге в гости к старшей сестре и досточтимым Энекей и Таркину. Грусть даже не успела объявиться.

    Короткие прощальные слова, тёплые крепкие объятия. Почти без внешних переживаний. Но внутри разлука и горечь невозможности помочь группе ещё чуть-чуть уже больно сдавило горло Вогаза, а его сердце, грозя лопнуть, забилось как бронзовый колокол, возвещающий неизбежное, любящее, искреннее и, наверное, поучительное. Потому что, похоже, так всегда – перед лицом Высокого Неба, Богов и Великих Предков: «Надо. Время разлуки пришло!»

    Сначала Салин, сын Кадая, первым на прощанье сказал коротко: «Спасибо за помощь и уроки! Не переживай, я очень люблю учиться, а поэтому справлюсь. Удачи!» За ним Хуртан, сын Чигрена, тоже пожелал удачи и заявил, что Вогаз, сын Октая более чем достоин и добросовестно заслужил «орлиные крылья и голову» как новую ступень Знака-татуировки на правой лопатке.


    Об этом будет сообщено старшим наставникам Рода Горной Змеи как личное ходатайство Хуртана. Последнее напутствие от пожилого проводника на прощанье – никогда и нигде не упоминать о группе Нады, лучше просто сказать, что просто три года был одним из охотников отряда, как бы ничего примечательного.

    Досточтимая Ойлар погладила по щеке и прошептала: «Всегда стремись к чистоте в себе. И телом, и словами, и размышлениями. Делись чистотой с другими. Не подпускай грязь к себе.

    И ещё! Смерть – это тогда, когда ты увидишь своё тело со стороны, чуть сверху. После большой боли или без неё, просто сердце остановится. Потом станет легко. И придут звёзды, сделав для тебя красивый проход из нашего мира к Великим Предкам. Только для начала там придётся пройти через Запад, где Владыка обязательно заглянет в твоё сердце. Поэтому будь честен!»

    Последней к Вогазу обратилась досточтимая Нада: «Сын Октая, удачи! Запомни – все люди соединены нитями Любви и Заботы Великой Умай. А вот если ты познакомился с новым для себя человеком, заглянул в его глаза, тогда Её ниточка превращается в Нить. Большую! И очень крепкую, потому что – от сердца к сердцу, и слова тут не нужны.

    Она станет надёжнее всех миров и даже времени, так как включает в себя и дружбу, и вражду, и взаимопомощь, многое, но главное – любовь. Поэтому мы никогда не бываем одиноки. Это подарок всем людям от Небес. Каков ты – таковы твои Нити! Улыбайся сердцем и твои Нити зашелестят радостью. Сегодня опять туман, как и в первый день наших путешествий вместе… Он поможет расстаться с нами насовсем. Но он не властен над Нитями».

    Нада, Ойлар, Хуртан и Салин неспешно ушли горной тропой к очередному перевалу. А сын Октая проводил их взглядом, развернулся на восток и быстро окунулся в утренний сумрак-туман дороги домой.

    -------------

    …Знакомая с детства всеми подробностями, любимая горная тропа стремительно вела Вогаза к родной долине. Сейчас будет последняя полянка, а потом красиво и приветливо «раскроются ладони» любимого стойбища со всей округой!

    Почти полдень. И как красиво вокруг! Похоже, здесь ничего не изменилось за три года его отсутствия. Радость переполняет и «ладони дэвов» всё также надёжны.

    Стоп! Впереди на полянке кто-то есть. Уже за половину полёта стрелы до намеченного места Вогаз почувствовал там присутствие… взрослого человека. «Ух ты! Женщина. Хм-м… пожилая. Сильная, уверенная в себе. Смотрит в мою сторону… Чувствует моё приближение!? Похоже, эта наша шаманка. Что ж, можно идти дальше. И впереди – что, опять разговор с бабушкой Дайрой!? Здесь? Сейчас? Сложный разговор? Что опять не так!? Она грустит. Точно. Где и как я опять напортачил!? Великие предки преподносят очередное наказание-урок? Ведь прошло одиннадцать вёсен. Хотя для них время, конечно, течёт по-другому».

    На бревне с краю живописной уютной поляны действительно сидела родовая шаманка. Ждала. Всматривалась. Улыбнулась ему уголками глаз, скрасив жесткий взгляд и свой сильный характер.
  8. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    - Здравствуй, бабушка! Я очень рад тебя видеть. …И, конечно, готов выслушать. Потому ты и встретила меня здесь, а не в стойбище? …Мне нельзя домой?

    - Здравствуй, маленькая ящерица, очень рада твоему возвращению живым и здоровым. …Присядь рядом. Меня попросили встретить тебя… заранее. И поговорить. Да, есть сложность. Одна, но важная.

    Для начала – с твоей матерью, семьёй и всеми в стойбище всё хорошо, не переживай. И не расстраивайся! Тебя ждут только хорошие известия от родных и близких.

    Радостей будет много – увидишь. Выглядишь ты внушительно, собранно, настоящий воин. И, как мне передали, отличный помощник и защитник. Только перестал… радоваться. Не пытайся прикрыться улыбкой. Расслабься, ты – дома!

    Мы ждали тебя завтра, но только я поняла, что ты так и остался «торопыгой», готовым лететь вперёд, не задумываясь… И попытаешься появиться дома пораньше. Поэтому выслушай меня, пожалуйста, здесь и сейчас. Так надо!

    Во-первых, досточтимые Таркин и Энекей передали мне, что ты – справился! И справился с заданием очень хорошо. Во-вторых, они передали также сообщение о ходатайстве от твоего временного наставника в отряде охотников, что Вогаз, сын Октая, сын Бахара из Рода Горной Змеи, достойно показал себя за три весны и как воин, и как знаток путешествий, а поэтому заслужил Посвящение в третью ступень Знака Опыта и Силы согласно Традиции. Наши старейшины и старшие наставники уже уведомлены.

    Твоё возвращение очень своевременно. Завтра в полдень соберётся большой Совет Старейшин и будет ритуал Посвящения семерых наших молодых воинов, достойно встретивших свою двадцать первую весну. Будешь допущен к Посвящению с ними. Восьмым. Опять на год раньше срока. Мерген, кстати, в этот раз пока не готов – каждому свой срок. Но у него зато, можешь порадоваться за друга, родились отличные двойняшки, мальчик и девочка, всё в его семье хорошо: поставили отдельную юрту. Сына он назвал в твою честь – Вогазом.

    Дальше. Завтра с утра тебе предстоит последнее испытание у нашего наставника по клинкам Багатая, который решил лично проверить твою готовность к Посвящению. Ты его знаешь, он, хм-м, недоверчив и дотошен к мелочам. Но именно его мнение будет окончательным перед Советом. И отдельно старейшины соберутся на закате, как в прошлый раз, обсудить твою судьбу…

    Близкие очень соскучились по тебе! Как, похоже, и ты. Поэтому третье – самое сложное сейчас. Твои путешествия, о которых рассказывать и тебе, и мне категорически запрещено, стали причиной… своеобразной «болезни», которую ты сейчас несёшь домой, в стойбище. Это - ненависть и раздражительность. Именно они!

    …Их появление в тебе неудивительно в силу задания. Но если посмотреть со стороны на тебя – ты можешь «отравить собой» весь наш Род. И твоя знаменитая удачливость тут совершенно ни при чём: она вытекает из другой Силы. Более того, именно Она не позволила, похоже, «упасть тебе глубже в бездну»!

    …Мы не можем запретить тебе вернуться, но просим не оставаться! Все наши старейшины в этом пришли к единому мнению в этом. Более того, получено согласие от Хранителей! Именно от Них получено такое третье известие для тебя.

    …Прости, малыш. Что-то не так пошло в событиях для нашего опыта воспитания и предусмотрительности в Роду. Есть подозрение, что ты как-то здорово рассердил Великих Предков, которые в своей безжалостности решили ходатайствовать перед Высоким Небом об изменении и усложнении твоей личной Судьбы и разрыве с Родом на долгие годы.

    Нам сообщили, что лучшим лекарством для твоего «излечения» будет… большое и долгое путешествие. Причём, оно – важное, сложное и, наверное, очень длинное. Пойдёшь служить стражником в охрану торговых караванов, для этого уже достигнуто предварительное согласие с нашими соседями, Родом Белого Волка, которые помогут тебе с рекомендацией в Урумчи. Поверь, к нашему великому сожалению ты покинешь нас уже послезавтра…

    Тебе ставится задача не просто посмотреть мир, а увидеть жизнь других племён, их судьбы, надежды, трудности, но и… попытаться найти «счастливую страну» для «истинных»! Как не любили бы мы наши края, ты знаешь, жить здесь тяжело: почти каждую зиму наши стойбища теряют много жизней, и взрослых, и молодых, от голода и морозов. Почти все Роды цепляются за грань выживания как за соломинку.

    …Мы можем исчезнуть. Навсегда. Но пока воля Высокого Неба и Мудрой Умай для нас однозначна: сражаться, честно и с миром в сердце. Поиск «счастливой стороны» - это один из вариантов нашего выживания.

    Ты не будешь единственными нашими «глазами сердца» в далёких краях. Но именно твои глаза и твоё сердце сегодня наилучшим образом подходят для этой необычной новой задачи. Тебе запрещено ходить на Алатау и севернее! Объяснений не будет, просто запомни. И даётся время поиска в простой цикл – двенадцать весён. По окончании вернёшься к нам.

    Хранители, к тому же уточнили, что Зов Призвания к Ним найдёт тебя повсюду, в любом уголке нашей великой земли и в любое время. Он будет однозначен, поэтому ты сможешь спокойно прервать поиск, не возвращаться к нам, когда получишь точное Указание от Них, как покинуть мир людей для испытания и работы как Они. Нас об этом обязательно уведомят.

    Поэтому, решай здесь и сейчас, перед лицом Высокого Неба, Богов и Великих Предков! Почему так быстро – я должна знать, каким пропустить тебя в родное стойбище: или одним из нас, или… как «сложного гостя», за которым нужен особый присмотр, вплоть до «защиты долины от нежелательного».

    Прости, маленькая ящерица! Мы есть те, кто мы есть, и я – Защитница. Всегда. Таков уже мой выбор, сделанный искренне и давно.

    К пожилой строгой женщине и её двоюродному праправнуку, загрустившему молодому воину, сидящим рядом на уютном бревне, подлетела красивая бабочка. Она недолго порхала перед лицами обоих, смело присела на подставленную женскую ладонь. Показала собеседникам несколько раз великолепный узор своих крыльев… и унеслась по своим делам. Сын Октая ощутил вспышку-понимание: «Хрупкое создание вряд ли бы рискнуло присесть на его запястье: Вогаз изменился. Поэтому меняется его судьба. Снова».

    - Бабушка, я всё понял, полностью принимаю это решение и согласен! Наверное, так действительно будет лучше для всех нас. Только поясни, пожалуйста, если можно, ещё одно – как будет с этой… «моей удачливостью» для Рода? Не останется ли Он… «беззащитным» с моим уходом?

    - Спасибо за решение и согласие, сын Октая! И не переживай! Порадую – Высокое Небо дополнительно и необычно отметило наш Род. Кроме, тебя родились «такими же удачливыми» ещё двое: мальчик, ему сейчас восемь лет, и девочка, которая встретила уже пятую свою весну. Имена не скажу – нельзя!

    Об этом знают только старейшины, тебе запрещено пытаться даже общаться с этими детьми. Да и ты не должен был узнать о «таком» в себе. …Твоя мать, допустившая ошибку, мужественно приняла наказание. …Как и мы все! Теперь всем Родом «расхлёбываем» последствия: мудрость поколений никогда не заканчивается.

    Кстати, младшая девочка уже удачно сосватана в Род Красного Орла – только так мы смогли вернуть долг, возникший в результате именно твоей необычной поездки на Алатау. Оба Рода теперь пристально всматриваются в судьбы своих детей. И тебе привет от их шамана! Большее знать тебе, маленькая ящерица, считается неуместным. Интересно также, что старший мальчик совершенно не похож на тебя со своими необычными сложностями силы.

    Ух, Небо иногда преподносит нам такие странные подарки… Иди! Семья не ждёт твоего возвращения сегодня, радость будет более бурной. А мне надо ещё пообщаться с Дэвами здесь. …Я искренно рада твоему возвращению! И твоей надежности. Ещё раз, пожалуйста, прости нас! Поверь, всё как-то очень сложно идёт с твоей судьбой и судьбой Рода Горной Змеи. Удачи и береги себя!

    Вогаз крепко обнял шаманку. Может, действительно всё обойдётся… И после её грустной ответной улыбки можно теперь бегом домой. Нет, лучше быстрым шагом. Не стоит устраивать переполох.

    Приятно увидеть всех родичей! Поздороваться. Но коротко – вот и родная юрта. Мама, похоже, рассказывает сказку внукам, моим племянникам. Ого, как подросли! Байсар, невестки… Всё, похоже, хорошо. Как у всех расширились глаза! Мне рады!!!

    - Мама, здравствуй! Я вернулся…

    -------------
    дальше будет
  9. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Два приятных дня в родном стойбище! Это как лекарство от сложных воспоминаний мрачного настроения. Почти никто не вспоминал, что сын Октая имеет «нехороший язык», никто его не сторонился, многие желали удачи. Вогаз предпочитал уклоняться от расспросов, улыбался, больше расспрашивал сам, как живут близкие и друзья.

    Особенно восхитительным был визит в семью Мергена и возможность подержать на руках двух двойняшек. Его тогда неожиданно посетила приятная мысль, почти откровение: увидеть двойню или близнецов – хороший знак удачи.

    Следующим ранним утром Вогаз явился к юрте кузнеца, взяв с собой только клинок, уже привычный, как часть тела. Дядя Багатай вышел его встретить со своим оружием. По знаку наставника сели на землю друг напротив друга.

    Никаких объяснений и поучений не последовало. Дядя молча и спокойно всматривался в повзрослевшего ученика. Вогаз ощутил какой-то подвох. «Сейчас что-то будет… Не поединок, а необычное и сложное! Багатай себя раньше так не вёл! И ещё – он никогда не проигрывал в поединках на клинках…»

    Очень быстро изменилось настроение юноши, собранность и ясность усиливались скачками. Похоже, наставник незаметно заставляет войти в Единение!? «Надо ещё больше «войти», чтобы замедлить время…»

    Так и есть! Даже не нужно переводить взгляд. И так отлично видно, как Багатай, не меняясь в лице, начинает вытаскивать из ножен свой клинок правой рукой. Холод от наставника очень похож на мой собственный.

    Значит, рядом возможна смерть!? Два «холода» не возникают просто так… Выхватывание клинка у наставника без замаха переходит в горизонтальный режущий удар слева направо от дяди на уровне ушей Вогаза.

    «И он не собирается повернуть лезвие плашмя для того чтобы оглушить наотмашь!? То есть что, срезает мне голову!?» Тело не думает в отличие от взгляда, действует в ответ само, «входит» в обоюдный ритм созвучия движений двух бойцов: наставника и ученика.

    Пользуясь вязкостью мгновений, плечи и голова Вогаза мягко падают вперёд к земле в низкий наклон, слух при этом отслеживает свист проносящегося над его спиной дядиного клинка, тело ощущает это движение как волну, попытавшуюся прикоснуться к спине, но так и не преодолевшую последнюю грань в толщину половину ладони. Тут же в обратном движении спиной Вогаз маятниковым рывком падает назад, плавно переходя в кувырок через плечо с выходом чуть в сторону от первой линии в низкую стойку. Рука юноши сама выхватывает любимый клинок, быстрая фронтальная стойка – к новой защите полностью готов!

    Сквозь холодную ярость взгляда Багатая медленно начинает проступать… весёлая улыбка любимого дяди и всеми уважаемого кузнеца. Продолжающий сидеть наставник неторопливо убирает клинок в ножны. Вогаз не верит своим глазам о метаморфозе знакомого с детства человека, близкого родственника.

    Вспыхивают мечущиеся мысли: «Что это было!? Дядя же мог меня убить, просто снеся голову!? Это что ж, такое испытание!? Или…» Но сердце не сразу, но твёрдо подает сигнал-понимание: стоит всё это просто принять, лучшая проверка – пройти по тончайшей грани между жизнью и смертью.

    Багатай упирает кулаки в бока, удовлетворённо кивает. И его короткая громкая фраза: «Ты готов, маленькая Зелёная ящерица! Всё правильно понял и достойно показал себя. «Крылья и тело орла» заслужены тобой, Вогаз. Надеюсь, досточтимый Дерен, сын Ирчета, сын Кебея из Рода Белого Волка, не будет слишком придирчив к моему ученику… Иди готовиться к ритуалу».

    В полдень началось большое действо Посвящения молодых воинов в новую ступень Силы и Опыта. Семь полноценных бойцов и охотников пополнили ядро дружины Рода Горной Змеи. Ну и как бы ещё один, «вместе с ними»… Молодежь тихонько перешёптывалась, будучи не в курсе многолетней отлучки Вогаза. Но с ними потом переговорят родители и старейшины.

    Сын Октая в безмолвии прошёл ритуал. Поступок Багатая сильно подействовал на юношу, окунув с головой в переживание странной неизбежности линии Тропы. …Мама по-прежнему грустила, а вот Байсар, похоже, гордится младшим братом. Оба они ещё не знают, что Вогаз завтра снова покинет родной дом. Надолго, почти насовсем… Но так надо.

    Поздним вечером собрался совет старейшин вместе со старшими наставниками. Тёгерин и Байсар не были приглашены. После сегодняшнего Посвящения сын Октая сам принимает решение о переменах в личной судьбе. Первой по традиции заговорила Старейшая Айрун. Она коротко перечислила всё уже известное Вогазу от шаманки. Настроение у всех стало откровенно мрачным.

    Постепенно высказались все старейшины и наставники. Ни один не предложил оставить Вогаза в стойбище, хотя и упоминали случаи из истории племени, когда «заболевшего» отправляли в отшельничество на несколько лет, но по соседству. Для этого есть специальные места, например, знаменитое озеро, «лечащее красотой». Но времена сейчас другие, скорое падение орды хунну перевернёт многое в Гоби…

    Единогласно решили – пойдёт смотреть мир. Но, важная тонкость! Вогаз должен попытаться «стать ребёнком», необученным жизни и культуре других племён. Быть подготовленным бойцом – это одно, и совсем другое – правильно рассмотреть отличия между народами, людьми, порядками и традициями разных стран. Сын Октая твёрдо согласился с решением Рода Горной Змеи.

    И на прощанье от всех на совете: «Вогаз, помни, мы все очень ждём твоего возвращения домой, как бы не сложилась личная судьба. И будем рады каждой весточке от тебя!» Последнее – завтра едут на ярмарку в Урумчи пять семей, и, конечно же, Тёгерин с семьёй Байсара. Кузнец Багатай будет рекомендовать сына Октая стражником в отряд досточтимого Дерена из Рода Белого Волка.

    Завершила совет шаманка обрядом Права и Защиты…
  10. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    окончание Воспоминания 7 и 3й главы:

    Утро следующего дня, последнего для Вогаза в родном стойбище, выдалось… по его наблюдению странным. Провожали родственники и близкие уезжающих тепло, доброжелательно, но… некоторые как то старались не смотреть пристально на сына Октая. Кроме Мергена и его супруги! Они стояли отдельно от всех, с чудными малышами на руках и разительно выделялись взглядами от остальных родичей: молчаливым твёрдым пожеланием удачи и надеждой обязательно встретиться!

    Вскоре за их спинами встали родители, Кана и Ярсун, вместе с семьями трёх старших сыновей. Глаза всей этой группы прислали Вогазу дополнительную волну дружеской любви. На прощанье! «Права досточтимая Нада – Нити крепки». Уезжать стало легче. Но в то же время и больнее…

    На ярмарке, в окрестностях «Красивого Стойбища» Багатаю с Байсаром удалось неожиданно быстро разыскать досточтимого Дерена. Тот оказался крепким, спокойным воином лет сорока пяти, с внимательными смешливыми глазами.

    Почти десять лет сын Ирчета из Рода Белого Волка возглавлял отряд стражников охраны караванов в основном на торговых путях в Семиречье, Ферганскую долину, Бактрию и обратно. О нём отзывались как об очень предусмотрительном и рассудительном воине, к тому же, с отличной интуицией. Правда, несколько нелестно отзывались о его… ехидстве.

    Багатай посчитал именно это качество Дерена желательным для характера Вогаза, хм-м, «чтобы не расслаблялся…». Новый наставник и «приёмный отец» якобы не придирчив к своим воинам, но и не упустит ни одной мелочи в поведении и поступках подчинённых ему бойцов для язвительной насмешки.

    Такое объяснение не порадовало Байсара, не любившего шутки и подковырки. Вогаза же это никак не расстроило. Ему было важнее сейчас полностью влиться всем своим смирением, дисциплиной и надеждами в новое «русло реки его Тропы»: у него есть сложная и нужная племени задача. А привередничать – удел глупых!

    После проверочного испытания Вогаза как бойца возникла интересная заминка. Досточтимый Дерен, посмотрев на показательную стрельбу из лука сына Октая и его бурный поединок на копьях с одним из старших воинов своего отряда и давший согласие, спросил Багатая и Байсара, какое прозвище у нового стражника среди близких?

    Он не спрашивал Первое Имя Вогаза, что было бы неуместным в военной традиции, его скорее интересовали навыки и привычки молодого уйгура. Неожиданно дядя предложил Дерену самому подобрать прозвище новичку.

    Удовлетворённый результатами проверки начальник отряда хмыкнул и, особо не думая, произнёс: «Похож повадками на барсука. Так пусть и будет Барсуком! Скука мне не грозит». И кузнец, и старший брат, и даже сам Вогаз тут же согласились с этим почти одновременно. Похоже, Небеса решили и эту проблемку, как и сам факт нового витка судьбы сына Октая, молодого караванного стражника.

    …Западный тракт северной ветви Великого Пути, протянувшийся вдоль красивейших лесистых предгорий могучего Тенгритау. Между джунгарскими просторами Великого Гоби и линией величественных хребтов Небесных гор. Слева – любимые горы, справа – мудрая Степь, а впереди – сторона заходящего солнца, которая когда-нибудь потребует отчёта о честности.

    На северо-запад Вогаз, теперь уже по прозвищу Барсук, даже смотреть не пытался, избегая череды вспышек воспоминаний – «помню, на Алатау и севернее мне нельзя». Впереди Семиречье, потом Бактр, будущий Балх. А там будет видно.

    В сердце продолжали стучать сказанные матери на прощанье его собственные твёрдые слова: «Мама, я обязательно вернусь!»…


    -------------
    конец 3й главы, дальше будет
  11. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Мои извинения Всем! Чтобы правильно выложить новые эпизоды и окончание 3й главы и не вносить сумятицу в тему мне пришлось удалить здесь 4ю главу. Похоже с 3й главой я закончил, начинаю выкладывать следующую, 4ю. Исправил ошибки, возможно, не все. Удачи Всем!!!

    Глава 4. Сложный конец каравана

    4.1 Почти у столицы Поднебесной

    Путешествие каравана подходило к концу. Степные равнины и горы Великой Поднебесной страны постепенно сменились лесистыми холмами. Реки стали встречаться с более чистой водой, было много живописных озер. А впервые увиденные бамбуковые рощи были настолько красивы, что слов не хватало передать. Вогаз почувствовал себя каким-то окрыленным. Казалось, прекрасная страна…

    Персидскому купцу очень захотелось поохотиться, и он договорился с Самаром об отдыхе на сутки. Тот выслал вперёд больше разведчиков для поиска укрытого от дороги места. Не скоро, но нашёлся отличный распадок в половине дня пути от проторенного веками тракта. И на берегу тихого озера среди бамбукового леса оборудовали стоянку.

    Начальник стражи чётко определил оборону, потому как принять участие в охоте захотели почти все мужчины. Но Самар как всегда был неумолим как скала – половина мужчин осталась в лагере. На охоту же пошли по жребию. Бахару не повезло, в отличие от Вогаза, – планы победить тигра или медведя пришлось отложить, хотя время украсить его любимую кожаную безрукавку шкурой тигра, небрежно наброшенной на плечи, якобы уже давно пришло.

    Собираясь на охоту, Вогаз вдруг заметил свою рассеянность – на охоту не тянуло, хотелось какой-то неподвижности. Близкая гладь озерной воды оказывается неумолимо «звала его». Причина была проста – он давно не был на рыбалке! Быстро найдя Самара, парень предложил отправить вместо себя напарника, может действительно понадобится сильный и отважный богатырь, а сам попытает счастье в рыбной ловле – вдруг удастся разнообразить привычную еду.

    Начальник, неожиданно для парня, согласился, хотя и иронично усмехнулся – богатырь мог своими шутками и хохотом разогнать всю дичь вокруг на несколько недель пути. Но это уже проблемы охотников! Если же Бахар не справится, то остальные насмешками и упрёками «обтешут» ему нрав на много дней вперед, а лучше - недель. Вогаз бегом разыскал напарника, у которого не сходила с лица вселенская печаль. От несправедливости судьбы он предался любимому занятию – накачиванию мышц с помощью специального тяжеленного полена.

    Радостный рёв окатил окрестности. Взлетели в лесу птицы, караванщики от неожиданности вжали головы в плечи. Кто-то даже схватился за топор или дубинку. Вогаз еле успел убрать ногу, на которую могло упасть отброшенное полено…, а мог и не успеть. Прибежал разозлённый Самар. Но, увидев небольшой смерч от собирающего на охоту богатыря, начал опять иронично усмехаться.

    Чувствуя, что охота срывается, не начавшись, Вогаз догадался всучить напарнику своё длинное копье. Объяснил: «Может встретиться какой-нибудь неизвестный и опасный здешний зверь, например, легендарный китайский дракон. Мы впервые в этой стране, а новичкам, ты знаешь, везёт. И любимой твоей палицы может оказаться недостаточно…"

    "По легендам, чудовище желательно проткнуть с дистанции копьем. Потом точно выбить ему глаза палицей. И, только после этого, спокойно задушить твоими могучими ладонями. Так будет правильнее. Только Бахар сможет отважно защитить остальных охотников». Почему-то возникла уверенность, что дракону точно не повезёт. …Молодой богатырь быстро угомонился и даже стал серьёзным. Задумался. Подозрительно заглянул в глаза Вогазу – нет ли насмешки. Деловито, почти как зрелый воин, закончил свои сборы. И даже не забыл правильно переобуться!

    Последнее напоминание попрыгать на месте, чтобы убедиться, что ничто в амуниции не звякает, дабы не нарушать тишину, - богатырь уже принял как должное. А через мгновение он уже торопил остальных. Некоторые из счастливчиков-охотников явно задумались - стоит ли вообще идти на такую охоту. Тем не менее, вылазка в лес началась. Самар напоследок показал свой кулак Бахару вместо добрых пожеланий – чтобы не думал ослушиваться старших.

    А Вогаз негромко помолился всем богам и местным дэвам, чтобы послали напарнику удачу - хотя бы куропатку встретил. Как раз для молодецкого удара палицей с замахом от неба…. Проводив взглядом охотников и осмотрев стоянку, Самар неожиданно пристально посмотрел на Вогаза и, усмехнувшись, ехидно спросил: «А почему ты не сказал ему, что снимать шкуру с поверженного дракона надо осторожно, чтобы не порезаться о легендарную чешую?» Молодой охранник в ответ лишь развёл руками – ну не успел…. Скорее всего, начальник слышал слова Вогаза, но решил не вмешиваться. Похоже, «раскусил»…. Дождавшись его кивка, парень сам стал собираться на рыбную ловлю.

    В голову лез вопрос, не стал ли злоупотреблять Вогаз доверием Бахара? Сердце почти сразу подсказало – нет. Просто к напарнику нужен особый подход. Главное - правильно объяснить. Тем более они знакомы давно – вместе начинали городскими стражниками в Турфане. Бахар почти сразу стал всемерно доверять неизвестному никому молодому уйгуру-наёмнику с гор.

    И мать богатыря, досточтимая Алтун, уже с первого момента знакомства попросила присматривать за её неугомонным дитятком. Вогаз просто относился к нему как к младшему братишке, вспоминая Байсара. У Небес есть свои причины устраивать судьбы людей так, а не иначе…
  12. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Собираясь на рыбалку, молодой стражник решил опробовать другой способ этой «охоты», присмотренный ещё подростком во время поездки с родственниками на ярмарку в Семиречье. На берегу местного озера мужчины ловили рыбу не только сетями и неводами, но и удочками.

    Вся премудрость состояла в наличии правильных крючков или из металла, или из кости. Они привязывались крепкой бечевой к достаточно длинной палке. На них насаживалось или червяки, или комки любой каши. Правда, нитки рвались в самый неподходящий момент. С острогой, к которой привык Вогаз, на равнине охотились редко, предпочитали забрасываемую сеть или невод – добычи за один день хватало заполнить целую повозку. Целые семьи так промышляли.

    Уже много лет парень всегда носил с собой пяток разных крючков. Подбирал их очень придирчиво. А на громадном рынке Дунхуана, ему попался на глаза моток индийской нитки, необычайно прочной. За него Вогаз заплатил не торгуясь. Теперь надо запастись большим комом каши и срезать нужную палку.

    Но начинать рыболовлю надо, конечно же, с выбора места на берегу. Тут уже как повезёт…. Для начала необходимо отойти от стоянки – рыба не любит шум. Покидая лагерь, Вогаз повидался с Матаем и сказал, что идёт по берегу озера влево на охоту за рыбой. Если что – ждет обычного сигнала на случай тревоги.

    Вокруг была красота! Вогаз почувствовал знакомую разделённость. Одна его часть сразу начала безудержно «купаться» в красоте озера и леса, шорохе листьев бамбука, еле заметном ветерке, каких-то правильных камнях берега, запахе леса, травы, воды, жужжанье стрекоз, щебете птиц, шевелении зарослей ирисов…. Другая же прагматично выискивала подходящее место для ловли.

    Вот оно – длинный плоский камень, улегшийся далеко в воду. Рядом - участок чистого песка! Звуки со стоянки еле слышны. Место прикрыто от солнца кроной большого дерева. Теперь бегом искать древко для снасти.

    Вскоре Вогаз наткнулся на куст молодой бамбуковой поросли. На глаза попался, а руки протянулись с кинжалом к длинному пруту в два человеческих роста. Негромко произнеся извинения дэвам леса и бамбуку, парень срезал древко. Очищая от листьев, удивился – какое легкое. И гибкое.

    Вернулся к облюбованному месту и, первым делом, настроился, соединяя себя всего. Опять негромко обратился к дэвам озера и леса, чтобы были снисходительны к молодому охотнику. Затем бросил в воду половинку каши, разломав на мелкие кусочки.

    По воде почти сразу пошли знакомые круги – местные дэвы послали рыбу. Привычная сноровка встретилась с охотничьим азартом. Утихомиривая самого себя с трудом, Вогаз собрал таки снасть, сделал первый заброс. Упавший в воду крючок, вмазанный в небольшой комок каши, булькнул, тревожа гладь воды. Кусочек легкой деревяшки, привязанный к нижней трети нитки, сдвинулся по воде и обозначил место приманки. Вселенная остановилась и замерла внутри и вокруг Вогаза. Всё! Охота началась…

    Поклёвка выдалась неожиданно резкой, нитку сразу повело сильно в сторону. Подсекая рыбу, Вогаз поблагодарил судьбу за выбор необычной нити. Она не подвела. С превеликим трудом удалось подавить нарождающийся в груди радостный вопль. Пойманным оказался карп, китайская рыба, - толстый, с крупной чешуей (легко чистить) и усиками возле рта. В полторы ладони длинной.

    Какой увесистый, жирный и сильный! Такую рыбу парень уже встречал в Поднебесной у торговцев на пути и в тавернах. Вкуснейшая еда, истинный праздник желудка - аж слюнки потекли. И жареная, и запеченная, и фаршированная, и в похлебке. Быстро соорудив из сдвоенной нитки кукан, Вогаз отправил добычу на мелководье и продолжил ловлю….

    Второй карп был в две ладони длинной, чуть не сорвался, третий - в ладонь, четвертый и пятый – в полтора. Несколько штук всё же сорвались! Вогаз подтачивал острие крючка камнем для заточки лезвий. Шестой карп, попавшись, долго не давался. Парень терпеливо водил его и с большим трудом вытянул на берег. В три ладони длинной и весом как ведро воды! Перерыв. Такую добычу надо отнести в отряд. Порадовать товарищей.

    Посмотреть на пойманную рыбу собрались почти все мужчины на стоянке, кроме постовых. Двое караванщиков кинулись к своей повозке: у них был с собой невод на продажу. Твёрдо решили опробовать. Кто-то ещё рискнул попытать счастья с острогой.

    Вогаз вручил добычу Матаю для распределения и отпросился на вторую попытку – до конца дня было еще достаточно много времени. Двое напарников из десятки напросились вместе с Вогазом. Самар разрешил, но сильно нахмурил брови. Они всё поняли - к закату вернуться в лагерь как «пчак, который метнули в цель» – точно и вовремя.

    Снова набрали каши. Почти бегом добрались до места ловли Вогаза. Тот добросовестно пояснил, что и как, выдал каждому по крючку и отрезу нити…. Закончили они ловить к закату, добыв полтора десятка отличных карпов. Перед уходом в лагерь парень поблагодарил дэвов места за добычу и, как обычно, повязал полоску ткани на ветке у ближайшего дерева.

    Вернувшись на стоянку, удалось ещё и искупаться в тёплой воде вечернего озера. Над лесом взошла почти полная луна. Ужинать все хотели с песнями – двое с неводом таки наловили полповозки рыбы. Из охотников с острогами повезло только двоим, да и то, - только три рыбины. Объевшийся вкуснейшим ужином и довольный всем естеством Вогаз, как всегда, заступил после полуночи в свою стражу.

    Необычный бамбуковый лес ночью был почему-то тревожным, листья мелко и недовольно шуршали от малейшего ветерка. Что-то назревало…. Нехорошее!? Парень распереживался за Бахара и негромко обратился к богам и дэвам, чтобы присмотрели за напарником. Стало несколько легче. Но чувство легкой тревожности так и не отпустило. Что ж, остаётся только усилить бдительность. За ночь ничего не произошло. Наверняка, это дэвы чужой страны немного давят на сердце.

    Утро начало обычный день каравана на стоянке. Но…. Не хотелось идти даже на рыбалку. Большинство в лагере занялось ремонтом, подгонкой, стиркой. Вогаз предпочел то же самое, начав с оружия и амуниции. Потом даже попрактиковался с клинком, кинжалом и копьем. Многие купались в озере по несколько раз. Двое стражников, ходившие на разведку к тракту, новостей не принесли. Заметно было, что тяжело хмурится Самар. Троих он сразу после обеда отправил на встречу охотников.

    К вечеру все они вернулись с удачной добычей. Перс застрелил из своего дорогого длинного ассирийского лука матерого оленя с красивейшими рогами. Остальные охотники добыли ещё много оленей поменьше, много куропаток, фазанов и что-то ещё….

    Дальше глаза Вогаза видели только здоровяка Бахара, несущего на плечах кабана средней величины. Хвала богам и дэвам, молодец! А дракону, похоже, повезло – не попался, пока…. Дичи же хватило всем караванщикам с избытком.

    Для Бахара, которому поначалу не везло, и он начал ныть, охотники смогли загнать молодого жирного кабанчика. Точный удар копьем, пробил даже насквозь, потом два удара богатырской палицей….

    Брызги крови, говорят, разлетелись на десять шагов. Или даже на одиннадцать? Все дружно поздравляли силача, и он потеплел душой. Сам дотащил добычу, чтобы в лагере убедились – может! И его похвалили. Потом хвалили ещё. В общем, "жаль дракон не попался… А тигра или медведя не нашлось… Ну это пока!"

    Во время ужина, по ходу рассказа богатыря в четвертый или пятый раз кабанчик уже был, оказывается, матерым кабаном, злобно бросившегося из-за засады на растерявшихся охотников… Ну и так далее, и как обычно.
    ----------
    дальше будет
  13. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    4.2 Схватка у реки

    Ночь снова прошла необъяснимо тревожно. Многие не спали. Караван с раннего утра вернулся на тракт и продолжил движение по Великому Пути. А через два дня, ночью, разведка доложила о приближении вооруженного отряда в сотню человек. Самар немедленно поднял всех по тревоге. Люди, поставив повозки в круг на большом холме, занимали оборону. Глубокая река не давала бы обойти лагерь, ощетинившийся оружием, с тыла. Все успели приготовиться. Многие мужчины потягивались, разминая плечи и шеи, проверяли оружие в последний раз.

    Тепло для сердца смотреть на спокойные и сосредоточенные лица напарников. Никто не паниковал. Первыми приготовились лучники и пращники, за ними вступят в битву те, кто могут метнуть дротики. Остальные приготовили щиты их прикрывать… Вот к чему были предчувствия у Вогаза!

    Самар отдал последние указания. Схватка была уже не первой, неготовых к битве не было. Только успел Вогаз помолиться вместе со светлеющим небом, как из леса в трёх сотнях шагов показались первые шеренги отряда незнакомых воинов. Передние закричали и в разнобой побежали к каравану, размахивая оружием – значит, переговоров не будет… И почему Мать-Земля носит столько нехороших людей?

    Парень перемигнулся с Бахаром, оба улыбнулись. Напарник медленно поигрывал булавой, разминая запястья. Наготове у него был длинный индийский кинжал. Первая стрела Вогаза спокойно легла на рукоять лука, ожидая команды Самара. Рядом было приготовлено копьё – подарок дэвов пустыни…

    Схватка становилась всё более затяжной и кровопролитной. Вогаз крутился как игрушка-волчок, главное – не стоять на месте. Тело все боевые движения делало само – сказывались годы тренировок и опыт многих предыдущих схваток. Были уже и порезы от шустрых лезвий нападавших. Но неопасные. Нужно беречь силы, не давать дыханию сбиться. По сторонам просматривалась успокаивающая сердце картина: их отряд сражается более-менее удачно.

    Первые залпы метких стрел уложили около половины бандитов. Силы сторон почти выровнялись. Бахара уже «унесло» к центру битвы. Войдя в раж, молодой богатырь перемещался как пустынный смерч и наносил точные удары палицей и кинжалом. Он походил на громадный валун, скатывающийся со склона горы и сметающий всё на своём пути. Со спины его прикрывал сам Матай. На встречу этой паре постепенно приближался Самар. Старик лихо сражался двумя изогнутыми клинками и успевал громким рыком подавать команды защитникам.

    Многие караванщики влезли на сдвинутые повозки и точно разили стрелами задние ряды напиравших бандитов. Удивило лицо перса, который стрелял из лука со своей повозки как-то величественно, спокойно и, несомненно, точно. Один из его личных слуг подавал стрелы, второй – прикрывал хозяина необычным высоким щитом. Некоторые бандиты уже дрогнули и начали отступать. Защитники каравана быстро перехватили инициативу.

    К Бахару же постепенно приближалась большая опасность – предводитель разбойников. Похоже, попытается остановить нашего богатыря. Уложив очередного противника, Вогаз получил возможность немного перевести дух и рассмотреть надвигающуюся угрозу.

    Главарь банды был крепким бойцом высокого роста, и, что удивительно, с головы до ног одет в полный доспех – броню из металлических пластин, накладывающихся друг на друга. Голову защищал глухой бронзовый шлем. На ногах – красивые поножи, закрывающие легкие сапоги. Он не торопился, чуть ли не последним вступил в бой и относительно легко продвигался к центру.

    Надо защитить напарника… Только в какое место тогда можно ткнуть главаря? Всё закрыто, даже шея высоким воротником. Мелкие щёлки – не в счет, от усталости можно промахнуться, противник такого сближения не упустит. Смущало незнакомое Вогазу оружие – полуторный клинок с очень длинной рукоятью, почти копьё. Но предводитель крутил им «восьмерки» вокруг себя ловкими и легкими движениями, меняя руки.

    [​IMG]

    Да, не повезло… Судя по навыкам и движениям, это был превосходный опытный «мастер меча». В другой ситуации, когда ты не связан долгом, можно было бы просто убежать от такого «неуязвимого» и потом посмеяться. Сейчас никак нельзя. Клятва защитника – суть воина!

    Страха не было, сдаваться Вогаз или бежать не собирался. Ну а смерти давно не боялся, потому приготовился умереть достойно. Почётно погибнуть в бою, выполняя клятву! Что ж, покуда жив, будем тянуть время и отвлекать главаря банды на себя и уводя его в сторону от каравана, пока кто-то из напарников вдруг не освободиться и не поможет.

    Парень почти дал себе скидку на молодость, разобравшись, что надвигающийся противник – уже очень зрелый мужчина, а выносливость любого бойца - не бездонна. Она - как колодец, «он может быть всего лишь глубок».

    Порадовавшись, что не загубил копье, Вогаз успел сунуть свой меч в ножны и начал длинными выпадами, как на охоте на свирепого медведя, донимать противника, при этом, не забывая держать дальнюю дистанцию, беречь от отсечения остриё копья и сдвигаясь в сторону замеченной группы напарников.



    Те сражались строем довольно результативно. Количество нападавших бандитов быстро убывало. Послышался рык Самара, приказавшего перестроиться снова по десяткам. Сразу четверо охранников получили возможность оказать помощь Вогазу. Давно изображая раненного и дико уставшего вояку, чтобы спровоцировать противника на нетерпеливое добивание, парень вдруг понял – обманулись и напарники. Вчетвером, почти одновременно, они накинулись на главаря со всех сторон…

    Глупо! Красивыми и быстрыми движениями вокруг себя тот отбил их атаки – двое сильно порезаны, третий отброшен на четвертого. Последним как раз и был Нияз, на опыт которого очень рассчитывал Вогаз. Чудо не произошло!



    Быстро вскочивший после столкновения, согдиец попытался хлестким ударом любимого бича оплести шею противника и сильным рывком опрокинуть на землю. Но главарь молниеносно и с удивительной легкостью крутанул своей чудо-клинком - лихо отсёк добрую часть бича, освобождаясь от захватившей шею удавки.

    Оставшийся с любимым кинжалом Нияз теперь помочь чем-либо не мог. Он дико озирался по сторонам, надеясь найти брошенное кем-нибудь копье. А Вогаз яростно продолжил тыкать своим копьем умелого воина, отвлекая на себя. Тут даже стрелы не помогут… Жаль, что у его копья нет крюка возле лезвия… О радость! От каравана к ним бежал здоровяк Бахар с оглоблей в руках, явно вырванной из ближайшей арбы. Вогаз усилил натиск.

    Главарь таки почувствовал приближение нового противника, неудивительно – от бегущих ног уйгурского богатыря сотрясалась земля, и стал разворачиваться для встречи. Вогазу при этом неожиданно удалось воткнуть острие копья в воротник противника и не дать ему повернуться. А через мгновение было уже поздно!!! Сильнейший удар напарника бревном сзади сверху по шлему – и главарь рухнул как подкошенный. Быстро сделав новый широкий замах, напарник нанес оглоблей ещё один удар по груди упавшего – для гарантии.

    Судя по луже вытекающей крови из-под шлема, голова бандита лопнула как дыня, а ребра, наверное, были переломаны в мелкие кусочки… Вогаз выпрямился и расслабился, сбрасывая напряжение боя. Улыбаясь во весь рот, он смотрел на Бахара-спасителя, который спокойно и деловито осмотрел тело главаря, поднял взгляд на уставшего напарника, потом хитро подмигнул, улыбнулся и в своей ехидной манере произнёс: «Похоже с тебя большой ужин и обильная выпивка?» - «Почту за честь!» торжественно ответил счастливый Вогаз.

    Оба заметили медленно приближающегося Самара. К удивлению парней, их начальник, глаза которого уже всё осмотрели вокруг, приложил руку к своей груди и церемонно поклонился обоим и улыбнулся, потом даже покивал головой, означавшее «очень хорошо»!

    О более высокой похвале старика-воина не приходилось и мечтать! У Бахара как всегда, когда его хвалили, распрямились плечи, ставшие крыльями. Подбородок задрался вверх… Но, уже через мгновение, посерьёзнели глаза Самара, жестом руки он приказал помочь раненным. Битва, оказывается, уже закончилась! Главарь банды был последним противником. Победа!!! И мы живы…

    Не смотря на свои раны и порезы, в основном неглубокие, Вогаз начал быстро помогать Бахару и другим собирать раненных, для которых приготовили специально место на стоянке каравана. Погибло полтора десятка охранников и всего лишь шестеро караванщиков. Последние, скорее всего, сунулись в битву, не смотря на строжайший приказ не вмешиваться до последнего. Но разве мужчин от боя удержишь?

    Большинство разбойников были перебиты, стражники их тела разоружали и начали стаскивать к ближайшему оврагу. Караванщики собирали стрелы, оружие, наводили порядок на стоянке и готовились к ночи. Почти все охранники были ранены - Самар перераспределил смены страж. Очень серьёзно проткнули спину копьём десятнику Матаю. Глубокую резаную рану на бедре получил от погибшего главаря банды Нияз.

    Вспоминая страшного противника, чуть не отправившего его к праотцам, Вогаз посмотрел в сторону, где осталось лежать тело этого воина в доспехах. К его удивлению, там, рядом, стоял Самар и пристально рассматривал павшего с очень мрачным выражением лица. У парня промелькнул вопрос, кем в действительности был предводитель банды!?

    Самар присел на корточки возле тела и своим кинжалом стал медленно разрезать доспехи, причем делал это осторожно и брезгливо-недовольно, чего раньше за ним никак не замечалось. Интересовали причем его не доспехи, а необычный клинок и какие-то знаки на теле.
  14. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    окончание эпизода 4.2:

    Тут Вогаза окликнули. Он подошёл к костру, его усадили и стали зашивать и перебинтовывать раны. Начался спокойный вечер. С обильным угощением… Посреди ужина возле главного костра с плошкой вина произнес громкую речь Самар. Он поздравил всех с победой и почтил павших таким торжественным голосом, что даже показалось, ему помогают держать речь дэвы.

    Люди воодушевились. Удача просто пройти по Великому Пути, а выжить в невзгодах – это ещё большая удача! Её надо заслужить у Великого Неба и богов! До конца их путешествия – великого города, столицы Поднебесной страны, Чаньаня оставалась неделя пути.

    Ночная стража прошла спокойно, только от речки тянуло неприятной сыростью. Утром, во время завтрака, к Вогазу и Бахару, уплетающим свои порции еды, неожиданно подсел Самар. Дал парням насладиться едой и неторопливо начал расспрашивать у парней подробности поединка с главарем банды. Уточнял мелкие детали, особо интересуясь стилем ведения боя и степенью боевого мастерства побеждённого главаря.

    Вогаз обстоятельно всё рассказал, Бахар больше слушал, так как понимал, что всего лишь помог молниеносно завершить поединок. Самар почему-то мрачнел, под конец беседы его лицо приобрело угрюмый и напряженный вид. Возникла пауза. Вся радость победы у парней развеялась.

    Бахар не вытерпел и, переглянувшись с настороженным Вогазом, осторожно спросил, кого же они победили? Самар задумчиво и как-то грустно потеребил себя за бороду, будто не хотел создавать разъяснением парням проблему. Но все-таки, доверительно взглянув им в глаза, начал рассказывать…

    "На всём Великом Пути всегда были и будут разбойники, так как товары притягивают к себе лихих людей, готовых поживиться за чужой счет - как мед «зовёт» мух. Такие опасны, но не страшны. Но иногда бывают другие ситуации…

    Например, один богатый человек хочет устранить конкурента и устраивает это как разбой. Изредка также некоторые представители высокой знати предпочитают так «побаловаться» - или от скуки, или от необходимости решить проблему больших долгов, грабят тогда на своей территории всех подряд. Наша ситуация, скорее всего вторая.

    Нам повезло, что не напали ночью, а ранним утром. Нас не перебили стрелами, а здесь в Поднебесной в ходу не только луки, но и арбалеты, пробивающие броню со ста шагов. Только аристократ может позволить себе такой дорогой полный доспех, ладно подогнанный по фигуре, а не собранный из чужих друг другу частей.

    Дальше - мастерское владение необычным оружием, налицо явно многолетние навыки, может быть с детства. Кстати, это - какая-то редкая разновидность здешнего большого клинка, которая по-китайски называется «Дадао», Вогаз тут же про себя даже посмаковал необычное слово.

    У главаря оказалось очень добротное, а значит, дорогое оружие. Может даже фамильное: на лезвии и древке рукояти есть иероглифы. Число нападавших было около сотни, многие хорошо вооружены. Содержать такой отряд могут позволить себе немногие. Но почему-то сражались они как спесивые лоботрясы, которых много в свите каждого аристократа. Как будто собирались безнаказанно пограбить. Нападение произошло довольно близко от очень крупного города, столицы Поднебесной - Чаньаня.

    Если бы наш караван не остановился для отдыха и охоты в том лесу у озера, то, скорее всего, мы бы попали в очень серьёзную засаду чуть дальше по Пути и нас бы просто перестреляли.

    А так разбойники не утерпели и пошли вперёд по тракту, чтобы разыскать «исчезнувший» наш караван. Потому мы успели подготовиться к обороне и… победили в схватке. Местные жители могут хорошо знать отряд напавших. Кстати, мы не знаем, сколько бандитов сбежало. Потому скоро это событие станет известно в округе и у нас могут возникнуть проблемы с властями».

    Китай – очень древняя, великая и богатая страна. Сами убедитесь. Но обязательно продолжайте учить язык, так как китайцы считают себя великими, а всех остальных - варварами, которым бесполезно помогать. Нужно научиться здесь не привлекать внимание, особенно властей: чиновники с пришлыми «гостями» беспощадны. Жизнь Поднебесной страны – это сплошные войны династий и кланов высокой знати за власть и богатства, переделы границ, а также кровавые восстания бедняков.

    Потому здесь давняя и разнообразная традиция боевых искусств. Каждая провинция имеет десятки, а то и сотни школ обучения военному мастерству. Будьте почтительны ко всем встречным, а то можно нарваться на серьезных и опытных воинов. Мы здесь гости и нам никто не поможет в случае того или иного конфликта. Особенно это касается тебя, здоровяк!»

    Бахар пригорюнился – любил на каждом постоялом дворе «померяться силами» с незнакомцами, доказать всем что он – «самый-самый» чуть ли не во всем. И почти всегда побеждал! Самар не обратил внимания на тихое бурчание богатыря и продолжил:

    «А ты, Вогаз, будешь, как всегда, за ним присматривать и отвечать перед старшими. Оба будьте очень осторожны! …Вам удалось победить сильного и опытного воина. «Такие», как он, почему-то считают себя неуязвимыми, а потому рано или поздно наталкиваются на шуструю и хитрую молодежь, которая хочет просто выжить. Ну, никак я не ожидал, что именно вы двое «уделаете» этого вояку, который мог в одиночку «угробить» почти весь наш отряд. А мы считаемся одной из лучших охран на всем Великом Пути…

    Молодцы! Особенно Бахар! Скорее всего, тебя ждёт легендарная слава. Может, потомки будут рассказывать о тебе сказания, мне уже точно будет, что рассказывать своим внукам. А Вогаз умно сражался - это редкость среди вояк. Помните, даже великих воинов губят мелкие глупости.

    Далее, у главаря банды могут быть мстительные родственники. Если же это был ещё и аристократ, то его клан вообще может здесь начать войну - типа «подлые уйгуры-наёмники, загубили по чьему-то заказу великого государственного мужа! Лишив опоры, надежды и тому подобное…». Мы не пойдём прямо по Великому Пути в столицу, а поворачиваем и обойдем её с севера. Там, в пригороде Чаньаня, я знаю один клан, который знаменит своей школой и держит внушительный отряд бойцов-стражников. Кроме того, у них есть отличный лекарь – у нас много раненных.

    …Мне надо многое разузнать и посоветоваться. Вы оба можете мне при этом понадобиться. Сегодня отдыхаем и… подчищаем следы «нашей победы». А вы помалкивайте и не вздумайте гордиться. Теперь наш отряд – как «красная тряпка для быка». Для всех выживших может быть впереди серьёзное испытание. Оружие и доспехи главаря я позже помогу правильно спрятать в последней повозке, хоть мы просто обязаны их выбросить в речку. Надо многое узнать…».

    Самар легко для своего возраста вскочил на ноги и пошёл по своим делам. Парни переглянулись. Вогаз ободряюще сказал: «Зато мы с тобой отлично сражались… А ты, вообще переломил ход битвы в нашу пользу и спас мне жизнь! И при первой же возможности я, как и обещал, устрою для тебя отличную пирушку. Если бы не ты, мне пришел бы конец! Я благодарен богам за то, что они послали тебя моим защитником. От всей души спасибо, Бахар!»

    Тот довольно прослушал торжественную тираду, плечи его снова распрямились как хребты Великого Тенгритау. Парень улыбнулся и радостно ткнул кулаком напарника в плечо… Вогаз аж закашлялся. Про себя подумал, почему же Бахар так любит похвалу и умеет ли он различать слова, идущие из сердца, от лести.

    Вспомнилось – «лесть, высказанная в лицо, клеветой впивается в спину». Вогаз с Бахаром был честен. Но поможет ли это напарнику с другими людьми. Оба встали и пошли к Матаю, тот хоть и был тяжело ранен, но о своих молодых подчиненных не забывал. Павших в битве стражников похоронили по уйгурскому обычаю.

    Прошла ещё неделя пути. Она была сложной, сказывались раны мужчин. Персидский купец был недоволен сменой маршрута, но доводы опытного Самара оказались просто убедительнее торгового интереса. Местность становилось многолюдной. На трактах было полно небольших обозов и отдельных повозок, снующих в обе стороны. Пустые участки дороги уже не встречались.

    Радовали глаза аккуратные усадьбы и поля. Но времени их рассматривать практически не было – с ранеными хватало хлопот. Похоронили ещё двоих, потерявших много крови. У Матая начался жар, он впал в забытье. Женщина из каравана меняла у него повязки. Нияз не мог стоять на ногах – отлёживался в повозке. Парни помогали товарищам во всём.
  15. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    4.3 Визит к друзьям

    Наконец под утро, показалось небольшое аккуратное поселение, похожее на слободу ремесленников. Позади неё просматривался огромный город с китайскими пагодами и дворцами. Нужная Самару усадьба располагалась чуть дальше на восток, в небольшой бамбуковой роще на холме у реки. Красивые здания внутри окружал очень высокий каменный забор. Чувствовалось, что внушительное строение – это «гнездо», которое служило многим поколениям.

    Самар остановил караван в двух полётах стрелы от усадьбы и объявил большой привал на берегу под холмом. Значит, не менее, чем на сутки. Подозвал к себе обоих парней, отправил их к реке быстро привести себя в порядок. Приказал взять личное оружие.

    Придирчиво осмотрел, насколько аккуратно они одеты, здоровяка подзатыльником отослал к их повозке переодеться. Зыркнул недовольно на Вогаза, которому оставалось только сокрушенно вздохнуть и опять развести руками – «недосмотрел…». Вернувшегося Бахара, который сменил рваные в шагу штаны, Самар снова осмотрел. Заставил обоих по-новому повязать длинные головные платки.

    И, наконец, пошёл с ними к усадьбе. На ходу продолжил быстро объяснять: "Идёте всегда позади меня. Оружие оставите там, где покажут. Ни к чему не притрагиваетесь - китайцы любят красиво украшать свои дома дорогими вещами. Разговаривать только с разрешения старших. Ведите себя с достоинством и приветливо, как взрослые воины". Вогаз понял, что тирада предназначена напарнику, и придется, о боги и предки, ещё тщательнее «приглядывать».

    «Ритуал это основа их жизни. Следите за мной и поступайте как я. Буду, если надо, толмачом. Если будет что-то не так - потом придушу…. Или выгоню… Или оставлю без жалованья… В зависимости от количества позора на мои седины. Клан Цзинь и школу «Южный Леопард» возглавляет достопочтенный мастер Лю Вэй Цзинь. Он не из «сиятельных ванов», князей, но не менее авторитетен, а, иногда, и намного более. Внешне он прост и открыт, но поверьте, когда-то давно он несколько раз побеждал меня в поединках, - парни широко раскрыли глаза и разинули рты от изумления, - и был моим лучшим наставником».

    Втроём они продолжали двигаться к воротам. Самар выдержал паузу – явно нахлынули воспоминания. Вогаз с Бахаром, не сговариваясь, пытались скопировать поступь начальника. Последовало продолжение: «У мастера Лю двое отличных сыновей – Фа Вэй и Ли Вэй. Оба прекрасные воины и сами уже наставники. Этой семье я полностью доверяю в этой стране… и немного дальше. Они тут все «помешаны» на сохранении чистоты своего «ли» - чести себя и семьи.

    Сам клан пережил несколько династий, потому что одна из их традиций – стараться не вмешиваться в политику… Открыто. Ну, торговцы они… Эх, только бы не опозориться…». И Самар вновь посмотрел пристально на обоих парней, и как-то еле слышно зарычал от неизбежности.

    Когда до усадьбы оставалось два десятка шагов. Ворота начали медленно приоткрываться. Стало видно мужчину лет сорока пяти, одетого в традиционный наряд купца среднего достатка. В правой руке он держал традиционный веер. Вогаз вовсю рассматривал незнакомца. Поразили расслабленное достоинство позы, стройность тела и очень умные живые глаза. В них не было удивления, только интерес. В пяти шагах перед ним величественно остановился Самар. Парни мгновенно замерли позади, опустили лица настолько, чтобы можно было хорошо смотреть исподлобья, и не шевелились.

    Впереди раздался торжественный голос их начальника, который церемонно приложил правую ладонь к сердцу и по-китайски произнёс достаточно длинное приветствие – их, оказывается, встретил не кто-нибудь, а младший сын главы клана, Ли Вэй.

    Встречающий неожиданно для парней ответил на хорошем тохарском языке. Сложив перед грудью ладонь левой руки и кулак правой в традиционном китайском приветствии, Вогаз потом узнал название этого жеста – «кристальная чистота намерения», он торжественно ответил, что семья Вэй клана Цзинь сердечно приветствует их друга, доблестного Самара.

    И радушно предлагает уют для отдыха и крышу дома для особого и всегда желанного гостя и его спутников. А его отец с нетерпением ждёт встречи со старым товарищем. Вогаз отметил про себя изящество и точность поворота веера вниз в правой руке, сжавшейся в кулак. Сын главы клана был очень опасным и непредсказуемым бойцом. Самар ответил медленным глубоким поклоном. Парни за его спиной исхитрились вовремя сделать также. Гости степенно последовали внутрь усадьбы за показывающим дорогу Ли Вэем.

    За воротами, которые сразу прикрыли двое крупных парней с отсутствующими взглядами, был большой прямоугольный двор, вымощенный каменной плиткой. Тут могли встать строем три сотни людей. У Вогаза из-за красоты места, опять началось раздвоение внимания. Это как же надо стараться от души, чтобы каждой мелочью в строениях, утвари и других предметах аккуратно соблюдать и подчеркивать красоту.

    Впереди был большой дом хозяина. Слева – явно казарма, с тремя лестницами схода. Справа - похоже на дом для гостей и приёмов. Другая часть его личности отметила вместительность построек - здесь мог укрываться очень внушительный отряд, на крыше казармы была смотровая башенка в три роста под видом пагоды – удобна для обзора, сигналов и пустить стрелу. Оттуда смотрели две пары внимательных глаз. Было настороженно и пустынно.

    Впереди открылись широкие двери жилого дома. И к ним на встречу стал спускаться во двор плотный старик среднего роста с длинной белой бородой и густыми бровями – достопочтенный Лю Вэй Цзинь . За ним в двух шагах и чуть справа следовал явно брат Ли - Фа Вэй, возрастом старше лет на семь. Он тоже держал в правой руке веер.

    Глава же клана Цзинь и патриарх школы «Южный Леопард» одет был, как-то, просто, двигался воздушной походкой, но степенно. Вместе с ним ощущалось приближение необычной широкой волны в сторону гостей. В её центре были глаза патриарха клана, а назвать такое явление можно тремя словами – мудрость, сила и… теплота.

    Самар пересёк середину двора и опустился на правое колено, снова прижав правую ладонь к сердцу и низко наклонив голову, – знак высшего доверия и смирения. Парни опять умудрились почти мгновенно повторить жест. Вогаз отметил для себя, как всё-таки опасен их начальник в любой ситуации, и даже в такой позе. Мастер Лю Вэй чуть ускорил шаги, радушно поднял Самара, тепло обнял и похлопал по плечам.

    Вогаза посетила мысль, что патриархам, наверное, церемонии ни к чему, поэтому их начальник – действительно здесь приятный гость. Самар негромко обратился с приветствием по-китайски. Младший сын, Ли Вэй, плавно обошёл по дуге отца и замер рядом со старшим, но чуть слева. В его глазах по-прежнему был живой интерес к гостям. А вот во взгляде Фа Вэя была спокойная деловитость. Вогаз понял, что ему довелось попасть в гости к великим людям.

    Самар, похоже, сжато рассказал причину визита, потому как мастер Лю Вэй заговорил на тохарском языке. Он предложил продолжить беседу в доме для гостей, где можно будет предложить гостям прохладу и чай. Младший сын мгновенно развернулся и почти бегом унесся в жилой дом. Но для начала старому мастеру, если будет позволено Самаром, хотелось бы тщательнее рассмотреть его молодых спутников. «Дабы удовлетворить глубокое любопытство старого человека...».

    Их начальник улыбнулся в ответ, подал команду парням кивком и тут же занял место Ли Вэя. А патриарх величественно шагнул к выпрямившимся по команде начальника, парням. Как на страже во время празднеств – тело выпрямлено и неподвижно, руки придерживают оружие, глаза устремлены вперёд и вдаль. Старик явно не мог жаловаться на плохое зрение, но начал степенно рассматривать парней, медленно обходя их по кругу. Только уж больно пристально и не торопясь.

    Вогазу показалось, что глаза патриарха проникают вглубь и замечают каждую мелочь. Лю Вэй удовлетворенно покивал головой и шустро развернулся к Самару. Причём точно ощущалось Вогазом, что патриарх продолжает тщательно рассматривать парней даже затылком. Широкий приглашающий жест – и они неторопливо пошли направо, в помещение для гостей.

    На веранде здания Самар обернулся и велел парням сложить оружие, Фа Вэй показал на длинную скамью-подставку у входа. Вогаз прислонил копье к стене в какую-то, явно специальную вставку, а затем положил лук, колчан со стрелами, кинжал и свой меч в ножнах. Бахар вытащил любимую палицу из петли, а также длинный кинжал.

    У обоих оставались пчаки в ножнах - «ещё никто из уйгуров не оставлял без присмотра личный нож». Вогаз снял с головы платок и повязал его привычным жестом вокруг шеи, Бахар последовал его примеру. Фа Вэй понимающе кивнул и пригласил широким жестом войти в помещение.

    Войдя, они остановились у входа, сначала хотели встать за спиной у начальника. Но мастер Лю Вэй пригласил Самара к двум креслам справа возле низкого столика, а его сын предложил парням присесть за стол в шести шагах в стороне. Сам он встал за спиной отца. Самар начал рассказ на китайском языке. Расслышать не получалось, да и не требовалось. Вогазу сейчас было важно, чтобы напарник, у которого «проснулось любопытство», вёл себя прилично.

    Взгляд же Вогаза как бы сам по себе остановился на большой прямоугольной кадке, засыпанной очень мелким белым гравием. Там росла сосна. Настоящая, взрослая, но очень небольшая, как будто её волшебным образом уменьшили в несколько раз, сняв со скалы над пропастью. Каждая часть растения была естественной и, как бы, тщательно выверенной. За сосной явно добросовестно ухаживали. В ней «не было ничего лишнего». Это была какая-то красота, и даже нечто большее… Вогаз не мог оторваться от её созерцания.
  16. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    окончание эпизода 4.3:

    Беседа только начиналась, а уже послышались шаги и в гостиную зашёл Ли Вэй с двумя слугами. Один поставил поднос с двумя красивыми чашками и чайником на столик возле патриарха. Второй слуга – другой поднос с более простой посудой - перед молодыми людьми, налил им обоим чай и отошёл к двери. Там его уже ждал первый. Оба вышли и явно встали за дверями на веранде.

    Чай отцу и Самару наливал младший сын. После он отошёл и снова встал рядом с Фа Вэем. Парням стало как-то неуютно – уж не такими высокими гостями они были. Они сделали по глотку и старались сидеть неподвижно, для них церемония продолжалась, пока не будет указания.

    Глаза Вогаза вновь вернулись к деревцу в кадке, невольно продолжив процесс созерцания. Но тут он почувствовал, что за ним наблюдают. Оказалось, что глава школы каким-то глубоким взглядом посматривает на Вогаза, внимательно продолжая слушать рассказ Самара, причём явно про ребят. Более того, он улыбался. А сыновья с интересом рассматривают Бахара.

    Парни, не сговариваясь, сделали от волнения ещё по большому глотку чая. Он был превосходен! Бахар разволновался, но виду не подавал. Молодец! Вогазу было как-то не по себе от ощущения, что взгляд патриарха и сосна в кадке имели странную общность для него. Но понять это он не мог никак. Пока.

    Вдруг, Вогазу послышалось знакомое слово «дадао». Он напрягся, пытаясь вслушаться в рассказ начальника. Ли Вэй по просьбе Самара достал из небольшого комода открытый ящичек с письменными принадлежностями. На листке тонкой бумаги начальник нарисовал иероглифы, которые, как вспомнил Вогаз, были на лезвии длинного чудо-клинка. На другом листке - Самар попытался воспроизвести рисунок татуировки с осмотренного тела главаря бандитов.

    Патриарх сразу кивнул головой и усмехнулся. Сыновья же никак не отреагировали, но явно что-то просчитывал про себя – их глаза сузились. Беседа продолжилась, но говорил теперь глава клана. Деловито, успокаивающе и с усмешкой. Вогаз невольно продолжил созерцание сосны в кадке. Вот бы расспросить про это искусство!

    Похоже, было принято решение помочь Самару и караванщикам. Младший сын быстро вышел во двор. Беседа продолжалась. Вскоре послышались четыре длинных удара в гонг. А ещё чуть позже послышались отрывистые команды. Семья Вэй начала действовать.

    Потом, вечером, парни узнали от начальника, что клан Цзинь окажет очень серьёзную помощь. Выделят отряд охраны каравану на замену стражников-уйгуров, раненных буду лечить, всем дают приют и защиту. Персидского купца приглашают переночевать в усадьбе на правах знатного гостя, к тому же хотят с ним лично познакомиться и обсудить многие вопросы намечающейся большой торговли с далекой Персидой.

    Утром следующего дня его вместе со всем караваном сопроводят в столицу. Помогут всем караванщикам разместиться на предложенных семьей постоялых дворах и начать торговлю. …Можно через «приветливые» магазины семьи Вэй!

    Охрана и любая помощь будет предоставлена на всё время пребывания в Поднебесной, вплоть до сопровождения на родину. Но если простых караванщиков сопроводят до Дуньхуана или же до Турфана, а если надо – и до Урумчи. То персу предложат интереснейшее путешествие на восток, а потом далеко на юг - морем вокруг всей земли. Через Гуаньчжоу, будущий Кантон, на юге Китая и в Аннам, страну вьетов , далее в Камбоджу и Сиам, кхмерскую империю. Потом – в Индию, и дальше - прямо в Персию.

    Сопровождать купца будет младший сын, Ли, «от имени семьи Вэй клана Цзинь». Самар со здоровыми бойцами отряда через нескольких дней отдыха быстро двинется прямо на восток в океанский порт Ляньюньган возле горы Юньтай, недалеко от Циндао. Через города Лоян, Кайфын, Шанцю, Сюйчжоу к берегу Жёлтого моря, вдоль старого русла реки Хуанхэ. Новое поворачивало на север возле Кайфына. Ли Вэй и Самар будут ждать персидского купца из столицы с остальными охранниками требующими длительного лечения. Это займёт около двух месяцев.

    Вести вторую группу будет Фа Вэй, который сопроводит новый караван на юг до Шанхая. Оттуда старший сын вернётся домой. Перс, заинтригованный возможностью посетить сказочные страны далекого юга, удачно поторговать и вернуться морем прямо в родную страну, якобы согласился, даже долго не раздумывал.

    Первому отряду желательно двигаться к океану, не привлекая внимания. Самар обязуется всемерно помочь Ли Вэю посетить Индию и Персию, вернуться в Китай по Великому Пути до города Увэй в предгорье Циляньшаня, где есть филиал-представительство клана Цзинь. Всё путешествие должно занять не более трёх лет… Парни восхитились.

    Патриарх школы встал, давая знать о продолжении аудиенции уже во дворе. Поднялся и Самар. Парни просто вскочили, ожидая указаний. Но старый мастер, почему-то сначала подошёл к комоду, достал из верхнего ящика небольшую тёмную чашку из металла и стержень, в палец толщиной. Улыбнулся Самару и медленно провел концом стержня по краю чашки несколько раз. Помещение заполнилось тонким и мелодичным звоном еле слышного тона.

    Если на Самара и Бахара это видимо никак не повлияло, то Вогаза окатила сверху вниз и снизу вверх волна странной мельчайшей дрожи тела. Необычное переживание долго помнилось. Ничего не объясняя, старый мастер вернул предметы в ящик и степенно пошёл к выходу. Остальные последовали за ним. Последним шел Фа Вэй. На веранде он предложил ребятам забрать оружие. Патриарх и Самар внимательно следили за их экипировкой.

    Из казармы напротив выбегали воины школы, одетые в длинный кожаный доспех и вооруженные китайскими пиками-клевцами «ге». У каждого был круглый щит, простой бронзовый меч, за спиной у всех средний лук и колчан на два десятка стрел. Перед казармой они выстроились в две шеренги под пристальным взглядом Ли Вэя. Два десятка бойцов во главе с тридцатилетним начальником, у которого были холодные как лёд глаза. Младший сын начал тихо давать ему указания.
    Последнее редактирование: 12 авг 2014
  17. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Тем временем, патриарх Лю повернулся к Самару и громко произнес на тохарском: «Не соблаговолит ли доблестный Самар разрешить показать своим спутникам молодецкую удаль для ознакомления?» Самар сжал скулы, раздумывая, и как-то растерянно посмотрел на здоровяка Бахара. Парень расценил этот взгляд как приказ, но решил немедленно проявить инициативу – вихрем сорвался с места по лестнице во двор и понесся направо к дальнему третьему крыльцу казармы.

    Бороду патриарха взметнуло вверх волной воздуха от пробежавшего богатыря. Самар дико выкатил глаза от удивления и тихо зарычал ему вслед – подчиненный не дождался словесного приказа что делать. Здоровяк бежал к небольшой повозке, где трое слуг под присмотром пожилого мужчины грузили её небольшими упаковками.

    Как потом оказалось, это был лекарь, готовившийся посетить стоянку каравана и осмотреть раненых. Четвёртый слуга только что привел запрячь в повозку обычного осла. Самар было дернулся за Бахаром, но патриарх быстрым жестом придержал его за рукав. Дёрнулся было вдогон напарнику Вогаз, но тут уже его начальник гневным взглядом и резким кивком вернул на место у себя за спиной. Старый же мастер, уперев кулаки в бока, весь превратился в живой интерес. Воины, не получив никакой команды, просто повернули головы.

    А Бахар подбежал к ослу, с разбегу наклонился и подхватил животное себе на плечи. Потом лихо развернулся и ровным быстром шагом поспешил к воротам. Четверо слуг кинулись, было остановить «безобразие», однако их резким окриком остановил лекарь. Одному дал команду бежать рядом, но не трогать. Что парнишка и сделал с изумленным лицом, семеня ногами в трёх шагах позади богатыря.

    Бахар с хищной и довольной улыбкой пронёс осла к воротам, у которых застыли с открытыми ртами два привратника, и немедленно повернул назад. Не снижая скорости, он снова пересёк весь двор и бережно вернул животное на то же место. Смачно чмокнул осла в нос и с довольным видом победителя бегом подбежал к ступеням, где его ждали Самар и глава клана. Вытянулся во весь свой богатырский рост и замер. В глазах его было: «Ну и каков я!? …Ой!».

    Возникла небольшая пауза. Глава семьи Вэй и клана Цзинь начал безудержно хохотать, причём как-то, заразительно - по-детски. Самар гневно смотрел на подопечного сверху вниз, поставив кулаки в бока и широко расставив ноги – «горный дэв готовит беспощадное наказание».

    Ли Вэй через двор смотрел на отца и улыбался. Два десятка воинов за его спиной стояли с разинутыми ртами. Ни один из них не был выше ростом плеча Бахара. Фа Вэй спустился к отцу с веранды и стал придерживать его под руку. Патриарх продолжал хохотать…

    Вогаз не шевелился, кусал губы и ждал любой команды Самара, моля богов и предков, чтобы с Бахаром «потом» ничего плохого не случилось. Начальник ничего пока не предпринимал и просто потирал себе затылок. Гнев у него явно прошёл. Внешне так казалось… Бахар стоял на месте, только широкая грудь вздымалась и опускалась от мощного дыхания и по лицу стекали струйки пота. Вогаз обратил внимание, что у старшего отряда школы не потеплел взгляд, глаза остались такими же холодными.

    А у третьего крыльца лекарь ощупывал осла – не сломаны ли ребра. Слуги под его руководством продолжили погрузку. Лекарь распорядился таки заменить животное, несчастного ослика немедленно увели. Наконец, старый мастер успокоился, прокашлялся и громко сказал на тохарском: «Почти четыре десятка лет прошло с момента, как я получил от тебя, доблестный Самар, «подарок», глубоко тронувший радостью и весельем моё сердце. Ты как всегда смог необычайно удивить меня снова. Кого-то я узнаю в этом молодом богатыре…».

    Самар не ответил, но почему-то потупил взгляд. Если бы не загар, то, скорее всего, лицо его покраснело. Вогаза посетила ехидная мысль-вопрос, что такого «напортачил» их командир в молодости, если Лю Вэй Цзинь решил сравнить это с нынешним событием и Бахаром?

    Патриарх продолжил: «Прошу тебя, дорогой Самар, представь моего старшего сына Фа Вея владельцу твоего каравана, чтобы передать ему приглашение нашей семьи стать высоким гостем в этом доме. Отряд нашей школы сменит твоих стражников. Опытный лекарь окажет помощь всем нуждающимся. А этих двух молодцов я очень прошу оставить пока при мне для продолжения знакомства». Он кивнул сыновьям. Самар сделал уважительный поклон в знак согласия.

    Фа Вэй дал знак старшему с холодными глазами. Последовала резкая команда, обе шеренги повернулись направо. Отряд двинулся простым шагом к открывающимся воротам. Самар жестко зыркнул на парней, кивнул Вогазу, оставляя его старшим, и двинулся догонять Фа Вэя. Бахару же он мимоходом прошипел: «Придушу потом. Медленно…».

    По знаку Вогаза Бахар подошёл и встал вместе с ним в пяти шагах от Лю Вэя. Старый мастер проводил взглядом отряд и догоняющего их на повозке лекаря с двумя слугами. Младший Вэй посматривал на молодых гостей. Ворота стали закрываться.

    Патриарх повернулся к ребятам. «С нетерпением жду теперь уже вашего сказания о битве у реки неделю назад. Можете рассказывать во всех подробностях. Не волнуйтесь – я высоко чту честь доблестного Самара! - Парни переглянулись. – Пойдемте на площадку для занятий». Впереди пошёл его младший сын, показывая дорогу.
    ----------
    дальше будет
  18. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    4.4 Поединок и беседа

    Вошли в первую дверь казармы. Открылся длинный коридор. Справа - три двери. Как потом оказалось, это были комната для старшин, арсенал и столовая, причём средняя закрыта массивным брусом. Слева - две двери, собственно казармы для бойцов. Между ними находилась очень длинная деревянная стойка с оружием.

    Чего тут только не было! Такого разнообразия готового к битве оружия ни Вогаз, ни Бахар даже представить себе не могли. Их рты открылись и не закрывались. Оба медленно прошлись вдоль стойки, развернулись и снова прошлись. Парни тихо приговаривали: «Ва-а!» и… «О-о-о!»

    Старый мастер снова улыбался. Младший сын, Ли Вэй, с легкой улыбкой продолжал живо рассматривать молодых гостей. Наконец, оба парня смогли перевести дух. Хвала богам, он помнили наказ Самара ничего не трогать. Но каких усилий им это стоило!? Не передать… Кстати, довольно быстро и Вогаз, и Бахар заприметили в середине стойки «чудо-клинок», которым сражался главарь разбойников. Парни переглянулись и уставились на старого мастера.

    Патриарх вскинул правую ладонь, предотвращая их расспросы. Он просто уточнил: «У вас будет ещё много времени пораспрашивать, рассмотреть, потрогать и даже попрактиковаться. Я сам был таким же, как вы. Очень понимаю ваши переживания. Но ненадолго отложим усладу ваших сердец. Бахар, пока ты не остыл, не окажешь ли честь старику показать своё боевое мастерство? У меня есть для тебя подходящий противник среди наших учеников».

    Услышав торжественный ответ здоровяка «Почту за великую честь, мастер Лю Вэй» и увидев, как красиво Бахар выдал церемонный поклон с прижатие правой ладони к сердцу, Вогаз чуть не лишился чувств. Мало того, что он не ожидал такого от напарника. Он бы ни за что не смог бы сам это повторить так величественно и глубоко. Такое идёт из сердца героя, наверное… Старый мастер пригласил их в конец коридора, где его сын уже открывал двери, выходящие во второй большой двор - место для тренировок бойцов школы.

    Вогаз, не удержавшись, шепнул Бахару: «Ты своим поведение не устаешь удивлять и радовать меня, Бахар, я горжусь тобой!» В ответ здоровяк довольно хмыкнул. Впереди послышалась отрывистая команда. Когда парни вышли на веранду вслед за степенным патриархом, их взору предстали четыре десятка бойцов разного возраста, почти одинаковой комплекции, построенные широким квадратом. И единым взором внимания и послушания…

    «Вань Ю, подойди!» - отрывистый приказ патриарха на китайском языке легко растлумачил для себя Вогаз. Из заднего ряда выбежал здоровенный парень и остановился перед ступенями. Надо же, какие есть здесь… Такой большой комплекции тела уйгуры ещё не встречали среди мужчин в этой стране. Но… он почти на голову был ниже Бахара, и всё-таки не так широк в плечах, явно ровесник.

    Напарники ничем не выдали удивление к будущему сопернику богатыря-уйгура. Только в глазах младшего напарника затаилась усмешка, он уже умел правильно оценивать противников. Вогаз всё равно помрачнел. Событие, конечно, будет очень интересным. Главное, чтобы Бахара «не понесло» - парень был знаком с боевым безумием. И не раз.

    Мастер Лю громко, но по-китайски, произнес длинную тираду, явно означающую демонстрацию поединка двух тяжеловесов. Строй парней быстро сдвинулся назад на двадцать шагов, сжавшись в четыре шеренги. По короткому жесту они быстро уселись на землю. Соперник снял рубаху и аккуратно сложил в стопку на землю у края нижней ступеньки. Внушительные мышцы, подтянутый живот – явно упорно тренируется.

    Из коридора вернулся Ли Вэй, незаметно исчезнувший ранее, изящно бросил ученику школы две большие булавы на длинных рукоятках. Патриарх коротко обратился к Бахару:
    - Парные булавы «Дуаньбаншуанчуй». Это уважаемое оружие наших богатырей. Показательный поединок прост – в полную силу, но без увечий. Ты готов?
    - Да, мастер, но можно ли мне, кроме палицы, пользоваться и своим кинжалом?
    - Конечно, - патриарх усмехнулся, – не хочу тебе предлагать учебный из дерева. Лучше всегда сражаться тем, что «привычно руке». Знаю, Самар очень серьёзно натаскивает своих бойцов и я не переживаю за нашего ученика.

    Бахар снова выдал красивый поклон. Вогаз смог немного расслабиться – честь бойца-уйгура из отряда Самара для напарников значила очень многое!

    Вогаз быстро прислонил копьё к стене и сложил своё оружие на лавку у входа. Напарник, тем временем, снял с шеи головной платок и свою «драгоценную» безрукавку, пока ещё «неукрашенную мантией из шкуры матерого тигра, злобно прыгнувшего на нас из засады, но скоро»… Вогаз быстро прошептал ему, вспомнив старшего брата: «У тебя трезвая и хитрая голова… Я держу за тебя кулаки».

    Бахар, как всегда, ехидно хмыкнул и подмигнул. Он освободил длинный кинжал от ножен, которые положил на лавку. Поигрывая мускулами и крутя головой для разминки шеи, степенно спустился во двор. Соперник отошёл на четыре шага в сторону. Уйгурский богатырь занял место в шести шагах от него, достал палицу из петли на ремне. Оба повернулись к мастеру Лю Вею.

    Патриарх сказал с начала по-китайски, потом повторил на тохарском языке: «Уважайте друг друга и слушайтесь команды». Соперники поклонились мастеру, медленно повернулись лицом к лицу. Не опуская глаз, кивнули для приветствия. Старый мастер присел на верхнюю ступеньку. Его сын хлопнул в ладоши – сигнал начала.

    Вогаз выпрямился, прошептал молитву богам и предкам за удачу Бахара и попросил для него трезвости и победы. Сложил руки на груди – это помогало ему на страже долго хранить собранность и внимание. Жаль, Самара и наших ребят нет! Ведь весь отряд удивлялся последнее время силе и растущему мастерству их самого молодого воина.

    Противники поигрывали плечами, напрягали и расслабляли мышцы, медленно крутили оружием, разминали запястья. Начали неторопливо ходить по кругу в пять шагов. Обстановка накалялась, чувства обострились, тишина «начала шевелиться». У Вогаза затрепетали ноздри, тело пыталось напрячься, как бы вслед за движениями напарника.

    Пришлось одёрнуть себя. Мастер Лю Вей и его сын явно внимательно следили не только за поединком, но и за всем остальным, в том числе и за Вогазом. Вспомнилось - «излишнее волнение не к лицу опытному воину».

    Соперник молодого уйгура не был простым. Все его движения говорили о хороших навыках и достаточном опыте поединков. Интересен был его хват оружия – ладони сжимали рукоятки почти под самыми навершиями очень крупных головок булав. Похоже на удержание двух шаров. Удивляла легкость управлениями ими. Бахара это видимо никак «не цепляло».

    Перехватив кинжал левой рукой так называемым обратным хватом, когда лезвие плотно прижато к предплечью, богатырь продолжал мягко кружить вокруг соперника. Такая позиция кинжала была вспомогательной, позволяла выставленной вверх и наискосок рукой встретить обрушивающий удар любого оружия – как движение щитом, и мгновенно контратаковать на встречу.

    Бахар превратился в снежного барса, встретившего сильную змею. Быстрым скачком он сделал обманное движение вперед и почти тычок палицей для проверки соперника. Тот «не повёлся». Через несколько мгновений Бахар повторил «разведку» - снова без ответа. Соперник продолжал делать мягкие шаги по кругу, покручивая своими булавами «восьмёрки». Лицо его было спокойным. Похоже, он пытался «усыпить» рьяного уйгура и спровоцировать на явную ошибку во время длинной атаки. Потом быстро контратаковать…
  19. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    Вогаз пока ничему не удивлялся. Скорее всего, всё решит скорость взрывных движений и степень выносливости. Рано или поздно все делают промахи, Самар говорил: «Мы - не боги, …хотя и ведем себя иногда как дэвы». Бахар продолжал «прощупывать» соперника обманными выпадами. Мастер Лю, его сын и ученики во дворе не шевелились. Ничто не мешало поединку.

    Наконец, Бахар сделал более длинный выпад с тычком палицы в грудь соперника. Тот резким скачком навстречу, явно давно ждал такой атаки, сократил дистанцию, отбил левым шаром вниз наружу палицу уйгура и обрушил правый сверху. Богатырь легко парировал рукой с кинжалом в стойке на жестко поставленных ногах, и контратаковал малым замахом палицей сбоку по ребрам. Китаец легко защитился рукоятью левого шара, выставленной вверх за плечом.

    Бахар отскочил в сторону и возобновил медленное мягкое кружение вокруг соперника. На его губах заиграла улыбка. Похоже, напарник «вошёл в свой поток» ведения поединка и его сопернику придется блеснуть более необычной техникой. Стычка показала, что оба бойца серьезны и аккуратны в поединке.

    Вскоре уйгур повторил провокационную атаку. Но Вань Ю не просто контратаковал, а выдал блестящий длинный и быстрый навал из разворотов тела вокруг оси с короткими шагами на бегу, вращая шарами булав по большим кругам сверху вниз. Скорее всего, один из обрушивающихся ударов должен был бы достигнуть цели, если бы противник замешкался.

    Но Бахар, явно не встречавший ранее, как, кстати, и Вогаз, такую технику, не растерялся. Быстрыми шагами он двигался спиной назад, уклоняясь головой и корпусом от свистящего у его ушей оружия. Громко воскликнул восхищенное «Ва-ау»… Вдруг резко сократил дистанцию навстречу Вань Юю, легко остановил кинжалом и палицей очередной удар сверху правой булавы ещё «на замахе». Грудью несильно оттолкнул китайца. И очень быстро и сильно «вдогон» пнул стопой правой ноги соперника в живот.

    Тот отлетел на три шага, чуть не упал, «передернулся» телом и снова собрался в защитной стойке – умел терпеть боль и не терять равновесие. Чувствовалось, что ему неприятно. Сам виноват - увлекся атакой. Вогаз несколько раз видел, как Бахар таким ударом сбивал людей с ног и многие потом не могли сразу даже встать. Это было «всё равно, что лошадь бьёт копытом».

    Продолжилось мягкое движение по кругу. Уйгур явно дал возможность китайцу передохнуть. Дальше поединок, превратившийся в изящное фехтование булавами против палицы и кинжала, почему-то стал Вогазу неинтересен. У него возникла уверенность, что победа Бахара уже близка, …если Вань Ю не «блеснёт» ещё каким-либо приёмом.

    Но соперник уйгура перестал рисковать и, теперь только тщательно защищался. Бахар уже очень скоро усилил натиск быстрыми выпадами и ударами со всех сторон. Как в наставлении… И таки дождался. Вань Ю тяжело встретил очень размашистый удар палицы сверху, сопровождаемый громким ревом уйгурского богатыря, перекрещенными булавами.

    Напряженные руки китайца приподнялись для защиты, шага в сторону потом не было и… по открывшемуся его правому боку, где находится нежная печень, похлопал как ложкой по котелку своим кинжалом с ехидной усмешкой гость школы, «Великий Бахар из Турфана». В будущем - «Величайший! …И так далее».

    Такое мгновенное смещение по фронту перед соперником после удара – серьёзный навык мастера. Уйгур отскочил на несколько шагов назад от соперника, выставил вытянутой рукой палицу, направленную вперед. И улыбнулся. Жест означал для китайца – «может, продолжим?».

    Сын патриарха хлопнул в ладони – конец поединка. Ученик школы, Вань Ю, встал прямо, прижал перекрещенные булавы к груди и низко поклонился победителю. Бахар торжественно прижал палицу к своей груди и тоже ответил четким поклоном. Оба повернулись к патриарху. Старик усмехался и гладил свою бороду. Он был явно доволен поединком. Или делал «такой вид». Вогаз позволил себе расслабиться – Бахар вновь показал себя отличным бойцом! До следующего «прокола»…

    Поединок не занял много времени. Мастер Лю Вэй встал, степенно спустился по ступенькам крыльца, остановился перед Бахаром. Сделал жест приветствия, сжав ладонью руки кулак перед грудью, произнес: «Молодой богатырь порадовал старика Лю Вэя и нашу школу своей удалью и мастерством. Поздравляю с победой! Доблестный Самар может гордиться тобой». Вогаз же просто улыбался, на сердце было легко и приятно за Бахара. Подумалось: «Может!».
  20. kalpa

    kalpa начинающий писатель

    Дата регистрации:
    28 июн 2013
    Сообщения:
    121
    Симпатии:
    8
    Баллы:
    18
    окончание эпизода 4.4:

    Патриарх повернулся к веранде и обратился теперь уже к старшему парню: «А ты, похоже, совсем не горишь желанием проявить себя? Почему?» Вогаз задумался и сказал: «Уже давно перестал получать удовольствие от показательных поединков. Тренируюсь постоянно, но соревноваться не люблю. В последние годы хватало настоящих схваток с врагами и бандитами, чтобы понять – всегда найдется кто-нибудь, кто быстрее тебя, сильнее, опытнее или хитрее. И наоборот. Иногда бывает подлость. А может просто сопутствует или нет больше удачи. Или меньше".

    "Бахар уже давно стал выигрывать у меня уже четыре схватки из пяти. Очень скоро я вообще не смогу его одолеть. Я ещё молод, но мне уже интереснее разобраться в ситуации, понять причины, поразмыслить - к чему приведут последствия. И взять это на вооружение. Поэтому я стараюсь учиться предвосхищать заранее нежелательные последствия. А слава мне совсем не нужна – мешает видеть».

    «Теперь понятно! Да, это не похоже на устремления молодого воина. Давай присядем отдельно, а наш ученик проводит Бахара умыться». Наставник Ли Вэй тут же подал отрывистую команду.

    Ученики вскочили и отошли к задней части площадке к умывальникам. Местный богатырь, подхватив с земли свои булавы, умчался в коридор. Патриарх пригласил Вогаза к скамейке на крыльце. Тут как раз вернулся Вань Ю с двумя табуретками и полотенцем на плече, поставил их напротив скамейки, где уселся старый мастер. Дождался кивка Лю Вэя и отошел к Бахару, ожидавшему его возле крыльца. Оба степенно пошли к остальным ученикам. Причём Вань Ю явно подлаживался под походку гостя. Патриарх произнес несколько фраз младшему сыну и тот тоже ушёл.

    Старый мастер «принялся» за Вогаза, пригласив того сесть напротив себя:
    - Почему Самар приставил тебя «приглядывать» за Бахаром?»
    - Не знаю. Напарник доверяет мне. Хотя я и не обучаю его. Скорее, он оттачивает на мне свою удаль. Никогда пока не знаю, что может «втемяшиться» в его голову и когда. Доблестный Самар мною не очень доволен. Это заставляет меня думать… И ещё мать богатыря очень просила присмотреть за ним.

    Для меня он – как младший братишка. Бахар почти всего достиг сам, делает всё больше успехов. Как бойца и силача - его ждёт громкая слава. А как человек - я постараюсь всегда помочь ему, пока рядом. Его же удаль уже давно играет с ним. И иногда заигрывается. Может Бахара поручат опытному наставнику?

    Старик покивал головой, улыбнулся и снова спросил:
    - У тебя с собой копьё, прямой клинок, лук со стрелами, кинжал и личный нож? Что ты предпочитаешь как боец?
    - Всё. С детства обучен стрельбе из лука. Мой род Змеи живет в предгорье Тенгритау – у нас начинают учить охотиться и сражаться с малых лет: копьем, дубиной, ножом, клинком, рогатиной, посохом, стрелять из лука и пращи. Когда я в четырнадцать после первого боя был "посвящён во взрослые" и получил право на меч, мой дядя по матери, наш кузнец, помог мне выбрать на ярмарке этот клинок…

    Лю Вэй, не прерывая, жестом попросил посмотреть меч и Вогаз, привстав, вручил.

    - …На большой ярмарке в Урумчи и потом шесть лет давал мне первые уроки. Во время моего первого каравана в Персию в двадцать лет меня натаскивали старшие стражники, …у кого находилось желание. А с двадцати трёх я служил в городской страже Турфана. Два года назад Матай, который там был моим пятидесятником, порекомендовал меня и Бахара в отряд к Самару. И тот счёл, что мы ему подходим.

    Патриарх кивнул, вернул клинок, внимательно осмотрев, и улыбнулся:
    - Самар очень редко ошибается в людях. Хотя, в случае с Бахаром, он имеет ещё и смешные хлопоты. А теперь расскажи мне, как ты сам сражался в той схватке у реки неделю назад. И побольше деталей.

    Вогаз начал пересказывать, всё, что раньше поведал Самару. Мастер Лю Вэй слушал очень внимательно, несколько раз уточнял ту или иную подробность.

    Тем временем большая часть учеников, закончив занятие, проходили мимо, делая поклон патриарху, и исчезали в казарме. В конце толпы шли Бахар и Вань Ю, оба оживленно жестикулировали и улыбались – уже находят общий язык. Уйгурский богатырь всё-таки удивительно легко сходился с незнакомцами… Он простился с бывшим соперником, быстро привёл себя в порядок и замер на крыльце, ожидая разрешения патриарха подойти. После короткого приглашающего жеста Лю Вея богатырь присоединился к беседе.

    По окончании рассказа Вогаза старый мастер коротко расспросил уже Бахара. Молодой напарник был поначалу немного смущен, но доброжелательность опытного старика была такой открытой, что Бахару не составило труда ответить на все вопросы. Лю Вэй под конец спросил здоровяка – знает ли он, как его самого можно победить?

    Бахар расстроился, кивнул и грустно произнес: «Знаю… и десятник Матай, и Вогаз не раз говорили мне, что таких как я, легко победить подлостью. Хитрость можно распознать, а подлость практически нет. Вот Вогаз – он честный и порядочный, но каждый раз в учебном поединке старается сражаться со мной по-новому… Он всегда неудобный какой-то… И ещё надо изучать людей. Непобедимых, я уже знаю, не бывает…». Старый мастер покивал удовлетворенно головой и предложил задавать вопросы. Парни переглянулись.

    Первым спросил Вогаз:
    - Кто был главарь разбойников в полном доспехе, цена такого и его вооружения – целое состояние и как называется его чудо-клинок, у которого длина рукояти одинакова с лезвием?
    - Его имя – Тан У Го, он из известной семьи, но не очень влиятельной. У их клана много амбиций, но средства они выбирают не всегда, скажем, «правильные». Сам он был искусный боец. И очень азартный игрок.

    Оружие его – «чжаньмадао», это разновидность нашего большого клинка-копья «дадао». Оно предназначено больше для пехотинцев, которые останавливают всадников, подрубая ноги лошадям. Парни, не сговариваясь, вздрогнули – уйгуры всегда нежно относились к лошадям, почти как к членам семьи, а не просто помощникам. Старик, заметив такую реакцию, усмехнулся.

    Бахар не утерпел и взволнованно задал следующий вопрос: «Можно ли увидеть какое-нибудь упражнение с оружием, практикуемое Вашей школой?». – Какое именно?, - старый мастер лукаво улыбнулся.
    – А можно все виды?
    - Нет, только одно. Выбирайте.

    Бахар растерянно заморгал и задумался. Вогаз решил вмешаться – «Можно посмотреть, как действуют копьем с крюком?». Бахар прищурился и понимающе кивнул.

    Патриарх согласился: «Мы называем его «гоуляньцян». Накануне вашего отъезда вы увидите такое упражнение, называется «Тао». Заслужили! Победа над Таном У Го даёт вам такое право. Вы, воины-уйгуры, – интересны для меня. Моя семья может иметь с вами дела». Мастер Лю Вэй встал, заканчивая беседу, и повел парней в главный двор. Там въезжали повозки…

    Отряд стражников-уйгуров разместили в большой комнате для старших, где были три невысоких ряда коек в три этажа. Бахара, не вместившегося ни в одну из узких кроватей, отправили к раненным в лазарет. Там для него приготовили отдельный топчан.

    Перед приёмом еды в столовой всех бойцов их отряда лекарь ещё раз быстро осмотрел. Вечером он ждал каждого по очереди для назначения лекарств. С улыбкой он заверил гостей, что Матай, имевший самое тяжелое ранение, обязательно выздоровеет. Товарищи успокоились. Появилась возможность выспаться.
    ------------
    дальше будет

Поделиться этой страницей