СМЕРТЬ ТАРАСА. Рассказ.

Тема в разделе 'Литературная Хакасия', создана пользователем Нарбазан, 28 дек 2013.

  1. Нарбазан

    Нарбазан Well-Known Member

    Дата регистрации:
    25 авг 2012
    Сообщения:
    5.020
    Симпатии:
    614
    Баллы:
    113
    -

    Смерть Тараса

    1993 г.

    Рассказ

    Тетушка Парбаш, как всегда, встала очень рано. Раздвинув оконные занавески, она обратила внимание, что у дома, стоящего через дорогу, в котором живет ее племянник Тарас, уже ходят взад-вперед какие-то люди.
    "Никак опять Тарас пьянку устроил», - огорченно подумала старая женщина.


    Еще в шестидесятые годы Парбаш взяла Тараса на воспитание, потому что его мать, ее сестра, запилась, за что муж ее бросил. Тарас неплохо учился в школе, пришло время — отслужил в армии, женился. Старательными были — он и она — его молодая жена. За хорошую работу без очереди купили мотоцикл «Урал», получили талон на приобретение автомобиля. Было крепкое хозяйство. Один за другим родились дети. Жить бы да радоваться. Но... Однажды Тарас пришел навеселе. Жене объяснил, что отметили день рождения бригадира. Анпи —жена Тараса не придала этому значения, муж не пьяница. От этих ста грамм ничего с ним не случится. Но вскоре Тарас опять пришел выпивши. Анпи опять ничего не сказала, даже не спросила причину. И лишь после третьего раза состоялся крупный семейный разговор. Наверное, впервые за всю совместную жизнь они поругались. Но после этого Тарас все чаще стал приходить домой пьяным, устраивать скандалы. Анпи тогда стала уходить из дому вместе с детьми к Парбаш. Тетушка пыталась урезонить Тараса, одумайся, мол, семья у тебя, живете неплохо, все есть. Но для Тараса эти наставления оставались пустым звуком, он продолжал свое, и в конце концов Анпи забрала детей и уехала к родителям.

    Воспоминание Парбаш прервал стук в дверь. Она открыла, и на пороге появился Тарас с улыбкой на широком лице.

    - Эсян, кӧйи, - поприветствовал он тетушку - Как ты рано встаешь! А я эту ночь вообще глаз не сомкнул — гости приехали. Вчера водку брал. Теперь я и мои гости с похмелья, а угостить нечем...

    - Чего это ты издалека начинаешь, о чем так загоревал? У тебя, Тарас, каждый день гости, каждый день праздник. Почему ты на работу не пошел?

    - Отдыхаю сегодня. Со сменщиком Апонькой договорился, он работает за меня. — И Тарас, умильно улыбаясь, мягким голосом попросил: - А сейчас дай на бутылку, с похмелья умираем, у гостей голова раскалывается. Будь милосердна! Опохмелимся, гости уедут, а я сразу на рыбалку...

    - Да пошли к черту все твои гости! - заругалась Парбаш. - Когда кончится эта бесконечная пьянка? Когда не приди, когда ни загляни - все разный сброд в твой дом тащится. Опомнись, Тараска! Еще не было такого человека на этой грешной земле, который бы все спиртное до капельки выпил!.. Нет у меня денег, да и были бы, все равно б не дала!

    У Тараса голова упала на грудь, он как-то обмяк весь, словно опустошенный мешок, и чуть ли не сквозь слезы стал упрашивать плаксивым голосом:

    - Тетушка, сегодня только опохмелюсь и на этом всё,- решительно рубанул он ладонью воздух, как человек, решившийся на что-то очень важное и готовый сию минуту приступить к его исполнению. - Поверь, опохмелюсь и поеду на реку лучить.У скалы Хара-хая видел, как таймень сплавлялся. Если удастся его поймать — продам и верну тебе долг. Очень прошу: дай денег на бутылку, магазин скоро откроется.


    «Что делать? — мучительно думала Парбаш. - Если не дать, Тарас пойдет по деревне, пообещает еще не пойманную рыбу, и найдутся сердобольные старики и старушки, дадут ведь, да может, и не на одну, а после все равно придется долги Тараса возвращать ей».

    - Нате, жрите! — с сердцем бросила деньги Тарасу.

    Тот подхватил, как ошпаренный, зажал деньги в кулаке, как будто кто собирался их у него вырвать, и , даже забыл поблагодарить, кинулся к двери. Но потом, уже за порогом, он, опомнившись, крикнул тетушке:

    - Вот увидишь, Парбаш кӧйи, в последний раз опохмеляюсь, бросать пить буду.

    - Пусть будет так, - без всякой надежды ответила Парбаш. Не впервой клянется Тарас, что пьет в последний раз, говорит ей о каких-то непонятных ей «последних» гастролях. А после этого один-два дня не пьет, и вновь у его дома толкутся то мужчины, то женщины с побитыми лицами. Дом ходуном ходит от этих посетителей. И куда только смотрят сельсовет и участковый! Удивляется Парбаш: До чего при этой власти спился народ! В ее молодости, что греха таить, тоже пили, но в меру, и работали от зари до зари. Трудно жилось пьяницам среди коллектива. И товарищеским судом их судили за пьянку, и лечить куда-то отправляли. А сейчас вон начальник валяющего возле магазина пьяного перешагивает, да еще и ухмыляется. Поди, сам втихую дома глотает — все лицо опухшее, когда бы не встретил. Что дальше будет - один Тегер Шайан знает.

    Пока убиралась по дому, время прошло незаметно. Решила проведать Тараса. Если он сдержал свое слово, то на рыбалку должен уехать, коня и лодки в ограде не будет. И действительно: входные двери дома вместо замка были заткнуты на щепку, и коня в стойле не было видно.

    «Значит, сдержал слово, может, и на самом деле больше пить не будет, - с облегчением подумала Парбаш. — Если так, то завтра же отправлю его к Анпи: пусть едет, семью везет назад. Как дети без отца в наше время расти будут?»

    С этими мыслями возвращалась домой.
    На завалинке сидела Анпи. Поздоровалась с тетушкой, спросила:


    - К Тарасу ходила?

    - Да, к нему...

    - Пьет, наверное, или уже пьяный?

    - Да нет, еще утром на рыбалку уехал... Вроде давненько его пьяным не видела.

    «Да простит мне Тегер Шайан, что говорю этой женщине неправду, - думала Парбаш. — Но что поделаешь, может, и вправду Тарас не будет пить, сойдутся снова, ведь молодые они, еще все можно исправить»

    -А ты, доченька, заходи, чай поставим, за чаем время быстренько пролетит, глядишь, там и Тарас вернется, поговорим тогда, как вам дальше жить. Порознь-то никак нельзя, совсем сопьется мужик. А ведь характер у него добрый, незлобивый. И кто только придумал это зелье?..

    За чаем, за разговорами не заметили, как и вечер наступил. да и, к слову сказать, в таежной местности сумерки быстро наступают, стоит только солнцу закатиться. Тараса все не было, но Парбаш восприняла это спокойно.

    - Лучит, наверное, - пояснила она Анпи, - поздно придет. давай постели раскладывать, да спать ложиться.

    Утром, когда солнце поднялось над горой на два пальца, в дом Парбаш постучались. «Тарас, наверное, с рыбалки приехал», - подумала Парбаш и заспешила открыть двери. Но у порога стоял не Тарас, а его сменщик Апонька.

    - Эсян, Парбаш-кӧйи, - чуть слышно поздоровался и почему-то замолчал.

    - Ты почему в дом не заходишь, через порог здороваешься? — насторожилась Парбаш.

    - Ты, тетушка, покрепче духу наберись и слушай. Одевайся, лошадь Тараса за оградой стоит. В сторону реки поедем.

    Парбаш почувствовала неладное, но расспрашивать не стала, побежала будить Анпи.

    -Анпи, сменщик Тараса... плохую, кажется, весть принес, а что случилось, не говорит. Чует мое старое сердце — не к добру это.

    - А Тарас где?

    - Не знаю, Апонька говорит, к реке поедем.

    До реки доехали быстро. На берегу Парбаш и Анпи увидели сельского участкового и врача. Неподалеку от них стояла лодка, рядом с ней вниз лицом лежал человек: ноги на суше, голова в воде. В лодке виднелись недопитая бутылка водки, несколько печеных картофелин, кусок черствого хлеба.

    Парбаш с Анпи сразу узнали в лежащем человеке Тараса.

    Хотели кинутся к нему, но участковый милиционер остановил, сказал, что сначала надо сфотографировать покойника на месте гибели.

    Расследование установило, что Тарас был пьяным. Выходя из лодки, он упал, ударился головой о подводный камень почти у берега, потерял сознание и захлебнулся.

    Хоронили Тараса теплым солнечным днем. Проводить его собрались почти все жители небольшого села. Говорили, что Тарас хоть и пил, но был хорошим человеком.

    В магазин в этот день вновь завезли водку.
    Последнее редактирование: 28 дек 2013

Поделиться этой страницей